Общество

Свечи у памятника на Площади Рабина. Photo by Tomer Neuberg/FLASH90

Куда делась "молодежь свечей"

"Молодежи свечей", то есть тем, кто зажигал свечи на Площади Рабина после убийства, сейчас около 40. Самый лучший возраст для того, чтобы делать политическую карьеру. Только вот где они? В политике почти нет сороколетних. В основном "рулит" старшее поколение.

Я чуть старше, чем поколение «молодежи свечей». Когда Игаль Амир убил Рабина, я была уже замужем, ждала ребенка. Думаю, люди, которые уже были взрослыми, восприняли это событие, полностью переменившее израильскую реальность, не так, как подростки: для нас это было серьезной трагедией, историческим событием, но «законы мира» нарушены не были. Мы понимали, что политические убийства случаются: Ганди, Линкольн, Кеннеди. Это трагичный инцидент, политический кризис. Но не конец демократии.

Школьники воспринимали это иначе. «Молодежь свечей», так назвали тогда этих мальчиков и девочек, которые обливались слезами, зажигая свечи на площади, и пели «Плакать по тебе» Авива Гефена. Психологи говорят, когда человек не в состоянии осмыслить происходящее, как-то рационализировать боль или страх, так как ему не хватает жизненного опыта и зрелости — это и создает травму. Поколение «молодежи свечей», судя по всему, действительно получило травму.

Когда я разговариваю с людьми чуть младше меня, особенно коренными израильтянами, я часто замечаю, насколько отличается их восприятие политики, демократической игры. За редким исключением, сама мысль о том, чтобы пойти в политику, баллотироваться в Кнессет, вызывает у них если не ужас, то равнодушное удивление. Эта сфера полностью исключена. Многие интересуются общественно-социальной сферой, являются активистами в различных НКО, высказывают свое мнение свободно на любых доступных платформах — но ни за что не согласятся приблизиться к какой-либо из партий на расстояние менее 100 метров. Ведь самая распространенная реакция на травму — это просто избегать того, что пугает или неприятно, всеми путями и способами. Исключение составляют те, кто учился в религиозных и харедимных школах, или вырос за границей — для них убийство Рабина было чем-то далеким. Травма обошла их стороной.

Мне кажется что именно поэтому явление, которое существует во всех странах — молодые активные 40-летние или даже 30-летние политики, яркие, абмиционзные — в Израиле практически не представлено. Похожее явление было в США после убийства Кеннеди — поколение юношей и девушек, выросшее в начале 60-х, отрицало политическую систему, не хотело иметь с ней ничего общего и боролось за свои цели извне, с помощью демонстраций и гражданских протестов. Где наши Александрия Окасио-Кортес, Джастин Трудо? Нашим лидерам, в большинстве своем, за 60, если не за 70… Есть и исключения, однако их совсем немного.

Что ж, придется подождать, пока вырастут те, кто родился уже после убийства Рабина. Им сейчас чуть больше 20, они очень практичное и достаточно конформное поколение для того, чтобы войти «в систему». Думаю, лет через 10 стоит ожидать появления юной, активной и амбициозной политической «поросли».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x