Арабский мир

Выборы в Лоде. Фото: Yossi Zeliger/FLASH90

Муниципальная революция: 26 шагов вперёд

Женская революция на арабской улице затронула и муниципальные выборы. Баллотировалось 340 женщин, были избраны 26, из которых 4 займут посты мэров. Те, кто не победили в этот раз, обещают взять реванш на следующих выборах.

Итак, выборы позади. 26 женщин из арабского сектора вошли в историю, и займут места в местных советах. Впервые победили женщины из друзского и бедуинского сектора. 4 женщины-арабки в первый раз станут мэрами.  Трудная предвыборная кампания принесла плоды.

Свою поездку по следам недавних выборов я начала короткой беседой с Верой Бабун, возглавлявшей до мая прошлого года муниципалитет Бейт-Лехема. Мне хотелось понять, как произошло так, что в ПА четыре женщины занимают посты мэров городов или местных советов, ещё четыре – заместительницы мэров, тогда, как в Израиле арабские женщины ещё только борются за реальные места в «хамульных» или партийных списках?

Вера считает, что это связано с борьбой против оккупации, в которой важную роль играют палестинские женщины. Кроме того, в ПА, по действующим законам, 30 процентов мест в муниципальных органах власти отводится женщинам. «Политическое влияние палестинских женщин набрало силу после первой «интифады» и Ословских договорённостей, — говорит Вера. – Но нам предстоит ещё долгий путь. В любом случае, палестинские женщины горды тем, что оказывают влияние и их голос услышан. Это и есть настоящая победа».

В Израиле исторически сложилось так, что палестинские женщины оказались вне политической жизни. После Накбы политическое пространство, отведённое для палестинского меньшинства, было ограничено местным самоуправлением, и тон там задавали мужчины. На протяжении 70 лет политическое противостояние в местных советах происходило по правилам, диктуемым племенами, «хамулами» и патриархатом. Роль женщин сводилась к приготовлению горького кофе для старейшин, которые ночи напролёт спорили о том, как управлять «своими» деревнями и сохранить власть над ними.

Женщины поднимают знамя достойного представительства

В последнем десятилетии наметились две новые тенденции. Первая: всё больше молодёжи, женщин и образованных людей разочаровались в провальном руководстве «советов деревенских старейшин». Либеральные веяния несут идеи модернизации, равенства, справедливого распределения, а порой и феминизма. Так возник лозунг достойного или хотя бы какого-нибудь представительства женщин в органах власти, управляющих их городами и деревнями.

Вторая тенденция отражает общеизраильские процессы последнего десятилетия, характеризующиеся неприятием партийной политики и движением в сторону широких многопартийных коалиций из местных сил, ставящих во главу угла интересы отдельной семьи или, в лучшем случае, идею улучшения обслуживания населения,  повышения уровня школьного образования, работы социальных служб, здравоохранения и т. д. Без политики, диктуемой «сверху». Главное – предоставить налогоплательщику то, что ему полагается.

В последние месяцы гражданские и женские организации работали над вовлечением арабских женщин в политическую жизнь, чтобы они осуществляли своё право голоса для борьбы  с клановостью и продвижения на выборах чёткой гендерной повестки дня.

В итоге, на муниципальных выборах баллотировалось 340 арабских женщин, получивших места в местных списках. 12 женщин возглавляли списки, тогда, как 5 лет назад, на прошлых выборах, лишь одна женщина была первым номером. Одна женщина, Виктория Мадладж Захалка баллотировалась на пост мэра деревни Кафр-Кара, после того, как две другие претендентки сняли свои кандидатуры. И это не в первый раз. Ещё в 1975 году Виолет Хури была избрана главой муниципалитета деревни Кафр-Ясиф. Но с тех пор ни одной женщине не удалось добиться такого успеха.

Виктория верила, что у неё есть шанс. «Людям надоело одно и то же неповоротливое руководство, которое говорит много слов, но делает мало дел», — сказала Виктория за несколько дней до выборов. Ей 54 года, она работает в системе просвещения, растит четверых детей. За долгие годы работы в школе она выдвинула немало педагогических и социальных инициатив. Виктория убеждена в важности инвестиций в систему просвещения деревни и создание современной промышленной зоны, которая использовала бы выгодное расположение Кафр-Ясиф в центре страны. На сегодняшний день в этой деревне, граничащей с шоссе номер 6, предпринимательская деятельность ограничивается, в основном, авторемонтными мастерскими и ресторанами.

Виктория сформировала список из 5 женщин и объявила, что пойдёт с ним до конца. Она рассказала, что по отношению к ней не было угроз и насилия, но были предложения высокого поста в обмен на снятие списка из предвыборной гонки. Но она не соглашалась. «Люди меня знают, их доверие я заслужила за десятки лет профессиональной и честной работы», — говорит Виктория. Но революция, наверное, ещё впереди. Виктория получила 139 голосов, 1,3% имеющих право голоса. Во второй тур выборов она не попала. Тем, кто мечтает видеть арабскую женщину в кресле мэра, придётся ещё подождать. Видимо, многие из тех, кто до выборов обещал ей поддержку, решили в последний момент не опускать в урну феминистский бюллетень и отдали свои голоса мужчинам.

Для  партийных списков мы не существуем

Зейнаб Хасан Абу Суэйд – это совсем другая история. Она была на первом месте в списке «Ха-цеирим», баллотировавшимся на выборах в местный совет Кабия, объединяющий три маленькие бедуинские деревни на севере Израиля. В списке были три женщины и один мужчина. Четвёртая претендентка была вычеркнута из списка, так как ей ещё не исполнился 21 год.

Зейнаб, 35 лет, она разведена, растит двоих детей, имеет вторую академическую степень, работает в системе просвещения. Свой список она составила из молодёжи. «Наше общество ещё ментально не готово воспринимать женщин на руководящих постах, поэтому я с самого начала решила обратиться к молодой части избирателей, где у нас был шанс», — говорит она. «Это государство отсеивает меня всеми ситами. Во-первых, я арабка в стране, где большинство евреев. Во-вторых, я бедуинка с севера, не с юга, но не являюсь частью «арабов севера». В-третьих, я женщина в обществе, не видящем меня равноправной. Кроме того, я разведена и воспитываю ребёнка с особыми потребностями. Что ещё можно ко всему этому добавить?»

Зейнаб рассказывает, что она учительница и выступила с инициативой открытия средней школы. «Я была очень рада этому достижению, — говорит она. – И поняла, что школьного образования и аттестата зрелости недостаточно для нашей молодёжи. В деревне нужно воспитывать людей, а не только обладателей табеля с оценками. Я выдвигала общественные и волонтёрские проекты для нашей молодёжи. Группе молодёжи, которую я объединила, было не очень легко. У нас не было помещения, бюджета, и мэр не слишком активно с нами сотрудничал. Мы действовали как бы в подполье. Я поняла, что для продвижения социальной повестки дня необходимо заняться политикой и выдвинула на выборах свою кандидатуру. Без денег и ресурсов, но с активистами, полными энтузиазма. Только так бедуинская молодёжь может поверить в свои силы».

К вам не обращались партии? Они ведь всегда ищут новые звёзды, а вы соответствуете всем критериям.

В ответ Зейнаб смеётся: «Что вам сказать об арабских партиях? С их точки зрения, нас не существует! Мы из Сахнина не в полной мере бедуины, и по отношению к нам существует стигма из-за службы в армии. Мы фактически загнаны в угол. Если бы кто-нибудь открыл для нас дверь, мы согласились бы на сотрудничество. К нам обратились из МЕРЕЦа, а также, вы не поверите, известный в наших местах активист Ликуда. Но и тем, и другим мы ответили «Спасибо, нет».

Для того чтобы пройти в местный совет Зейнаб нужно было получить всего 340 голосов избирателей. Ещё до выборов она объявила, что войдёт в любую коалицию. «У меня нет принципиальных разногласий ни с одним из трёх претендентов, — говорит она. – Главным было, чтобы услышали голос женщин и молодёжи, и начались перемены к лучшему».

Два дня после выборов я пыталась поговорить с Зейнаб, но она исчезла из социальных сетей и не отвечала на телефонные звонки. Я полагала, что она проиграла выборы и не хочет ни с кем разговаривать. Но вскоре получила сообщение, что она прошла в местный совет. Первая женщина из бедуинского сектора в истории Израиля добилась победы!

«Я прошла потому, что голоса солдат и заключённых каким-то образом снизили проходной барьер, и 328 голосов оказалось достаточно. Представьте себе, Ликуд проигрывает выборы год за годом, список мэра не прошёл в городской совет. Напряжение было огромным, но победа наступила. Мои братья до сих пор не верят, что такое может быть возможным!»

Зейнаб объясняет свой успех тем, что её никто не брал в расчёт. «Мы не угрожали ни одному из списков, и все думали, что эти девушки получат 50 голосов и заткнутся». В итоге, Зейнаб стала одним из 9 членов местного совета. За исключением одного человека, все они – новички, так, что перемены не за горами.

«Женщины и девушки выходят на улицы»

В Кабие достигнута победа, но в Рахате предстоит ещё долгая дорога к успеху. Амани Хамадан Аби Зияд, жительница города, активистка женсовета организации «Садра» в Негеве. «Садра» провела кампанию в городских кварталах и в домах жителей, чтобы подвигнуть бедуинских женщин к участию в голосовании. По словам Амани, попытки выдвинуть женщин в существующих списках или выступить отдельным женским списком провалились. На женщин было оказано сильное давление, целью которого было отбить у них охоту заниматься политикой. На территории от «арабского треугольника» и южнее революция потерпела поражение, и победил патриархат. Но Амани не отчаивается. «В следующий раз женщины будут в местном совете, — говорит она с уверенностью. – Если же не в следующий раз, то через 2 каденции. Мы никуда не денемся и продолжим действовать. Нам даже удалось добиться успеха».

-Какого?

«Мы получили письменное обязательство от всех претендентов, кроме «Исламского движения», о назначении советницы по делам женщин – на зарплате и с небольшим бюджетом. Так, что следующую предвыборную кампанию мы начинаем на следующий день после выборов. Кстати, заместитель мэра Рахата сказал в интервью по радио, что его успех был обеспечен массовым участием в голосовании женщин, и он этого не забудет».

Совсем иное впечатление осталось от беседы с д-ром Нохой Бадар из Маара. Ноха – преподаватель педагогики в колледже «Тель-Хай», многолетний активист ХАДАШ на севере, баллотировалась на праймериз этой партии в своей деревне. Она заняла первое место в списке, и ещё до выборов стало известно, что впервые в истории арабская женщина войдёт в руководство этого местного совета.

Ноха поражает оптимизмом и харизматичностью. В своих выступлениях она обращается к мужчинам со словами: «Я, ваша женщина, пришла, чтобы подрезать самые широкие усы в горсовете!»

По словам Нохи, уже во время предвыборной кампании ощущались новые веяния. «Женщины и девушки выходят на улицы, — говорит она. – Когда я провожу кружки в домах, рядом со мной сидят мужчины и женщины. Даже мои политические противники приходят на собрания со своими жёнами, чтобы не выделяться. Пути назад уже нет». И действительно список во главе с Бадар получил 3 мандата в местном совете деревни Маар.

Были и другие победы. В местный совет Лода была избрана Фида Шахада, феминистская активистка с чёткой социальной позицией. В Умм Эль-Фахме во всех списках баллотировалось 15 женщин. В Дальят Эль-Кармель женщины создали свой список. Не пошли на попятную, и женщины деревни Осфие, и Самира Азам станет в местном совете первой женщиной из друзского сектора. От списка ХАДАШ в горсовет Хайфы избрана Шахира Шалави, одна из создательниц первой в Израиле арабской феминистской организации.

Подводя итог, скажем, что не везде женщины добились успеха, но перемены к лучшему налицо. Путь ещё долог, но на муниципальных выборах мы сделали 26 шагов вперёд.

Оригинал на сайте «Мекомит» 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x