Неизвестная история

Умер создатель "Комиссара"

Его кинодебют не просто запретили к показу, но решили уничтожить, чтобы даже следов не осталось. Аскольдова уволили с киностудии с формулировкой «профессионально непригоден», исключили из партии, прессовали, гнали, "не пущали". Но фильм, который решили уничтожить сохранился в единственной копии. И этого оказалось достаточно, чтобы войти в историю кино. Это был фильм «Комиссар»

Умер Александр Аскольдов. Большой режиссер, кинематографическая карьера которого закончилась на первом фильме. Его кинодебют — фильм, который выпускник Высших курсов сценаристов и режиссеров подготовил в качестве дипломной работы — не просто запретили к показу, но решили уничтожить, чтоб даже следов не осталось. Аскольдова уволили с киностудии с формулировкой «профессионально непригоден», исключили из партии, прессовали (а в СССР умели это делать), гнали, «не пущали». До Перестройки единственное кино, которое ему разрешили снимать — документалку о производстве КАМАЗов.  ÐÐ»ÐµÐºÑÐ°Ð½Ð´Ñ€ Аскольдов (1932-2018).jpg

Но фильм, который решили уничтожить сохранился. Чудом. В единственной копии. И этого оказалось достаточно, чтобы войти в историю кино. Это был фильм «Комиссар».

Фильм поразительный. Снят по одному из первых рассказов Василия Гроссмана «В городе Бердичеве», который сразу был замечен в 1934 году Горьким, Бабелем и Булгаковым. Этот рассказ сразу показал, что в литературу вошел сильный писатель, с неповторимым стилем, с собственным видением мира.

А исполняли главные роли в этом фильме великие артисты — Ролан Быков и Нона Мордюкова. Если вы ещё не видели фильм «Комиссар» — обязательно посмотрите. Если видели — то никогда не забудете этой истории о железной женщине — комиссаре гражданской войны — «боевой единице», которая забеременела и выбыла из строя, чтобы родить.

— Извела бы я его, — говорит комиссар Вавилова командиру Козыреву, — да запустила. Сам ведь знаешь, три месяца с коня не слезала под Грубешовом.


Командира играет Василий Шукшин.

Гражданская война показана под особым углом. Без торжественного пафоса и высокопарной советской романтики. Это о фильм о женщине-комиссаре, которую сняли с седла рожать и поселили в еврейскую семью. Это фильм о городе, который переходит из рук в руки. Который занимали петлюровцы, деникинцы, большевики, галичане, поляки, банды Тютюника и Маруси, шальной «ничей» девятый полк. О площадях, вымирающих перед конницей, которая входит в город.

Александр Минкин пишет: «Кроме знаменитых актёров в «Комиссаре» замечательно сыграли совсем маленькие дети. Смешной, трогательный и жуткий кадр: по улице городка грохочут пушки, а на обочине писает чумазая мелюзга в рубашонках до пупа. План длится долго, чуть ли не целую минуту; камера переводит взгляд с огромных пушечных стволов на крошечные детские (не знаю, как сказать)… и зритель начинает понимать, что скоро этим детям конец. Кто видел — не забудет, кто не видел — посмотрите; Голливуду такого не снять никогда».

Почему фильм запретили?

Гражданскую войну, наступление красной конницы, отношение к ней населения — это принято было показывать по-другому.

А если женщина — комиссар, то такая как в «Оптимистической трагедии», которая «кто ещё хочет комиссарского тела» и стреляет. Такая беременеть и рожать не должна.

Фильм запретили за очернение светлых образов. Как это… в юбилейный год пятидесятилетия революции… Вот такая комиссар, которую навязывают в еврейскую семью на постой рожать.

Говорят, что главным фактором против «Комиссара» был юбилей. Главным — но не единственным.

Была ещё еврейская тема. И так давно табуированная. А тут ещё в 1967 году маленький Израиль больно удивил советских сателлитов Шестидневной войной. Очень больно удивил. И очень неожиданно.

Даже друзья еврейского государства в Советском Союзе считали, что крошечному Израилю, которого не видно на карте, не выстоять против поддерживаемых Советским Союзом Египта, Сирии, Иордании. И тут всего за 6 дней.

Была и ещё одна причина: автор текста, на основе которого был снят фильм «В городе Бердичеве» — писатель Василий Гроссаман.

Аскольдов и Гроссман

За шесть лет до выхода фильма по рассказу «В городе Бердичеве» к писателю Василию Гроссману в квартиру нагрянули сотрудники КГБ. И предложили выдать добровольно рукописи романа «Жизнь и судьба». А потом потребовали назвать всех, у кого есть копии романа. После ареста романа, который был признан антисоветским, статус автора формально не изменился. Ведь арестовали роман, а не автора.

«Гроссман не был ни расстрелян, как в «добрые» сталинские времена, ни даже арестован и брошен в лагерь. Возможно, что власти не хотели нового скандала: предыдущий, с Нобелевской премией Пастернаку, разразился всего год с небольшим назад, и его раскаты еще не успели отгреметь. Вполне вероятно также, сыграло свою роль и то обстоятельство, что о романе Гроссмана было известно лишь крайне ограниченному кругу лиц» — писал Шимон Маркиш.

Когда три года спустя Гроссман умер, руководство Союза советских писателей, согласно всем существовавшим нормативам, занималось его похоронами, устройством траурного митинга в конференц-зале, выступлений заслуженных литераторов над гробом, публикацией некрологов и т. д. Но «кому надо» знал, что произведения Гроссмана, даже те, что прошли через советскую цензуру, печатались и даже переиздавались — освещены той конфискацией рукописи, что произошла 14 февраля 1961 года.

Судьба романа и судьба фильма

Удивительно насколько похожа судьба арестованного романа и «уничтоженного фильма». Главный идеолог КПСС Суслов сказал Гроссману, что его роман, может быть, будет издан в Советском Союзе через двести-триста лет.

Идеолог преувеличивал живучесть режима. Это случается с представителями всех тираний.

Василий Гроссман

Роман был издан в СССР через 25 лет, до этого совершив триумфальное шествие по издательствам западных стран. При этом КГБ продолжало хранить у себя изъятые рукописи. И только более чем через полвека — в 2013 году — представители ФСБ передали  Министерству культуры РФ конфискованные рукописи романа «Жизнь и судьба». Удивительная настойчивость.

Фильм «Комиссар» тоже вернулся к советским зрителям. Через двадцать лет. Госкино решилось в эпоху Перестройки на ограниченный прокат: было напечатано семь копий.

Постер фильма

Создатель «Тяжелого песка» и «Детей Арбата» Рыбаков в своих мемуарах вспоминает, как было принято решение. Не обошлось без вездесущего Евгения Евтушенко. «Прибегает поздним вечером: «Анатолий Наумович, понимаете, есть гениальный режиссер — Аскольдов. Двадцать лет назад он снял потрясающий фильм — „Комиссар“. Ленту положили на полку, Аскольдова исключили из партии, выгнали с работы, довели до инфаркта. Завтра в десять утра в Политехническом нам покажут этот фильм. Будете вы с Таней, я и Владимир Васильевич Карпов. Втроем мы этот фильм пробьем! Аскольдов болен, у него температура тридцать восемь и восемь, но сказал, если Рыбаков приедет, я приду. Анатолий Наумович, я встану перед вами на колени — поедем завтра в Политехнический!» Поехали, посмотрели, я позвонил помощнику Горбачева — Анатолию Черняеву, общими усилиями пробили: фильм появился на экранах».

А потом «Комиссар» стремительно завоевал мир. Награды хлынули золотым дождём.

Сын комиссара

Нужно сказать не только о судьбе фильма, но и его создателе. Аскольдов как и Гроссман, в момент создания фильма, который приказали уничтожить, был по-настоящему предан тому лучшему, тем идеалам, которые олицетворяла революция. Именно поэтому произведения и того и другого были так ненавистны советской власти.

Александр Аскольдов — сын героя гражданской войны. Его отец, Яков Лазаревич Аскольдов(18931937) — был военным комиссаром 1-й Литовской стрелковой дивизии, членом Революционного военного совета 3-й армии Восточного фронта, помощником командующего войсками Харьковского военного округа, возглавлял Главное военно-инженерное управление РККА, затем был Главным инспектором Управления военно-учебных заведений РККА. Настоящая фамилия отца — Калманович.

Потом он строил советскую экономику. Аскольдов был начальником строительства Сибирского металлургического завода в Новосибирске, а затем директором этого завода. В тридцатые он возглавлял киевский завод «Большевик». Здесь его и арестовали в 1937 году. Потом взяли мать — русскую красавицу.

Когда арестовывали мать, ему было пять лет. Чужие люди пришли среди ночи. Взяли понятых. Начали обыск. Ему сказали: «Мальчик, ты спи». Как можно было спать?!

Аскольдов вспоминал, что во время ареста, он в своей кроватке, накрывшись одеялом, ползал и играл в метро. Незадолго до этого родители вернулись из Москвы и рассказывали про открытие метро. Московский метрополитен их потряс. А рассказы о метро потрясли воображение ребенка. Он полз под одеялом в одну сторону кровати — это была одна станция. Потом в другую — это была другая станция.

Шел арест. Мать попросила разрешить ей переодеться в закрытой комнате. Ей не разрешили. Она должна была переодеваться в туалете при открытой двери.

Продолжение следует

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x