Политика

Иерусалим, старый город. Фото: Hadois Parush, Flash-90

Накрывает волной популизма

После того, как дело Эльора Азарии отгремело по всему миру, вопрос распространения видеоматериалов со сценами отношений солдат с оккупированным населением стал нешуточно занимать наших политиков. Ведь с одной стороны, они очень любят повторять лозунг о ЦАХАЛе как самой моральной армии в мире, а с другой, заняты постоянным оправданием тех или иных неприглядных действий солдат по отношению к палестинцам.

Одним из основных признаков того, что наша страна в последние годы охвачена волной идущего сверху дешевого популизма, с помощью которого отнюдь не пытаются решать реальные проблемы, а скорее создают дымовую завесу для их заметания под ковер, является фейковое продвижение законопроектов, призванных удовлетворить вкусы предполагаемой широкой аудитории.

Эти законопроекты принимаются в предварительном чтении, при этом заведомо известно, что в окончательном варианте закона будут сильно сглажены вызывающие возражение юристов пункты, не соответствующие Основным законам страны, составляющим своего рода вариант израильской Конституции. Обычно эти же самые пункты законопроектов вызывают оживленную дискуссию и сопротивление широких кругов общественности.

Так происходит с законом о еврейском характере государства, радикальный, можно даже смело сказать — расистский, вариант которого был принят в предварительном чтении, при этом фоном шло понимание всех сторон того, что спорные его пункты будут изменены в преддверии следующих голосований и окончательного принятия.

Сейчас нечто подобное происходит с весьма позорным, даже можно сказать — показательно позорным законопроектом производства депутата от НДИ Роберта Илатова, призваннным наложить долгое тюремное наказание за распространение фото и видеосъемок солдат ЦАХАЛа, действующих на территориях Иудеи и Самарии. Если этот закон будет принят в варианте Илатова, тому, кто запишет и распространит аудио, фото или видеосъемку солдат ЦАХАЛа  в целях , «подрывающих дух солдат и граждан Израиля» (ну и формулировочка!), грозит наказание до пяти лет лишения свободы. Съемка действий солдат в шпионских целях повлечет за собой наказание до 10 лет лишения свободы.

Параллельно с принятием закона министерской комиссией по законодательству, министерство юстиции и министерство обороны договорилось с Илатовым о том, что в преддверии последующих чтений формулировки пунктов законопроекта претерпят изменения. К слову, Авихай Мандельблит, юридический советник правительства, выступил против продвижения законопроекта по причине того, что он не соответствует принципам израильского законодательства, и поэтому существуют юридически трудности в его принятии. В конечном варианте законе помеха солдатам в несении ими службы будет приравнена к помехе полицейским, находящимся при исполнении, и наказание за это будет до трех лет тюремного наказания. И в тексте закона ничего не будет говориться о наказании за съемку солдат и распространении снимков в Израиле и за границей.

Даже если в итоге так и произойдет, и не будут приняты наказания за съемку солдат и последующее распространение материалов, сам факт выдвижения и продвижения подобного закона очень показателен. Отбросим на секунду в сторону чисто политический вопрос, а именно желание НДИ в очередной раз продемонстрировать свое рвение в защите армии от всяких вредных элементов, типа правозащитных организаций, занозой сидящих в глазах наших ультра-патриотов.

После того, как дело Эльора Азарии отгремело по всему миру, вопрос распространения видеоматериалов со сценами отношений солдат с оккупированным населением стал нешуточно занимать наших политиков. Ведь с одной стороны, они очень любят повторять лозунг о ЦАХАЛе как самой моральной армии в мире, а с другой, заняты постоянным оправданием тех или иных не слишком симпатичных действий солдат по отношению к палестинцам. И вместо того, чтобы максимально снизить трение армии с гражданским палестинским населением, вместо того, чтобы тратить энергию на решение вопроса завершения оккупации, наше руководство занято ретушированием неудобных (и неизбежных) проявлений аморального и не этичного поведения солдат. Каким образом это выглядит со стороны любого непредвзятого жителя других стран, вряд ли волнует наших «запретителей». Зато все понимают, как за границей выглядят сцены из повседневной жизни в зоне трения солдат с палестинцами, к примеру, в Хевроне. Достаточно посетить всего одну страничку на сайте организации «Бецелем» и там увидеть своими глазами, как именно выглядит «общение» солдат с учениками и учителями хевронской школы, находящейся вблизи от дороги, ведущей из Хеврона в Кирьят-Арбу.

В апреле 2012 года подполковник Шалом Айзнер ударил автоматом активиста мирного движения из Дании, который был частью велопробега, организованного правозащитными организациями в долине Иордана. Только из-за того, что весь инцидент был снят на видео, и было отчетливо видно то, что пострадавший велосипедист на оказывал никакого сопротивления солдатам и не проявлял враждебность, Айзнер пошел под дисциплинарный суд, его продвижение по армейской иерархии было остановлено, и два месяца он выполнял общественные работы. Если бы не было этого видеоролика, то и разбирательства никакого бы не было. Получил датчанин по зубам — ну и Бог с ним, сам виноват.

Если углубиться еще дальше в историю, там можно увидеть знаковое «дело о маршруте 300». В 1984 году террористы захватили автобус, ехавший по маршруту Тель-Авив — Ашкелон. После того, как спецподразделения взяли автобус штурмом, два террориста, оставшихся в живых, были позже умерщвлены сотрудниками ШАБАКа. Официально было сообщено то, что все террористы погибли при штурме. Наличие на месте штурма фотокорреспондента газеты «Хадашот» Алекса Левака обеспечило, после нешуточной борьбы с цензурой, опубликование сделанного им снимка, на котором были видно то, что вполне живые террористы находятся в руках работников ШАБАКа. Это дело вскрыло нешуточный ящик Пандоры. ШАБАК испытал большое потрясение, его руководство подверглось юридическому преследованию, которое хотя и закончилось в итоге президентским помилованием, потрясло всю вертикаль организации. ШАБАК стал более контролируемым органами правопорядка, и господствовавшая в нем до этого случая практика сообщения общественности заведомо ложных сведений претерпела ревизию. Споры о том, кто отдал приказ убить террористов без суда и следствия, дошли до самого верха, до тогдашнего премьер-министра Ицхака Шамира. Существуй тогда закон Илатова — столь важнейший для страны и ее контрразведки процесс скорее всего не произошел.

Как это всегда происходит с израильскими правительствами последних лет, политики пытаются не решить проблему, а делают попытки спрятать ее последствия. Вместо того, чтобы лечить болезнь — вся энергия уходит на скрытие симптомов. В этом случае — в самом буквальном смысле. Цензура грубая и совершенно беспардонная. И что самое печальное — в Израиле есть немало людей, верящих в такие методы «решения» проблемы.

Один из признаков того, что закон является совершенно негодным и нелепым — это способы его продвижения.

Ариэль Кахане, новый главный политический корреспондент «Исраэль а-Йом», в воскресенье разродился эксклюзивом, занявшим место главной новости дня на передовице: ЕЭС финансово поддерживает инициативу организации Еш Дин по персональному юридическому преследованию солдат и офицеров ЦАХАЛа, подозреваемых в преступлениях против палестинцев. Этот вывод Кахане сделал из документа европейцев по поводу инициативы, представленного исследовательской организацией правого толка NGO Monitor. При этом он цитирует пункты документа, и на них базирует свою теорию о преследованиях солдат на европейские серебреники. Все это, естественно, является частью информационной поддержки законопроекта Роберта Илатова.

Журналист газеты «Хаарец» Хаим Левинсон покопался в документе по поводу программы, и обнаружил, что Кахане просто неправильно перевел один из содержащихся в нем пунктов, по недостаточному знанию английского, или по злому умыслу, и на основании неправильного перевода смонтировал главную новость дня на передовицу газеты. Левинсон даже прогнал релевантную фразу через Гугл Транслейт, и выяснил, что тот, в отличие от Кахане, правильно переводит глагол to address, по поводу которого Кахане и сделал вывод о персональном преследовании солдат ЦАХАЛа, бездумно переведя его как «дать адрес».

Каков закон, таковы и его лоббисты. Легче всего разбить зеркало, чем задуматься о том, почему рожа крива.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x