Общество

Photo by Hadas Parush/Flash90

Кому мешают отдыхающие на Кинерете? Рыбам?

Для чего потребовалось закрывать пляжи на Кинерете? Кому именно мешают люди, развлекающиеся там? Рыбам? Но в современном Израиле в моде другие концепции. Похоже на то, что все мы должны жить в Вавилонской башне и говорить на одном языке, верить в одного Бога и соблюдать традиции ортодоксального иудаизма, даже если мы мусульмане или католики. Быть секулярными евреями – это вообще скоро объявят вне закона.

Грустно было читать о том, что в этом году пляжи на озере Кинерет будут закрыты в Йом кипур из-за того, что называют «чувствами общественности». Это решение знаменует собой сползание ещё на несколько метров по наклонной плоскости, по которой движется секулярный Израиль – та страна, в которой я выросла, пока её не постигла религиозно-мессианская катастрофа, в которой мы живём после Шестидневной войны. Победа в той войне воспринимается частью израильского общества, как подмигивание еврейского Бога своим верующим, позволяющее им вытворять всё, что душе угодно, очищаясь, время от времени, но и это делать с праведным видом, нередко сопровождающим не самые благовидные поступки. Это ощущение, вначале как бы неуверенное, крепло год от года. Как у людей, видящих безнаказанность и неподсудность ни государственным, ни другим, например, религиозным законам.

В кибуцах, относящихся к организации «Ха-кибуц ха-арци» на протяжении многих лет Йом кипур оставался обычным будним днём во всех отношениях. В этот день кибуцники просыпались утром и, как обычно, отправлялись на работу, обедали в столовой и плавали в бассейне. Единственное, чем этот день отличался от других, было отсутствие передач по радио, но перенести это было относительно не трудно.

Кибуцы, которые предлагали секулярную культурную альтернативу религии, например, кибуцы «Ха-шомер ха-цаир», где составили новый текст пасхальной Агады и проводили прекрасные торжества сбора первых плодов, посмотреть на которые люди съезжались со всей страны, решили игнорировать Судный день календаря. Причина, видимо, была в том, что кибуцники считали себя людьми, призванными исправить этот мир. Для них каждый день был днём подведения итогов, когда испытываешь раскаянье за свои неправильные поступки. Идея определения одного специального дня в году для искупления грехов казалась им, мягко говоря, отвратительной.

Я тоже, родившаяся и выросшая в таком кибуце, понятия не имела о том, что в мире существует Йом кипур. Моё неведение продолжалось до 1968 года, когда мои родители вышли из кибуца и поселились в Иерусалиме. Там уже невозможно было скрывать от меня такие вещи, и мама объяснила мне, что Йом кипур – это такой день, когда не ходят в школу и на работу, а некоторые люди даже отказываются от пищи и отправляются в синагоги. Но в те дни ещё считалось нормальным готовить у себя дома в Йом кипур или слушать музыку.

Надо признаться, что до сих пор Йом кипур вызывает у меня смешанные чувства. С одной стороны, я не ощущаю ничего особенного в этот день. Традиции Йом кипура я воспринимаю, как изобретение людей – ещё в большей степени, чем все прочие религиозные обычаи. Оказываясь в Йом кипур за границей, я всегда испытывала облегчение, видя своими глазами, что это и вправду совершенно обычный день, ничуть не страшный и не грозный. С другой же стороны, в Израиле ущемление прав секулярных граждан в этот день ощущается особенно сильно.

Те, кто в этот день решатся совершить поездку на своём автомобиле, воспринимаются оскорбителями чувств соседей. Нельзя даже у себя дома готовить пищу или слушать музыку. Смертная тишина обрушивается в этот день на еврейский Израиль, и даже те, кто не имеют никакого отношения к религии, «исчезают», придумывают для себя либеральное божество, которое пересматривает страницы бухгалтерской книги и решает, кому погибнуть в воде, кому – в огне, кому – от меча, а кому – от дикого зверя. Как произошло, что Йом кипур получил такой статус? С моей точки зрения, немалую роль в этом сыграла Война Судного дня, которую многие истолковали в своё время, как некий знак или указание Свыше.

С каждым годом Судный день становится более значимым, и закрытие пляжей на озере Кинерет – это ещё один шаг в сторону теократического государства, к которому нас толкают не только ультраортодоксальные раввины, но и всякие такие, кто внешне выглядят по-секулярному, как министр просвещения Нафтали Беннет, чья маленькая ермолка обратно пропорциональна фундаментализму, который он пытается нам всем навязать. Для чего потребовалось закрывать пляжи на Кинерете? Кому именно мешают люди, развлекающиеся там? Рыбам? Но в современном Израиле в моде другие концепции. Похоже на то, что все мы должны жить в Вавилонской башне и говорить на одном языке, верить в одного Бога и соблюдать традиции ортодоксального иудаизма, даже если мы мусульмане или католики. Быть секулярными евреями – это вообще скоро объявят вне закона.

В Израиле, о котором я мечтаю, общественная жизнь будет продолжаться 365 дней в году, все предприятия будут открыты, за исключением тех, чьи владельцы сами захотят их закрыть. Должен работать общественный транспорт. А те, для кого является важным не работать в тот или иной день, должны заранее предупредить об этом своих начальников. В таком Израиле желающие смогут отмечать Йом кипур, но будут уважать и убеждения тех, кто этого не захочет. А пока Йом кипур – страшный и грозный не из-за тех или иных Божественных предписаний, а из-за попыток мессианских ортодоксов навязать израильской общественности свои правила его соблюдения в израильском общественном пространстве.

Оригинал публикации на сайте Гаарец

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x