Общество

Аркадий Бабченко на пресс-конференции. Фото: кадр видео

Кровь – не вода. Хотя кто знает?

С миром в последнее время явно что-то не так. Грани стираются с какой-то ужасающей скоростью. Между добром и злом, правдой и ложью, жизнью и смертью. Пожелать смерти и убить - довольно просто. От слова до дела путь так стремительно сокращается. И еще, оказывается, это просто -  сделать вид, что убили. Мы живем в эпоху фейк-ньюс. Мы скоро не отличим не только правды от лжи , но и жизни от смерти. А между тем людей убивают, и течет кровь – не поддельная красная водичка, а настоящая, живая.

За два дня в нашей «внешней» жизни происходило много событий. Но все затмили два из них. Сначала я собиралась писать нечто вроде некролога. В Киеве было совершено убийство. Личность Аркадия Бабченко, оппозиционного российского журналиста не всем известна в Израиле, зато в России его знают хорошо. Он прошел две чеченские войны. Работал военным корреспондентом в российских изданиях, потом вел свой независимый блог в стиле гонзо-журналистики, а платили ему читатели напрямую на счет. Он был непримиримым борцом с путинским режимом. В 2017 году вынужден был покинуть Россию в связи с угрозами. Поселился в Киеве. Личность неоднозначная, его блог отличается бескомпромиссностью на грани фола, жестокостью к  тем, кто на другой стороне баррикад. Иногда хамством.  И честностью — как он ее понимал.

Он не только мне казался и кажется человеком странным и  безбашенным, что ли…. Израильская журналистка Лиза Розовская пишет : «Он казался человеком слишком фанатичным или, проще говоря, упертым. Например, вышел у нас спор по поводу ношения оружия. Он был ярым сторонником того, чтобы простые граждане могли вооружаться. Я спросила, мол, а правильно ли это, учитывая уровень агрессии в России и пр. Он ответил: «Мне плевать на Россию, на российский уровень агрессии и на их отношения в обществе. Когда я жил в России, меня интересовало только одно: когда  боишься выйти из дома, я хочу, чтобы у меня в кармане был глок 17-й, остальное меня вообще не интересует. Лучше, чтобы у меня была возможность носить еще автомат Калашникова».

В этих словах есть намек на то, что случилось с ним в Киеве. У него оказалось с собой «оружие». Что-то получше калаша.

Тем не менее, известие о его «убийстве» потрясло всех. И меня в том числе. Мы познакомились с Аркадием случайно в Тель-Авиве, мельком, пожали руки. Потом он уехал в Киев. Я его уважала, понимая его «ударенность» войной. Уважала, но злилась, читая его посты, и даже спорила, и даже «получила» один раз. Это не мой человек. Но Человек. Свободный. Независимый. Журналист. И мы были потрясены, узнав о жестоком убийстве.

И тут случилось второе событие.

Убийство оказалось убийством с разоблачением — спецоперацией украинской СБУ. Уже все написано и сказано. Что со слов СБУ, была информация о готовящихся терактах и покушении. Их удалось вычислить и предотвратить. И Аркадий – живой, и слава Богу здоровый сыграл свою роль и рапортует о победе – выявлен организатор, все хорошо.

Я радуюсь, что он живой. Но не знаю, как относиться к этой истории. И вот почему.

С миром в последнее время явно что-то не так. Грани стираются с какой-то ужасающей скоростью. Между добром и злом, правдой и ложью, жизнью и смертью. Это теперь в общем-то просто — убить. От слова до дела путь  стремительно сокращается.

И оказывается – можно еще просто сделать вид, что убили. И все поверят. Мы живем в эпоху фейк-ньюс. Страны ведут информационные войны. Мы скоро не отличим не только правды от лжи , но и жизни от смерти. А между тем людей убивают, и течет кровь – не поддельная красная водичка, а настоящая, живая.

Их не вернешь – Немцова, Политковскую, Шеремета… да список большой. Вы сами знаете. А у меня свой личный мартиролог. Трое журналистов, с которыми я была знакома и работала в России – были убиты. По-настоящему. Один в Чечне, другие — от рук преступников в Петербурге. Но вот эта ложная смерть ставит как бы все под сомнение. Боинг- не боинг, отравление-не отравление. А может быть все это игры спецслужб? А может быть, все  живы?

Нет. Я не хочу, чтобы меня обманывали.  Потому что помню про мальчика, который кричал «Волки! Волки!» —  а потом говорил, что пошутил. Волки пришли, никто не поверил.

И да, я хочу, чтобы покушения были раскрыты. Но только мне кажется , что это несколько странные методы? И отдает Голливудом?

А в это время Кирилл Серебренников сидит, а Олег Сенцов голодает всерьез . И подростки выходят на пикеты и митинги, и их тащат в участки и тюрьмы. Это я пока про Россию. Пока.

А Аркадию Бабченко – до 120!  С новым Днем рождения! Ничего, что мы плакали. Настоящими слезами…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x