Политика

Фото: pixabay

Предвыборная мозаика: "И всё заверте..."

Либо все-таки народ поймет, что время Нетаниягу подходит к концу, и «Ликуд» опустится в опросах. Либо будет «эффект Дери» образца 1999 года. Слоган «Ху закай!» («Он невиновен»), которым сопровождался весь судебный процесс над Дери, принес тогда ШАС 17 мандатов!  Аналогичное может произойти и с обвинениями в адрес Нетаниягу.

Как писал в свое время Аркадий Аверченко, «и всё заверте…»
Забурлило мутное варево, имя которому израильская политика. Началось броуновское движение политиков:  кто — куда, а кто — откуда…  Встрепенулись аналитики и политические комментаторы: открылся необыкновенный трехмесячный горизонт для домыслов и вымыслов. Фейк-ньюз рождаются, расцветают и умирают как бабочки – за один день.

Сенсации порой поступают из классических источников трех «п»: пол, палец, потолок. Отделить зерна от плевел в этом потоке информации очень непросто, тем более, что зерна мало чем отличаются от плевел.

И наступило замечательное время – время опросов. Замечательное — для этих загадочных институтов общественного мнения, для всех «мин цемах», этого собирательного имени таких контор, которые раз за разом проваливаются в так называемый «день истины». Но при этом они нисколько не смущаются и продолжают делать свое вдохновенное дело, обрушивая на нас, как из рога изобилия, заветные для каждой партии цифры.   Поскольку ситуация на партийном рынке меняется еще быстрее, чем на рынке ценных бумаг, то опросы и прогнозы тоже меняются каждый день. Варианты опросов напоминают гоголевскую Агафью Тихоновну: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколь-нибудь развязанное, какая у Балтазара Балтазаровича, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича…»

Вот и спрашивают в разных комбинациях: «А если Ганца считать вместе с Лапидом? А вот если Ливни объединится с Яалоном? А если ШАС объединится с ультраортодоксами?». И цифры, цифры, цифры, мандаты, мандаты, мандаты…
Хотелось бы писать обо всем по порядку, но никакого порядка не наблюдается, поэтому мои заметки будут мозаичными. Беда лишь в том, что эта мозаика, или пазл – кому как это кажется, в цельную картинку сложится (если сложится вообще) лишь после дня выборов.

Забавное, возможно, чисто израильское явление — воскрешение партий. У нас существует некое хранилище, в котором в анабиозе, то есть в замороженном состоянии существуют некогда зарегистрированные партии. Говорят, их число в этом морозильнике переваливает за сотню, а то и за две. Однако, лежат эти партии, отнюдь, не мертвым грузом. Эти партии готовы к… продаже. Да-да, партия – это товар, имеющий определенную цену. Расценок не знаю, как не знаю, отличаются ли цены на партию в зависимости от ее истории и прочих критериев. Дело в том, что открыть новую партию сложнее, чем «расконсервировать» старую. И вот уже «Новые правые», как поначалу окрестили (тьфу-тьфу на меня за некошерное слово) себя Шакед и Беннет (или Беннет и Шакед?), покинув ставший неуютным «Еврейский дом» и тихонько притворив за собой дверь, приобрели партию (точнее – ее название), зарегистрированную в свое время бывшим министром от партии «Шинуй» Йосефом Парицким  – ЦАЛАШ. По версии Парицкого – это ивритская аббревиатура триединой формулы – «Сионизм, Либерализм, Равенство». Почти «Свобода, равенство, братство». По совпадению – случайному или нет – ЦАЛАШ – это армейские знаки отличия, вручаемые за особые заслуги Генштабом Израиля. Правда, самого Парицкого, похоже, «кинули». По его словам, за несколько месяцев до этого один ушлый адвокат попросил у Парицкого подарить ему партию, что тот и сделал, ибо ничего, кроме хлопот, содержание замороженной партии ему не приносило.

Фото: Yossi Zeliger/Flash90

Экс-министр обороны Моше Яалон тоже прикупил на партийном рынке почти полвека  лежащее на прилавке в ожидании покупателя название «Телем».  Это  тоже аббревиатура: «национально- государственное движение». Эту партию незадолго до своей смерти зарегистрировал Моше Даян. Неясно, у кого была приобретена партия, передается ли и это «имущество» по наследству семье.

А вот кто точно передал название по наследству, и, наверняка, бесплатно, – так это легендарный Давид Леви. В его партию «Гешер»  вдохнула вторую жизнь очаровательная дочь бывшего «министра чего угодно»  Орли Леви-Абуксис.
Второй камешек в мозаике событий: эффектный, в прямом эфире, развал блока «Сионистский лагерь». Похоже, наши политики все больше и больше перенимают стиль поведения Дональда Трампа.  Лидер партии «Авода» Ави Габай перед телекамерами объявил ошеломленной Ципи Ливни, что он принял решение о «разводе» с ее партией «а-Тнуа». Таким образом, «Сионистский лагерь» прекратил свое существование. Если верить опросам, по крайней мере, некоторым (чего, в принципе, делать нельзя), этот развод привел к парадоксальным результатам. Вместо «общих»  9 мандатов, обещанных опросом, врозь партии «получили» 13: 8 – «Авода» и 5 – «а-Тнуа».

А дальше начались спекуляции. Поскольку партия «а-Тнуа» по многим опросам балансирует на грани электорального барьера, обозреватели предположили, что она будет искать блока с какой-то другой партией. Называли даже – страшно подумать – МЕРЕЦ. Правда и в МЕРЕЦ, и в «а-Тнуа» этот слух опровергли. Но сам факт, что потомственная ликудница Ливни, бывшая в начале этого тысячелетия министром в правом правительстве Шарона, может рассматриваться кандидатом на союз с МЕРЕЦ – знаменательный. Потом заговорили о союзе Ливни с «Еш атид», с партией Бени Ганца «Хосен ле-Исраэль» (перевод имеет много вариантов, но я предпочитаю «Могущество Израиля»), с вышеупомянутой партией Яалона «Телем». Появилась даже версия, что Ливни вообще начнет создавать новую партию, в чем я никакой логики не просматриваю.

Вообще, сейчас обозреватели  активно рассматривают варианты различных блоков, что, если и было на прошлых выборах, то в значительно меньшей мере, чем на нынешнем этапе. Да, мы помним «Единый Израиль» во главе с Бараком «образца 1999 года», блок  НДИ и Ликуда на выборах 2013 года,  распавшийся ближе к концу каденции, и «Сионистский лагерь», «свернутый» на днях.  Но сейчас снова появились призывы к созданию единого левоцентристского лагеря во имя свержения ненавистного Нетаниягу. На что Нетаниягу призвал ответить созданием правого лагеря.

Но и то, и другое в нашей стране невозможно, как, впрочем, и в большинстве других демократических странах. Потому что главным двигателем политиков в этих странах является эго, которым никто не готов поступиться.

Пасьянсы раскладываются самые разнообразные, Вот пишут, что два экс-начальника Генштаба – Ганц и Яалон ведут переговоры об объединении. При этом, говорят, что переговоры -безуспешные, потому что Яалон, якобы, правее Ганца. С другой стороны, в отличие от Ганца, Яалон утверждает, что не войдет в правительство во главе с Биби. И куда ж тогда правому Яалону податься? К левым, что ли?  А Ганц в свою очередь, при том, что он, по подозрениям общественности, левый, вхождение в правительство Нетаниягу не исключает: «Ликуд» – это сионистская партия, и, с моей точки зрения, любая сионистская партия может стать потенциальным партнером».

Бени Ганц. Фото : Tomer Neuberg, Flash-90

Особняком стоит Лапид со своей командой. К нему в компанию, опять же – по слухам, набиваются и Яалон, и Ганц и, вообще, все-все-все, кто левее «Ликуда» и правее «Аводы».

Важный «камешек» в мозаике бурлящих событий – подсчеты по «лагерям». По всем опросам пока выходит, что правый лагерь победит. Диапазон преимущества, однако, весьма разбросан – от двух лишних мандатов до десяти,  а то и больше. При этом, в отношении некоторых партий невозможно сказать, к какому лагерю они принадлежат, потому что с легкостью могут переметнуться слева направо и наоборот. Например, тот же «социальный» «Гешер». Во времена Леви-старшего «Гешер» был и в левых, и в правых правительствах. Дочь тоже равнодушна к вопросам отношений с палестинцами. Ее интересует «социалка», а она есть и у левых, и у правых. Да и за Ганца я точно не поручусь. Возможно, это будущий министр обороны в правительстве Нетаниягу.

Еще один важный фактор – электоральный барьер. В свое время, Либерман с Нетаниягу «выстрелили себе в ногу», инициировав увеличение электорального барьера. Цель была «благородная». Они надеялись, что арабские партии – отличающиеся друг от друга, как МЕРЕЦ от ШАС — в еврейском секторе, «в одну телегу впрячь не можно», и некоторые из них не пройдут электоральный барьер. Увы, благодаря барьеру, теперь арабский список превратился в третью по величине фракцию в Кнессете. А на грани непопадания в Кнессет находятся сразу несколько партий, причем, в основном, правые. Что может существенно изменить расклад наутро после выборов.  Теперь уже в «Ликуде» призывают к уменьшению этого барьера, но вряд ли реально провести такой закон в оставшееся до выборов время.

Биньямин Нетаниягу Фото: Yonatan Syndel, Flash-90

Ну и, наконец, самый главный элемент мозаики, от которого очень многое зависит, – судебная эпопея вокруг главы правительства. Пока никакие прогнозы по поводу предъявления ему обвинений не повлияли на положение «Ликуда» и его лично в опросах. Похоже, народу наплевать, брал ли Нетаниягу взятки сигарами и шампанским, договаривался ли о чем-то с владельцами различных медиа. Во всяком случае, пока. Трудно сказать, что будет, если юридический советник правительства до конца февраля, как прогнозируют, объявит о намерении предъявить Нетаниягу обвинения с условием предварительного слушания. Возможны разные варианты. Либо все-таки народ поймет, что время Нетаниягу подходит к концу, и «Ликуд» опустится в опросах. Либо, что я считаю более вероятным, будет «эффект Дери» образца 1999 года. Слоган «Ху закай!» («Он невиновен»), которым сопровождался весь судебный процесс над Дери, принес тогда ШАС 17 мандатов!  Аналогичное может произойти и с обвинениями в адрес Нетаниягу. Особенно, если «придворный» Биби – Дуди Амсалем выполнит свою угрозу вывести на улицы миллион людей с тем же лозунгом! Ну, миллион, он, положим, не выведет, но сотни тысяч тоже вполне может хватить, чтобы принести «Ликуду» дополнительные голоса к уже и без того немалому их количеству.

В общем, сейчас число неизвестных значительно превышает число уравнений, что делает однозначное решение их невозможным. Тем более, что ситуация меняется чуть ли не каждый день, и это делает нашу жизнь в эти месяцы необыкновенно интересной.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x