Общество

Прогулки по рынку Махане Иегуда. Фото: Yonatan Sindel/Flash90

Неприличный вариант

Меня как нееврея по Галахе очень интересовали некоторые пункты тогдашней политической программы Фейглина – в частности, создание в Израиле двухпалатного парламента, в верхней палате которого смогут заседать только евреи. Я все пытался добиться прямого ответа: значит ли это, что лично я, израильский гражданин Аркадий Мазин, не смогу избраться в эту верхнюю палату? Фейглин с четверть часа пытался увильнуть от ответа, а потом совсем разобиделся.

На сегодня самое уродливое явление израильской политики – это не человек, рвущийся в премьер-министры, несмотря на грядущие суды. Это не сладкая парочка Б и Ш, весьма эффективно разрушавшая израильскую демократию в течение последних лет и твердо намеренная довершить начатое. Это даже не злобная карликовая партия с названием, созвучным White Power (только на месте белых – евреи). Это, конечно, детище Моше Фейглина – партия «Зеут».
    В самом начале этого века, будучи политическим обозревателем газеты «Вести», я взял у Моше Фейглина телефонное интервью. Мы друг другу не понравились. Где-то посередине интервью Фейглин обвинил меня в том, что я не искренне интересуюсь его взглядами, а пытаюсь его «подловить». Финал из-за этого получился скомканным. Нельзя сказать, что претензии были совсем беспочвенными. Меня как нееврея по Галахе очень интересовали некоторые пункты тогдашней политической программы Фейглина – в частности, создание в Израиле двухпалатного парламента, в верхней палате которого смогут заседать только евреи. Я все пытался добиться прямого ответа: значит ли это, что лично я, израильский гражданин Аркадий Мазин, не смогу избраться в эту верхнюю палату? Фейглин с четверть часа пытался увильнуть от ответа, а потом совсем разобиделся.
     В этом смысле его поведение не изменилось, а только стало хуже. Программа «Зеута» полна недомолвок, расплывчатых формулировок, изменений, внесенных в последний момент. Вся она – корявый плод мучительного компромисса между извечными убеждениями Фейглина (еврейский шовинизм, религиозный фундаментализм, сексизм, гомофобия) – и требованиями политической целесообразности. Его публичные выступления тоже отражают эти метания. Пару дней назад, отвечая на вопрос тележурналистки о социальной части своей программы, Фейглин, выступающий сегодня с активно либертарианских позиций – то есть за сокращение государственных пособий, стал клясться, что пособий при нем «станет больше», да и как можно заподозрить «Зеут» в недостаточном человеколюбии – «ведь мы же евреи!» Это напомнило мне Трампа, который, пытаясь демонтировать программу Obamacare (худо ли, бедно, но давшую медицинскую страховку миллионам людей) твердит, что при нем со здравоохранением все будет намного лучше. Все будут застрахованы! Дешево! По высшему классу! Есть ли у нас соответствующий план? Мы скоро его разработаем. Вот совсем скоро. Сразу после выборов. Поэтому выберите, пожалуйста, меня.
       Несмотря на свое скудоумие Трамп интуитивно набрел на крайне эффективную политическую формулу, ставшую примером и светочем для всех фейглиных земного шара. Главное в этой формуле – наглость. Не стесняйте себя никакими рамками. Легко делайте взаимоисключающие заявления. Все неудобные сообщения в прессе объявляйте фальшивкой. Обещайте всем всё, но максимально расплывчато. Ломайте рамки консенсуса, кому он нужен? Если вам припомнят прошлые грешки и взгляды, говорите, что, во-первых, ничего такого не было, а, во-вторых, вы сейчас совсем другой человек. Авось вынесет! И авось пока что выносит.
    Во всем этом я чувствую мерзкий привкус издевательства над человеческим интеллектом, какого-то ужасного психологического и социального эксперимента, манипуляции, показывающей, насколько недалеко люди ушли от обезьяны. Вот почему Фейглин приводит меня в бешенство, в отличие даже от крайне правых – с этими все ясно, они хотя бы честно представляют на суд публики свои людоедские взгляды. Людоедство куда хуже, когда оно рядится в костюм свободы.
    Однако голосующие за Фейглина – тоже отнюдь не невинные жертвы. Я прекрасно понимаю, чем программа «Зеут» может привлекать людей, среди которых немало моих знакомых – умных, образованных, светских. Но не понимаю, как они могут закрывать глаза на все остальное. Для меня одно расистское, сексистское, гомофобное высказывание кандидата уже его дискредитирует. Я не готов отдавать свой голос такому человеку лишь потому, что мы сходимся с ним в некоторых взглядах на экономическую политику. Это – неуважение к себе и предательство по отношению к тем, кого этот кандидат считает неполноценными (неевреев, женщин, геев).
    Про неевреев мы уже сказали. Когда-то Фейглин мечтал о свободной от них верхней палате Кнессета (думаете, сейчас не мечтает?). Сегодня он выступает за то, чтобы не давать гражданство евреям по отцу. Его отношение к израильским арабам и палестинцам – вообще кромешный ужас, но этот момент он как раз не считает нужным затушевывать – ибо незачем. Впрочем, это отдельный разговор.
    А вот высказывание Фейглина из интервью 2012 года: «Тель-Авив – город геев и матерей-одиночек, город, в котором мужественность считается нелегитимной… Не зря движением социального протеста заправляют женщины. Тель-Авив – это символ разрушения института семьи в Израиле. В Тель-Авиве выросло больное поколение детей матерей-одиночек. У них нет отца, поэтому они считают своим отцом Биби и требуют у него хлеба и работы». Дорогие мои друзья, знакомые и все, кто прочтет этот текст: неужели одной этой цитаты вам не хватит, чтобы скривиться от омерзения и навсегда забыть о своем намерении голосовать за это … простите, чудовище? Неужели я напрасно лелею в себе остатки веры в человечество?
    Фейглин не может отрицать свою гомофобию, но утверждает, будто она «не будет влиять на его деятельность в Кнессете» (ну да, конечно). Фейглинская мизогиния же не только никуда не делась, но и окопалась в программе «Зеута». А все потому, что мизогиния у нас до сих пор куда легитимнее гомофобии. Работая над этим текстом, я долго боролся с соблазном оставить арабов и женщин за скобками – поскольку отношение к ним Фейглина, как ни печально, резонирует с отношением многих русскоязычных израильтян, а мне не хотелось снижать агитационную ценность текста. Но я понял, что это будет предательством уже с моей стороны.
    В прошедшем году Израиль всколыхнула волна ужасных актов гендерного насилия, в том числе убийств, вызвав гражданский протест. Вышло множество умных статей, разъяснявших положение в этой сфере. Любой, кто взял на себя труд поинтересоваться, знает, каковы масштабы трагедии. В результате многие партии провозгласили борьбу с гендерным насилием одной из своих задач. Но только не «Зеут». «Зеут» видит проблему в другом: в ложных жалобах на гендерное насилие. Все вызывающие доверие исследования в один голос говорят, что таких жалоб очень мало. Израильская (и не только израильская) полиция полагает, что главной проблемой, наоборот, является нежелание многих подвергшихся насилию женщин обращаться в полицию – в частности, из-за боязни быть обвиненными во лжи. Вот почему полиция предпочитает не возбуждать такие дела – за редкими исключениями, когда факт ложного доноса очевиден (тогда и дело возбуждают, и наказывают примерно). Скорее всего, были единичные случаи, когда мужчины страдали от такого правоприменения. Однако если небольшое послабление в правоприменении позволяет большему числу женщин искать и добиваться справедливости, если оно помогает бороться с куда более страшным и масштабным явлением гендерного насилия, лично я – за. Что касается Фейглина, то он мог хотя бы поставить проблему гендерного насилия и проблему ложных жалоб в один ряд, пообещать бороться и с тем, и с другим. Но Фейглин четко дал понять: горстка несправедливо обвиненных мужчин для него — проблема. Множество насилуемых, избиваемых и убиваемых женщин – нет.
    А теперь поговорим о национализме, религиозном фундаментализме и безопасности. «Зеут» предлагает далеко идущие шаги в наших отношениях с палестинцами: аннексию всей «священной еврейской земли, дарованной нам Богом», ликвидацию Палестинской автономии, захват палестинских городов и, наконец, нарушение статус-кво на Храмовой горе. Сакральное значение последней, по Фейглину, таково, что ради него можно рискнуть новой интифадой и даже войной со всем исламским миром. Также несложно догадаться, как палестинцы отреагируют на лишение их даже того скудного самоуправления, которым они пользуются на данный момент и, главное, надежд на независимость в обозримом будущем.
    В своей программе Фейглин приводит цифры израильских потерь за период с 1994 года – и за такой же период до 1994 года, делая вывод, что после Осло все стало намного хуже, а потому Осло необходимо отменить. На самом деле, это вранье: основная масса потерь приходится на период Второй интифады. Можно считать или не считать ее прямым порождением Осло, но несомненно одно: Вторая интифада закончилась почти 15 лет назад, и с тех пор Израиль проживает самый спокойный период в своей истории. Знаю, это утверждение непросто переварить, но это правда: да, ракетные обстрелы действуют на нервы, но, если считать по числу жертв, то сейчас в Израиле – не просто самый спокойный период, но и самый долгий спокойный период. Причем это касается не только территории, защищенной забором безопасности, но также израильских поселений, находящихся за ее пределами. Кстати, затишье началось еще во времена Шарона, так что Биби здесь ни при чем.
    Фейглин предлагает променять это относительное спокойствие на новый виток конфликта. Делает он это в свойственной ему шапкозакидательской манере: все дело, мол, в боевом духе, пропавшем из-за происков левых предателей. В концепции. Вот вернем старую концепцию – и ЦАХАЛ сразу всех победит. Причем не беспокойтесь за своих детишек, папы и мамы: Фейглин переведет ЦАХАЛ на контрактную основу, поскольку нынешний уровень развития технологий это позволяет. Так что армия будет маленькая, добровольная и победоносная.
    Захват палестинских городов станет легкой прогулкой, которую предпримут огромные человекообразные боевые роботы. Скажите, дорогие мамы и папы, верите ли вы в сказки? Если нет, то вы, должно быть, уже поняли, что захватывать и патрулировать улицы Шхема и Газы, бороться со вспыхнувшим заново террором, усмирять восстания, вызванные нарушением статус-кво на Храмовой горе будут ВАШИ ДЕТИ. И никакая «смена концепции» не увеличит их шансы вернуться домой живыми.
    Право, какими бы ни были наши идеологические разногласия, я вас понимаю. Понимаю, что вам надоело излишнее вмешательство государства в экономику. Понимаю, что хочется купить в магазине упакованный в элегантную тару косяк и с достоинством выкурить его, не оглядываясь через плечо. Понимаю, что вы не любите левых и хотите видеть более эффективную борьбу с террором. И, все же, очень вас прошу: не голосуйте за рыбоглазого демагога, олицетворяющего собой все худшее, что есть в израильской политике. Найдите вариант поприличнее.
Блог автора на ФБ
Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии . Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции
Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x