Политика

Нетаниягу и впредь намерен распределять министерские кресла, положенные Ликуду, по принципу личной верности и «непримиримости к врагам вождя». Регев, Ярив Левин и Давид Битан. Photo by Yonatan Sindel/Flash90

Утром верность, вечером кресла

Сегодня смешно считать Ликуд идеологической партией. Недаром она даже на выборы не выдвинула никакой идеологической программы. Увы, год за годом Ликуд, что называется, мельчал. Не хочется приводить расхожий малоприличный анекдот про сексуальную жизнь карликов, но впрямь в своей эволюции Ликуд дошел «до мышей».

Я никогда не был поклонником Ликуда, и уж точно никогда не стал бы за него голосовать. Но в первые годы моего пребывания в Израиле относился к «элите» этой партии с уважением. Все-таки они были либералами, хотя и правого толка. Среди них были подлинные интеллектуалы, каковым был и их кумир – Владимир Жаботинский, чей портрет по сей день украшает официальные кабинеты этой партии. Судите сами: Моше Аренс, Узи Ландау, Дан Меридор, Реувен Ривлин, Бени Бегин, Дов Шилянский. Наверняка, многих подзабыл и пропустил. Ах, да, к этому перечню вполне можно отнести и тогдашнего Биньямина Нетаниягу, и, с некоторой натяжкой, циничного прагматика Ицхака Шамира. Всё это были, что называется, личности. И хотя я не разделял их взгляды, но вспоминаю, с каким интересом я слушал на одном из «домашних кружков» ученого, профессора Техниона, дипломата Моше Аренса. В последние годы его жизни я с интересом читал его статьи в газете «Аарец». Это был, что называется,  «человек с идеологией».

Увы, год за годом Ликуд, что называется, мельчал. Не хочется приводить расхожий малоприличный анекдот про сексуальную жизнь карликов, но впрямь в своей эволюции Ликуд дошел «до мышей». Правда, справедливость требует отметить, что процесс «мельчания» коснулся практически всех партий – и левых, и правых, и политической жизни в целом. Уже не раз отмечалось, что каждый последующий состав Кнессета интеллектуально беднее предыдущего. Но когда вместо Шимона Переса во главе Аводы становятся Амир Перец или Ави Габай, это не так заметно для страны, все-таки Авода в оппозиции. А вот когда политическую жизнь в стране начинают определять люди сегодняшнего Ликуда – правящей партии и ее соратников по коалиции – это, мягко говоря,  огорчает…

Сегодня смешно считать Ликуд идеологической партией. Недаром она даже на выборы не выдвинула никакой идеологической программы, кроме одного лозунга, который вряд ли может считаться идеологическим: «Рак Биби» — «Только Биби».

На днях «особа, приближенная к импера…» тьфу, «к главе правительства и его семье», постоянный «адвокат» семейства на телеэкране Бени Ципер (сладкоречивый и в неизменном галстуке-бабочке)  в раже обеления главы правительства выдал, очевидно, из собственного подсознания в прямой эфир: «Без Биньямина Нетаниягу все правые – большая куча мусора». И хотя он назавтра поспешил отречься от этой максимы, но слово, как известно, не воробей. Я не хочу говорить, согласен ли я с этой формулировкой, поэтому прибегу к формуле: «ата амарта (ты сказал)».

Сегодня лицом Ликуда являются, увы, не Гидеон Саар, Гилад Эрдан, Юлий Эдельштейн или Цахи Анегби. При упоминании Ликуда перед глазами сразу встают Давид Битан, Мири Регев, Дуди Амсалем, отец и сын Хазаны, Нава Бокер и некоторые другие. Это именно те люди, которые, не щадя своей репутации, перемещались из одной телестудии в другую,  отстаивая единственный тезис «Руки прочь от Нетаниягу». Ну и вносили на рассмотрения кнессета самые одиозные «псевдоидеологические» законы. Порой их верноподданнический раж был вынужден осаживать даже сам Нетаниягу.

Нехорошо, когда лидеры партии меняются как перчатки. Извините за банальную метафору – сейчас перчатки меняют разве что медсестры. Так это происходит в Аводе. Но не менее опасно, когда лидеры партии не меняются десятилетия. Я в данном случае не говорю о «личных» партиях, как «Кулану» — Кахлона, НДИ – Либермана, или «Еш атид» — Лапида. Ликуд, увы, в последние годы тоже  превратился в личную партию  Биньямина Нетаниягу. И, поскольку правительство формирует он, то он и назначает министров не по принципу компетентности (об этом уже никто и не мечтает), и даже не по принципу популярности в партии (в соответствии с итогами праймериз), а  по единственному принципу – личной верности и почти собачьей преданности ему.

В последние дни в СМИ обсуждается вопрос, какие назначения и перестановки в правительстве сделает Нетаниягу в связи с увольнением ряда министров. Вот он уже назначил на пост министра юстиции (пусть временно) Амира Охану. Явно не из числа самых ярких ликудников. В предвыборном списке Ликуда он занимал лишь 20 место. Зато на этом посту в короткое отведенное ему время он предпримет все, что в его силах, чтобы как-то повлиять на ход уголовных дел Нетаниягу. Гилад Эрдан, находясь на посту министра внутренней безопасности, несколько раз принципиально заявлял, что он не будет вмешивается в полицейские расследования. Да и рассматривается он многими политическими обозревателями в качестве политика, который с нетерпением ждет, когда «Акела (Нетаниягу) промахнется». И вот Нетаниягу по классической общемировой схеме борьбы с опасными конкурентами, собирается отправить его в почетную ссылку: постоянным представителем Израиля в ООН. Дважды Эрдан отказывался от этой «чести», но теперь, не исключаю, ему сделали предложение, «от которого нельзя отказаться».

На этот пост Нетаниягу наметил неистовую Миру Регев. Эта ярая защитница семейства Нетаниягу, клявшаяся в верности ему в выражениях, достойных Северной Кореи, уже показала себя «комиссаром» на посту министра культуры и спорта. Если ее назначат на пост министра внутренней безопасности, я полиции не завидую.  Среди новых кандидатов Нетаниягу на посты министров — и «сладкая парочка» лидеров фракции Ликуда, двух Давидов  — Амсалема и Битана. Вроде бы, тоже не из первых рядов ликудовского списка. У них соответственно 18 и 25 места в списке.  Это они в законодательной деятельности Ликуда в кнессете сделали основополагающим принцип «если нельзя, но очень хочется, то можно». Это они продвигали так называемый «французский закон», который должен был обеспечить иммунитет главе правительства. Это Амсалем провозгласил, что политикам можно принимать  ценные подарки (читай – взятки), так как это является вековой традицией Востока, а мы – восточная страна. Так что, «дело о сигарах и шампанском», за номером 1000, и не дело вовсе.

Что касается  Битана, то полиция уже рекомендовала предъявить ему обвинение в коррупции, но формально до этого предъявления он может быть министром. Я не знаю чего. Вполне может быть, что министром связи, которому подведомственны СМИ. Нынешний министр Аюб Кара, назначенный на этот пост в качестве подставного лица самого Биби, оказался в списке Ликуда лишь на 44 месте и в кнессет не попал. Теперь ему прочат дипломатическую карьеру. А Битан или Амсалем, несмотря на свой удручающий культурный уровень, вполне могут заменить Кару на этом посту и направлять общественную телерадиокорпорацию  «Кан» в единственно «правильном» направлении. Нетаниягу и впредь намерен распределять министерские кресла, положенные Ликуду, по принципу личной верности и «непримиримости к врагам вождя».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x