Конфликт

Восточный Иерусалим. Фото: dario Sanchez, Flash-90

За что воюем, братья?

Когда будет создано палестинское государство, его ответственность будет резко отличаться от ответственности разрозненного и не объединённого населения, в особенности на оккупированных территориях. Не вызывает сомнений, что ответ и реакция на агрессивность такого государства будет со стороны Израиля совершенно другой по силе и по возможностям. Не придётся увещевать, пугать и ублажать врага, так, как например, происходит сейчас с ХАМАСом.

У израильтян принято считать, что перманентный военный конфликт еврейского государства с палестинцами вызван необходимостью безопасности нашей страны. Однако факты подтверждают, что в особенности в последнее десятилетие военное противостояние в большей степени обусловлено другими причинами. Фактор безопасности превратился в удобный миф и стереотип. Многим гражданам правая пропаганда заморочила голову, а некоторые занимаются самообманом, не хотят признавать реальное положение вещей, так проще. Уже давно Израиль не воюет за своё существование и тем более за выживание. Воюем главным образом за реализацию националистической стратегии правых партий, а также национально-религиозной идеологии поселенцев по овладению мифологической так называемой большой Палестины («Эрец-Исраэль шлема») с молчаливого, стыдливо скрываемого, согласия с этим большинства еврейского населения.

То есть люди гибнут и неизвестно сколько ещё погибнет с обеих сторон за территорию, за ЗЕМЛЮ, за неё «родимую». Хотел бы расставить точки над «и» в таком затуманенном и судьбоносном вопросе, чтобы мы ясно осознавали истинные причины войны. Полагается, что чем больше территория, тем лучше. В начале 20-го века в России ходило поверье — будто бы мать Николая Второго сказала ему: «Люди родят, а Земля не родит». Поэтому Николай принял участие в Первой мировой войне. Это было оправданием для некоторых в необходимости имперской и милитаристской политики. Похоже, что подобные рассуждения остаются актуальными для россиян и теперь. Россияне говорят, что воюют за свою самобытность, независимость и конечно за безопасность, в том числе сейчас в Украине и Сирии, но ни в коем случае не за территории. Размеры России и Израиля несоизмеримы, сущность конфликта не сопоставима. Но причины политической стратегии России и стратегии, проводимой правыми партиями в Израиле, имеют определённую схожесть. Крайний национализм, к которому всё больше склоняется наше государство, все тот же.

Первые сионисты хотели, чтобы у евреев был собственный дом, свой клочок земли, своё маленькое государство. Когда еврейский ишув объявил о создании государства Израиль, никто даже не мог мечтать, каким оно станет через 70 лет. Мощная экономическая и военная региональная держава с существенно увеличенной территорией. Основатель и идеолог движения сионистов-ревизионистов Жаботинский был реалистом и думал о создании «Железной стены», как о первостепенной задаче. Его мысли сбылись, стена построена. Дальше Жаботинский обозначил следующую не менее важную задачу — евреи смогут заключить мир с соседями. Он писал: «Каждый народ борется против колонизаторов, пока есть хоть искра надежды избавиться от колонизационной опасности. Так поступают и так будут поступать и палестинские арабы, пока есть хоть искра надежды», «верю и надеюсь, что тогда, мы сумеем дать им такие гарантии, которые их успокоят, и оба народа смогут жить бок о бок мирно и прилично».

Основатели сионизма уверовали, что евреи действительно особенные. Лидеры того сионизма были образованными европейскими людьми. Они предполагали, что большинство еврейского народа похожи на них. Оказалось, что они, по всей видимости, ошибались, плохо знали евреев, не представляли себе большинство. Предполагалось, что и еврейский национализм будет особенным, цивилизованным, гуманным и разумным. Однако, как сказано выше, сионизм превращается в нынешнем Израиле в обыкновенный ультранационализм, который не очень отличается от того, чем он является в остальных националистических странах. Многие евреи  хотят воевать за территорию и гибнуть ради расширения земли. В разрешении конфликтов отдают предпочтение силе и войне.

Если бы не желание увеличить территории, шанс заключения мирного соглашения с палестинцами и улучшения отношений со всем мусульманским миром был бы существенно больше. Учитывая огромное превалирование Израиля над палестинцами, они согласились бы на создание своего государства на основе границ 1967 года. Все остальные проблемы были бы разрешить легче. Однако, теперь уже большинство еврейского населения Израиля против создания палестинского государства. На выборах они не требуют заключения мирного соглашения. Повторяют избитое «палестинцы хотят одного — сбросить нас в море». Но каждый здравомыслящий человек, в том числе руководство палестинцев, отдает себе отчёт, что победить Израиль в военном противостоянии абсолютно не реально. Поэтому палестинцы согласны признать Израиль и подписать настоящий полноценный мирный договор. Такой является, по-моему, оценка и характеристика политического момента палестино-израильского конфликта на современном этапе.

Повторюсь, израильтяне прячутся за заклинание «безопасность». Как будто сохранение нынешнего статус-кво и противодействие созданию палестинского государства сулит бесконфликтность, безопасность и светлое будущее? Не обязательно создание палестинского государства должно быть немедленным. Это может быть поэтапный процесс. Но необходимо дать палестинцам надежду продвигаться в направлении создания их государства. Необходимо чтобы Израиль помогал, способствовал созданию условий для этого, а тем более не препятствовал. Только тогда может реально улучшиться отношение палестинского населения к израильтянам и измениться общая ситуация.

Напомню, что в Иордании тоже 55% населения палестинцы и 95% арабы, и они нас тоже «очень любят», но многие годы все тихо, и нет с ними войны. Когда будет создано палестинское государство, его интересы и ответственность будут резко отличаться от разрозненного и не объединённого населения, в особенности на оккупированных территориях. Не вызывает сомнений, что ответ и реакция на агрессивность такого государства будет со стороны Израиля совершенно другой по силе и по возможностям. Не придётся увещевать, пугать и ублажать врага, так, как например, происходит сейчас с ХАМАСом.

Плата за увеличение земли слишком большая: гибель людей, отсутствие безопасности, постоянная угроза большой войны, низкий уровень жизни, нехватка средств на социальные нужды, в том числе на медицину и образование, упадок морали и нравственности в обществе, отход от основ иудаизма и принципов западной демократии, усиление роли религии, ещё большее погружение в крайний национализм со всеми вытекающими последствиями — закрытость, сильная вертикаль власти, ложь, коррупция, бегство молодёжи из страны, плохое мнение об Израиле за рубежом, неопределённое и мрачное будущее. То есть большинство проблем и недостатков нынешнего государства Израиль – моральных, социальных, экономических – очень усугубляются националистической идеологией правящей правой коалиции и продолжением конфликта с палестинцами. Это как постоянная кровоточащая рана, внутренняя губительная болезнь, сковывающая и постепенно уничтожающая всё позитивное в нашем государстве и обществе. Никто не гарантирует безоблачное будущее после заключения соглашения с палестинцами. Но мир дает шанс на улучшения -и безопасности, и общего состояния страны. Плюсов явно больше.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x