Блогосфера

Кадр из записи инцидента

Вина жертвы? Вы серьезно?

Вместо того, чтобы принести извинения пострадавшим, выплатить им компенсацию, а охранника спустить с лестницы в направлении полицейского участка, администрация больницы стала оправдывать происшедшее и всячески чернить жертв, не гнушаясь откровенно манипулятивными средствами. Немало и тех, кто пишет сейчас, что избитая женщина сама нарвалась и спровоцировала. Но пусть даже жертва - никоим образом не кроткая овечка, пусть даже ее поведение было наглым и вызывающим, есть черта, за которой задаваться вопросом об этичности или правомерности ее действий не только неуместно, но и просто подло.

И снова по поводу избиения в больнице Вольфсон. После опубликования записи событий, предшествовавшим первоначально просочившимся в сеть кадрам с лежащей в крови женщиной, повсюду стали раздаваться голоса, оправдывающие действия охранника, приведшего к подобному исходу. Запись снабжена комментирующим ее голосом за кадром, призванным опровергнуть версию избитой женщины, однако комментарии существенно расходятся с тем, что происходит на экране. И это лишний раз подтверждает вывод многочисленных социальных экспериментов: суждения тех или иных «экспертов» по поводу увиденного для большинства людей замещают то, что они наблюдают собственными глазами, и становятся для них первичной и непререкаемой реальностью. Кроме того, напрашиваются и другие неутешительные мысли, о которых пойдет речь ниже.

Итак, если отвлечься от комментариев, что мы видим на записи? Муж с женой стоят у стойки и о чем-то переругиваются с медперсоналом. Стандартная, согласитесь, ситуация. Я достаточно редко бываю в больницах или в поликлиниках, так как, даже будучи больным, стараюсь всеми силами избегать посещений подобных мест. Но и в те немногие разы, когда мне приходилось там оказываться, я многократно наблюдал нечто подобное, и такие ситуации неизменно разрешались без привлечения охраны. Судя по записи, никакой угрозы эта пара для медперсонала не представляла. Возможно, тем не менее, что имела места некая вербальная угроза или нечто, что можно было интерпретировать как угрозу.

Как бы там ни было, рядом с ними вырос двухметровый охранник и жестом (какими словами он его подкрепил, можно только догадываться) приказал им удалиться от стойки. Пара не подчинилась, и тогда охранник начал грубо хватать женщину, чтобы оттащить ее в сторону. Не деликатно оттеснить, как внушает голос за кадром, а именно грубо и по-хамски хватать, елозя по ее телу всей своей пятерней. Такое поведение заслуживало как минимум пощечины, а лучше всего – обращения в полицию с жалобой на домогательства. Но женщина лишь принялась отталкивать от себя его руки, и что она говорила или кричала при этом – тут уже догадаться не сложно. Муж все это время стоял у стойки, не пытаясь вмешаться физически, и его конфронтация с охранником оставалась исключительно вербальной. Но в какой-то момент охранник оттолкнул его. Зачем он это сделал – непонятно, так как со стороны мужа не было и намека на попытку его атаковать. И вот только тогда муж рванулся вперед, размахивая руками, но вовсе не как человек, который намеревается ударить, а как тот, кто неумело пытается защититься от возможного удара. Молниеносный и почти незаметный на записи взмах рукой на значительном расстоянии от охранника едва ли можно назвать попыткой ударить его кулаком, как это делает комментатор.

После этого двухметровый охранник схватил женщину, а его напарник – ее мужа, и их поволокли к выходу так, как будто это были террористы с тикающей на них бомбой. При этом важно подчеркнуть, что весь путь до выхода запись не показывает, и что происходило на всем протяжении пути, мы не знаем. Далее нам показывают, как женщину вышвыривают из дверей приемного покоя, а вслед за ней тащат ее мужа. Женщина бросается обратно к охраннику и вцепляется а лацканы его рубашки. Он мог бы с легкостью отцепить от себя ее руки и на этом бы инцидент закончился (или, по крайней мере, не получил бы такой огласки). Но тут происходит самое жуткое. Признаюсь, что концовку, в отличие от предшествующих кадров, я не смог заставить себя просмотреть более одного раза. У охранника окончательно слетают фьюзы, он полностью забывает о том, что в данный он должностное лицо и становится тем, кем является по жизни – лишенным тормозов маскулинным зверьем. Он со всей дури бьет женщину по лицу, один раз, затем второй, на этом запись обрывается и возобновляется, когда женщина уже лежит на полу у стены. Всей экзекуции нам не показывают, но по свидетельствам очевидцев он бил ее головой об стену и добивал ногами, когда она уже была в лежачем положении без сознания.

Бездумная рефлекторность его перехода в фазу безудержного насилия не оставляет никаких сомнений в том, что избиение женщины для него отнюдь не впервой, и мне страшно даже думать о том, что у него может быть подруга или жена. Такой типаж, впрочем, широко распространен в существующем обществе, о чем красноречиво говорит ужасающее количество женщин, подвергающихся издевательствам и избиениям, вплоть до убийств, так что удивляться тут нечему. А вот для кого у меня не находится цензурных выражений, так это для администрации больницы. Вместо того, чтобы принести извинения пострадавшим, выплатить им компенсацию, а охранника спустить с лестницы в направлении полицейского участка, она стала оправдывать происшедшее и всячески чернить жертв, не гнушаясь откровенно манипулятивными средствами. И точно так же тошно от всех тех, кто пишет сейчас, что избитая женщина сама нарвалась и спровоцировала. Все это классический, затхлый, заскорузлый и дурно пахнущий виктимблейминг, столь часто применяемый в случаях домашнего и сексуального насилия. Пусть даже жертва — никоим образом не кроткая овечка, пусть даже ее поведение было наглым и вызывающим, но есть черта, за которой задаваться вопросом об этичности или правомерности ее действий не только неуместно, но и просто подло. И в данном случае эта черта была однозначно пройдена.

 

Блог автора

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x