Общество

Желание женщины и Мужчина мечты

Многие наиболее желанные женщинам образы мужчин среди культовых «романтических героев» – были гомосексуалами. Тем не менее, благодаря их игре, возникало ощущение мужественности, от которого у женщин подкашивались коленки... Чем это можно объяснить?

Книга Кэрол Дайхаус «Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины» в 2017 вышла на английском, имела огромный успех. А сейчас вышла и по-русски (в издательстве «Альпина Паблишер»).

Кэрол Дайхаус вспоминает вопрос Зигмунда Фрейда: «Чего хотят женщины?». Фрейд называет это великим вопросом, на который «не было дано ответа и на который я все еще не могу ответить, несмотря на мое тридцатилетнее исследование женской души».

Через 80 лет после смерти Фрейда, ответ на этот вопрос всё ещё не найден. Хотя поднимался он не только в научных работах самых разных академических дисциплин, но и в прекрасном голливудском фильме с Мелом Гибсоном и Хелен Хант.

«Чего хотят женщины»

Вопрос о женских желаниях остается спорным и актуальным. Неужели женские мечты кардинально отличаются от мужских? Что и как сильно влияло на них в ходе истории?

Книга Кэрол Дайхаус сужает вопрос. Она рассматривает только одну его часть: каких мужчин хотят женщины? Что неодолимо влечет женщин?  Книга в первую очередь посвящена истории, однако внимание уделяется и современности.

«Меня интересуют мужчины – реальные и выдуманные, – которые заставляли огромное количество женщин мечтать, будили в них вулканы страстей, превращались в навязчивую идею» — пишет автор. И берется выявить общие схемы появления воздыханий и любовной тоски. И книга превращается в описание истории и феноменологии женского воображения и мужского имидж-позиционирования.

Какие мужчины более желанны?

Казалось бы, что может быть проще… Чем более мужественным является мужчина, тем больше он должен нравиться женщине…

Дирк Богард

История воображаемого мужчины — это история искусства: и массового, и элитарного. Это история создания масок. Кинозвезды и рок-музыканты примеряют на себя и культивируют образы, которые зачастую далеки от их истинного «Я». Многие наиболее желанные женщинам образы мужчин среди культовых «романтических героев» – были гомосексуалами (Монтгомери Клифт, Рок Хадсон, Дирк Богард). Тем не менее, благодаря их игре, возникало ощущение мужественности, от которого у женщин подкашивались коленки… Чем это можно объяснить?

Монтгомери Клифт

Интересно, что, рассматривая историю эволюции образа «желанного мужчины», мы видим, что властителями женских сердец никогда не становились грубые широкоплечие мужчины с волевыми подбородками, которых сегодня принято причислять к альфа-самцам. Но чувствительные личности, меланхоличные эстеты и мужчины c андрогинным шармом появлялись в культурном пейзаже желаний одинаково часто. Лорд Байрон и Рудольф Валентино – очевидные тому примеры.

И есть определенные черты сходства между байрономанией девятнадцатого века и битломанией двадцатого.

Мужланы и пудели

Исторически складывалось так, что любой намек на женоподобие в мужчине, который особо привлекал женщин, тут же натыкался на цензуру со стороны мужчин. Они считались предателями, подкаблучниками и пр. Танцоров вроде Валентино в Северной Америке прошлого столетия жестко критиковали, называли жиголо, альфонсами или распутниками. Британские военные презрительно называли их «Poodle-faker », подразумевая зависимость от женщин, недостаток мужественности и нежелание служить в армии (Согласно определению из Оксфордского словаря английского языка, Poodle-faker – это «мужчина, потворствующий женскому сообществу, особенно с целью профессионального продвижения, дамский угодник»).

Лорд Байрон


Женская революция

Главное событие истории последних двух столетий — это перманентная женская революция. Она огромна. Касается почти всех социальных, политических и экономических областей. И нам её еще трудно осмыслить.

Прогресс, достигнутый в двадцатом веке, сделал молодых женщин более независимыми. Они стали зарабатывать, потреблять и, как следствие, начали выражать свои предпочтения.

Статистика показывает, что долгая, чтобы не сказать — вечная война полов подходит к концу. Впервые нам стало ясно, кто побеждает — женщины.

Еще в середине 19 века в самых просвещенных странах Европы женщины в университетах — это были маргинальные одиночки. А сейчас в Европе и Северной Америке девушек-студенток — 55-56%. Это значит, что женщин будет в два раза больше среди «белых воротничков».

Согласно статистике, они лучше успевают по всем дисциплинам, включая и спорт. Они среднестатистически сильнее даже в математике и других точных науках — традиционных мужских бастионах. В школе на мальчиков приходится три четверти двоек. В колледже — лишь 40% дипломов, в аспирантуре — и того меньше. Женщины во всех развитых странах доминируют в 12 из 15 наиболее востребованных профессий.

Экономика желаний

Поэтому с начала ХХ века подскочили продажи культурной продукции, которая выпускается на женскую аудиторию. Критики высмеивали «романы для продавщиц» и переживали о снижении уровня культуры. По общему мнению снобствующих эстетов, женские журналы и дамские романы — привели к радикальному снижению стандартов качества литературы и журналистики.

Может быть стандарты изящной словесности и падали, но социальные амбиции женщин – в отличие от литературных стандартов – только росли. Это видно хотя бы по этим текстам. История Золушки — стала главной историей ХХ века. Героини романов, а позже и фильмов, даже несмотря на свое скромное происхождение, пленяли магнатов и аристократов.

В 1920–1930-х многие девушки стали ходить в кинотеатры регулярно, по два-три раза в неделю. Пленка дала женщинам возможность наслаждаться новыми яркими образами желанных мужчин, которые развивающийся кинематограф стал предоставлять женщинам. Ворчливые критики жаловались, что фильмы извращают представление девушек об ухаживаниях и здравом смысле. Они говорили, что летящий со станков поток романтической литературы, волнующий женское воображение вереницей романтических образов (шейхи, султаны, иностранные принцы, индустриальные магнаты, кинозвезды, аристократы и летчики) — погружают слабый пол в мир эскапистских фантазий.

«Сын шейха» (англ. The Son of the Sheik) — немая приключенческая драма 1926 года. Последняя картина Рудольфа Валентино.

Эпохи эмансипации

После Второй мировой войны зарплата и карьерные возможности молодых женщин продолжали расти. И одновременно росли новые культурные индустрии. Появились кумиры популярной музыки. Появились средства воспроизведения музыки в домашних условиях, сначала грампластинки, затем магнитные ленты, потом кассеты и диски Телевидение стало бороться с кинематографом за зрителей. Поп-звезды начали вытеснять шейхов и пилотов. Новые кумиры были на аудионосителях, плакатах, футболках. Юные девушки запирались в своих спальнях и до одури слушали записи The Beatles. А сердца их матерей все также принадлежали Марио Ланца.

The Beatles («Битлз»)

Сексуальная революция шестидесятых дала легитимацию женским желаниям секса.

В 1970-х и позже женская независимость все больше крепла, и героини любовных романов становились разнообразнее и интереснее. Уходила жеманность, рос интерес к сексу. Девочки-подростки сметали с прилавков романтические комиксы, в которых неэгоистичное, женственное поведение позволяло в конце концов получить приз в виде настоящей любви.

Потом наступили восьмидесятые, когда СПИД способствовал воцарению стандартов безопасного секса.

Быстро менялись средства массовой информации. Выступления кумиров можно было смотреть снова и снова, стоило только нажать на кнопку.

А потом пришла эра Интернета, женского самовыражения, борьбы с сексуальными домогательствами и пр.

 

Желанные типы

Нельзя точно сказать, что больше влияло на формирование типовых образов желанных мужчин: пристрастия женщин-потребителей, которые формировали культурные индустрии, или продукция кино, телевидения, эстрады, которые формировали вкусы. Вероятно, это был двусторонний процесс. Но точно и то, и другое влияло на стиль поведения, гардероб, пристрастия мальчиков, подростков, юношей, мужчин.

Массовое послевоенное искусство устанавливало иерархию желанных мужских профессий. Например, решительно взлетела на рынке предпочтений профессия врача, которая ценилась и будущими невестами, и их мамашами. Красавчик доктор стал популярным героем кино и телевидения. Замужество с врачом с перспективой стабильного дохода и высокого общественного статуса казалось верной ставкой, позволяло рассчитывать на комфортную жизнь среднего класса.

Феминистская критика

«Сначала вы утопаете в его объятиях, но в итоге тонете в раковине с грязной посудой».

Радикальная феминистская критика образов идеальных мужчин сводится к утверждению, что женская вера в возможность «не таких мужчин», идеальных мужчин — порочна сама по себе.

Феминистки как могли критиковали романтические мечты о встрече с «Единственным», называли их заблуждениями и обманом, а романтическую литературу – аналогом галлюциногена, разрушающего женский мозг. Они говорили, что подобное чтиво — связано с попыткой женщин одурманить самих себя, чтобы следовать установленному мужчинами социальному порядку и скрыть от самих себя связанные с этим укладом несчастья.

Хотя, конечно, затруднительно обсуждать, каким должен быть образ идеального желанного мужчины с наиболее крайними феминистками, утверждающими, что «мужчина нужен женщине как рыбе – велосипед». Но феминизм набирал обороты параллельно с ростом продаж дамских любовных романов. Ибо эти явления взаимосвязаны. И речь скорее должна идти не о феминизме, а о глобальной феминизации мира.

Речь идет о феминизации мира. И это объективная реальность постиндустриального общества. Женщины достигают большего в мире, поскольку мир становится более «женским». Требует больше чисто «женских» черт.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x