Общество

На похоронах члена эфиопской общины, 19-летнего Соломона Така, погибшего от рук полицейского. Photo by Meir Vaknin/Flash90

Кровавая нить полицейского произвола

Джофар Фарах, Иегуда Биадга, Янки Розенберг, Якуб Абу Аль-Киян, Йосеф Саламаса, а теперь и участники "трансовой демонстрации", раненые в ходе демонстрации на исходе минувшей субботы, и, конечно, Соломон Така – все они стали жертвами грубого насилия со стороны полицейских. Если мы определим связь между всеми этими случаями, у нас появится шанс избежать в будущем "профилированной реакции" полиции. Обвинение жертв никуда не ведет. Каждая община и социальная группа пребывает в уверенности, что полицейское насилие, направленное на неё – преступно, а на других оправданно - но в итоге страдают все.

Если вы обратитесь с вопросом к Джофару Фараху, он скажет вам, что совершенно не удивлен. Насилие, которое применяли полицейские против участников демонстрации в субботу на площади Рабина, вызванное якобы насильственными действиями со стороны демонстрантов, или произошедшее с Соломоном Така – это именно то самое чрезмерное насилие, о котором говорится в редком и весьма жёстком обвинительном заключении, предъявленном на прошлой неделе полицейскому Лиору Хатаму, сломавшему ногу демонстранту в Хайфе более года назад. Это редкое в своём роде обвинительное заключение, потому, что МАХАШ (отдел Минюста по расследованию преступлений полиции) в большинстве случаев старается замолчать или замести под ковёр подобные случаи. В судебных инстанциях, как правило, предпочитают верить словам полицейских, а не простых граждан.

Однако случай полицейского Лиора Хатама, который избил той ночью ещё семерых задержанных в камере предварительного заключения, оказался, видимо, слишком вопиющим. Возможно, причина не только в том, что он избивал людей, закованных в наручники, но и в международном скандале, возникшем, когда выяснилось, что одна из жертв полицейского – известная фигура среди израильских арабов. С точки зрения Фараха, частное в данном случае свидетельствует об общем. «Этот полицейский – не исключение из правила, не гнилое яблоко – а вполне аутентичный представитель гнилой системы», — написал Фарах в статье, опубликованной в «Ха-маком ахи-хам» на прошлой неделе. Он убеждён, что и обвинительное заключение, предъявленное после года категорических отрицаний со стороны полиции, тоже служит цели замалчивания, когда представилась возможность открыть людям правду.

«После того, как я был ранен, я встречался со многими людьми – арабами и евреями – с которыми прежде не был знаком. От многих из них я услышал очень похожие рассказы о полицейском насилии.  Моральный и физический ущерб, причинённый мне, моей семье и моим друзьям – это верхушка айсберга культуры лжи и насилия, пустившей глубокие корни в израильской полиции, — добавляет Фарах. – Было бы правильно, если бы все честные граждане восстали и потребовали расследования всего того, что творится в полицейских участках».

Одна прямая линия связывает полицейских, скопом избивших до крови на глазах толпы религиозного подростка, страдающего аутизмом, Янки Розенберга две недели назад, и полицейского, застрелившего из пистолета умственно отсталого Иегуду Биадгу в Бат-Яме. Та же самая линия связывает полицейского Лиора Хатама, раздробившего в полицейском участке ногу задержанному Джафару Фараху год назад, с полицейскими, расстрелявшими медленно ехавший автомобиль Абу Аль Кияна и не вызвавшие медицинскую помощь до тех пор, пока тот не скончался.  И та же самая линия связывает полицейских, ломавших руки на демонстрациях социального протеста в Тель-Авиве летом 2011 года, с полицейскими, стрелявшими шумовыми гранатами по участникам акции протеста эфиопской общины на площади Рабина. Одной цепочкой связаны полицейские, применившие водомёты и тащившие людей по асфальту, как мешки с соломой при разгоне еврейских религиозных демонстраций в Иерусалиме, и начальниками мелких полицейских участков, решивших в этом году отменить музыкальный фестиваль, причинив этим не только напрасные огорчения ни в чём не повинным людям, но и нанеся материальный ущерб в сотни тысяч шекелей.

Если мы увидим эту чёткую соединительную черту, перечёркивающую карту Израиля и населяющие страну общины вдоль и поперёк, мы сможем преодолеть естественное стремление оправдать органы правопорядка и отогнать мысль о том, что вина лежит на жертвах полицейского произвола – простых гражданах и демонстрантах. Все понимают, что демонстрация – это такое мероприятие, где кипят страсти. Не секрет, что опытнее демонстранты умеют создавать провокации и выводить полицейских из себя. Но непропорциональное применение насилия, которое констатировал МАХАШ в случае полицейского Лиора Хатама или рассказанная газетой «Гаарец» полная история гибели Абу Аль Кияна – это нечто совершенно иное. С израильской полицией возникла серьёзная проблема, но она отказывается её признать и продолжает обвинять граждан в «нарушении общественного порядка» и «нападении на полицейских».

Практически все совершенно равнодушны к беспредельному насилию полиции по отношению к представителям ультраортодоксальной общины.
Photo by Ahmed Salim/Flash 90

Только если мы сможем понять глубинную связь между всеми этими эпизодами, мы сможем своими силами предотвратить  «профилированную реакции» полиции, другими словами – порочную практику отношения к «угрозе», исходящей от граждан, основанную на их принадлежности к той или иной социальной группе – расовой, этнической, национальной, религиозной и пр., без какого бы то ни было конкретного подтверждения существования этой «угрозы». Каждая община и социальная группа пребывает в уверенности, что полицейское насилие, направленное на неё – преступно, а на других оправданно. Так, правые склонны оправдывать силовой разгон левых демонстраций (и, соответственно, наоборот), евреи склонны думать, что избиваемый полицейскими араб – «скорее всего»  террорист, а избиваемый чернокожий подросток – вор, пойманный на горячем. Буржуазная прослойка считают, что запрет фестиваля музыки в стиле транс — это не произвол, а спасение общества от наркотиков. И практически все совершенно равнодушны к беспредельному насилию полиции по отношению к представителям ультраортодоксальной общины – возможно, самой беззащитной жертве самого жестокого подавления. Причина в том, что, помимо цвета кожи и акцента (которые человек не может изменить) и политических взглядов (которые не имеют внешнего выражения), у ультраортодоксов есть очевидное для всех внешнее отличие, воспринимаемое, как вызов всем остальным.

Распространённое в обществе мнение, что все полицейские тупые и необузданные – далеко от истины. На самом деле, полицейские действуют в рамках инструкций и директив, спускаемых сверху – как формальных, так и негласных, «в духе местного командира», хорошо понятного его подчинённым. Задаётся вопрос: какова она в действительности – политика израильской полиции при разгоне демонстраций? И существует ли эта политика вообще?  Как полиция контролирует естественную склонность своих командиров и рядовых к «профилированному насилию», оставляющему столько ни в чём не повинных жертв?

Судя по тому, что мы наблюдаем на протяжении последних 5 лет, полиция стреляет по арабам, избивает «эфиопов», волочит по мостовым ультраортодоксов, но только в самых исключительных случаях, как с Фарахом, она соглашается принести извинения и провести внутреннюю проверку.

На этой неделе «профилирование» понадобилось для того, чтобы «спокойно перенести марш гордости» в Иерусалиме (и, судя по всему, этим методом не злоупотребляли). Однако, в тех двух случаях, когда профилирование было действительно необходимым, т. к. могло позволить полицейским, которые знали языки, составить точный профиль и избежать насилия — в случаях Розенберга и Биадги – это не было сделано. В итоге, Биадга, как и Соломон Така, заплатил своей жизнью, а Розенберг «отделался» только побоями.

Пришло время полиции держать ответ за творимое ею насилие против граждан. Полицейским пора понять, что значение слов «поддержания общественного порядка» состоит не в том, чтобы запугивать, угрожать и подавлять народный протест. Есть одна кровоточащая линия, которая связывает все случаи последних двух-трёх лет, эта линия проходит между всеми частями израильского общества и о ней нельзя молчать. Трудно поверить, что всё это были лишь совпадения, и весьма сомнительно, что без основательной работы над ошибками полицейское насилие останется в существующих границах и не распространится на новые социальные группы, нанося вред всё большему числу людей.

 

P.S. от редакции РеЛевант: отец Соломона Така, из-за гибели которого протестует сейчас эфиопская общины, сказал на похоронах сына: «Мы требуем справедливости. Моего сына не вернуть, но я надеюсь, что он станет последней жертвой. Не плачьте о моем сыне, а требуйте, чтобы убийца получил то наказание, которого он заслуживает, требуйте справедливости… помогите мне в этой борьбе. Мой сын был оптимистичным, улыбчивым, он так любил жизнь. Мы приехали в эту любимую нами страну, чтобы здесь убивали наших детей? Какое будущее должны представлять себе эти дети, которые были свидетелями убийства? Почему мы должны продолжать платить цену, за что? Дайте нашем детям вырасти, повзрослеть, служить стране, создать семьи… Неужели все что мы можем, это оплакивать наших детей? Я буду оплакивать своего сына — но пообещайте мне, что это последний ребенок, который вот так погиб».

 

המפה לא משקרת: קו מדמם ארוך מקשר בין קורבנות האלימות המשטרתית

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x