Конфликт

Солдаты возле мечети в районе Шхема. Photo by Nasser Ishtayeh/Flash90

Какой язык они понимают?

В первый год премьерства Файяда в ПА Махмуд Аль-Акер в ПА, глава независимой палестинской комиссии по правам человека, говорил о «милитаризации» правительства и заявлял, что «государство беззакония превратилось в государство безопасности, в полицейское государство».

Продолжаем публикацию глав из книги Натана Тралла «Единственный язык, который они понимают». Натан Тралл — американский писатель, журналист и аналитик по Ближнему Востоку. Живет в Иерусалиме.

Начало главы «Наш человек в Палестине».

Продолжение. Когда ХАМАС победил ФАТХ 

Что погубит ФАТХ

В декабре 2009-го, после того как израильские силы в Шхеме, действуя предположительно по сигналу палестинских сил безопасности, убили троих боевиков, подозреваемых в убийстве раввина с Западного Берега, более 20 000 палестинцев посетили их похороны, которые превратились в демонстрацию против сотрудничества сил палестинской безопасности с Израилем. Несколько дней спустя ХАМАСовский телеканал Аль-Акса выпустил мультфильм, в котором хор пел: «Клянемся, что Дейтону не удастся нас терроризировать». Главным персонажем мультфильма был палестинский командир по имени Балул, который целовал ноги израильских солдат, на голове у него был берет с надписью «Дейтон». Он утверждал, что не принадлежит ни к какой фракции, после чего с него падали штаны и оказывалось, что его трусы желтого цвета, то есть цвета ФАТХ.

В день, когда мультфильм был показан по телевизору, Аббас, изображенный в нем в виде марионетки в руках израильских солдат, сказал в интервью: «Мы Израилю не охранники». Юсуф аль-Карадави, телепроповедник из Дохи с аудиторией в несколько десятков миллионов, сказал в своей проповеди на Катарском телевидении: «Если появятся доказательства того, что он (Аббас) подстрекал Израиль напасть на Газу, он должен быть не просто казнен, но забит камнями».

Координатора США по вопросам безопасности между Израилем и властями Палестинской автономии в Иерусалиме генерал-лейтенант Кит Дейтон

Но далеко не только одни исламисты критиковали генерала Дейтона и силы безопасности. В статье «Штази из Иерихона» бывший палестинский правозащитник и непримиримый критик ПА писал: «Я бы предложил генералу Дейтону обучать агентов не только обращению с оружием, пыткам и избиениям… но также тому, как им вести себя со своим собственным народом». Силы национальной безопасности, обученные Дейтоном, не обладали полномочиями арестовывать, но они постоянно проводили совместные операции с другими силами безопасности, обученными USSC, и, согласно палестинским правозащитникам и Human Rights Watch, прибегали к пыткам. В первый год премьерства Файяда Махмуд Аль-Акер, глава независимой палестинской комиссии по правам человека говорил о «милитаризации» правительства и заявлял, что «государство беззакония превратилось в государство безопасности, в полицейское государство».

Обвинения в авторитаризме усиливались. Аббас, чей срок истекал после войны в Газе, правил по президентскому декрету. С июня 2007-го законодательная власть утратила свою силу, а силы безопасности постоянно игнорировали судебные решения. Файяд, несмотря на его стремления к ответственности и прозрачности, постоянно проигрывал в опросах о легитимности ХАМАСовскому премьер-министру из Газы, Исмаилу Хании, а его правительство, по оценкам Global Integrity Index, разделило с Ираком шестое место в списке самых коррумпированных стран мира.

ПА жестко критиковали за многое. Согласно Шавану Джабарину, директору группы наблюдателей за правами человека аль-Хак, пытки стали постоянной практикой. В опросах, проведенных после того, как Файяд стал премьер-министром, жители Западного Берега стабильно демонстрировали меньший уровень безопасности по сравнению с жителями Газы, чья жизнь под руководством ХАМАСа была хуже по большинству параметров. Министерство религии на Западном Берегу давало имамам тексты пятничных проповедей. По данным Эмнести Интернешнл, палестинские журналисты во время войны в Газе подвергались арестам и угрозам. В течение первых трех лет премьерства Файяда Индекс свободы прессы ПА, составляемый организацией Репортеры без границ, дважды оказывался самым низким из всех арабских правительств. В 2010 Фридом Хаус оценил ПА с точки зрения политических прав и гражданских свобод как «несвободную».

Файяд пытался повысить свою популярность среди палестинцев, принимая участие в актах «ненасильственного сопротивления» — демонстрациях против израильского разделительного барьера и сожжениях продукции израильских поселенцев. Но с точки зрения Сэма Бахура, палестинского предпринимателя и правозащитника, решение правительства «частично разделить» всесторонний бойкот было всего лишь «завесой» для прикрытия «полицейского государства, главными целями которого являются сдерживание ХАМАСА и критики правительства». 25 августа 2010 левые и независимые политические партии устроили ралли против прямых переговоров с Израилем, которое было жестко подавлено палестинскими силами безопасности.

Ранее в том же году, когда ПА готовилась к муниципальным выборам, ХАМАС объявил о намерении их бойкотировать из-за политических репрессий. Халиль Шикаки, самый известный палестинский социолог, говорил мне, что целью выборов было «дальнейшее ослабление ХАМАСа и укрепление легитимности правительства». Когда ФАТХу не удалось сформировать списки кандидатов, выборы были отменены, причем администрация ПА отрицала, что причиной отмены был страх проигрыша. Но Шауан Джабарин говорил мне, что в это трудно поверить: «В мае и в июне мы слышали о десятках и сотнях случаев, когда сторонники ХАМАСа были допрошены силами безопасности о муниципальных выборах. Их спрашивали, собираются ли они баллотироваться, собираются ли они голосовать, и за кого». В своем офисе в Рамалле Шикаки говорил, что люди в Газе меньше опасаются отвечать на опросы по поводу их политических взглядов: «Мы располагаем более точной информацией по поводу голосований в Газе, чем здесь»

В отчете за 2010 год полковник Дермер из USSC писал: «В то время, как израильские и американские власти близоруко видят в успехах ПА победу над террором, многие палестинцы видят в них защиту нового режима». Он писал, что проблема состоит в «неопределенности природы миссии USSC и ее конечных целей. Является ли этой целью победа над ХАМАСовскими милициями? Или месть за потерю Газы? Поддержание порядка ради интересов Израиля? Или цель – заложить основы систем безопасности свободного и независимого демократического палестинского государства?» Ганди Амин, директор Независимой Комиссии по Правам Человека (ICHR), сказал мне: «Я не возлагаю надежд на план Файяда. Я смотрю вокруг и вижу лишь усиление агентств безопасности».

В 2011 перед генерал-лейтенант Майкл Мюллер, сменивший Дейтона на его посту, поставил самую сложную задачу за все время существования USSC. Приближался дедлайн для завершения плана Файяда и окончание израильско-палестинских переговоров, поэтому USSC должна была достичь двух противоречащих друг другу целей: создание палестинских сил, которые обеспечивали бы безопасность Израиля, и в то же самое время уменьшить впечатление, что США поддерживают то, что многие жители Западного Берега, например, независимый политик Мустафа Баргути, описывают как «двойную оккупацию».

Перевод Анны Кац

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x