Политика

Ципи Ливни

Не левая Ципи Ливни

Ливни, которая начинала свою карьеру как принцесса Ликуда и близкая соратница Авигдора Либермана во внутриликудовских раскладах не только не очень эффективна как левая. Она действительно совсем не левая. Скорее, генератор правых идей. Настоящими израильскими консерваторами являются деятели типа Ципи Ливни, Эхуда Ольмерта, обоих Лапидов, Дана Меридора, Ицхака Герцога, Бени Бегина и пр. Они хотели бы сохранить тот изначальный сионистский Израиль, который скрипит и дает сбои, не справляется иногда с новыми вызовами. Тот Израиль, который определил себя как государство "еврейское" и "демократическое", одновременно.

Яир Лапид во время интервью сказал мне, что до выборов или сразу же после них возможны слияния, которые усилят его позицию в качестве альтернативы Биньямину Нетаниягу.

«То есть, и Ваша партия может объединиться с другим списком?» — спросил я.
Лапид ответил утвердительно.

Я спросил: «Ципи Ливни?» Почему именно Ливни с её партией пришли мне на ум? Во-первых, поскольку известно, что партия «А-Тнуа», судя по опросам, самостоятельно не сможет преодолеть электоральный барьер, она рассматривается как наиболее напрашивающийся кандидат на объединение. Во-вторых, переговоры об объединение Ливни и Лапида уже рассматривалось ранее. В 2013 году Лапид готов бы предоставить Ливни второе место в своем списке. Они не сошлись, поскольку Ливни готова была слиться с Лапидом не как ещё один кандидат в депутаты от его списка, а как партия с партией, чтоб создать общий блок, который совместно пойдет на выборы. Ровно таким образом в 2015 году Ципи Ливни заключила договор с Ицхаком Герцогом, объединив «а-Тнуа» с партией «Авода» в «Сионистский лагерь». Насколько мне известно, прежде Герцога такие переговоры и в 2015 году пытались вести с Лапидом. Герцог оказался сговорчивее. И в результате «Сионистский лагерь» получил 24 мандата, а «Еш Атид» только 11.


Поэтому я и предположил, что если речь идет об объединении, то партия Ливни может рассматриваться как потенциальный патнёр. Но Лапид моментально ответил: «Нет, с Ципи точно нет. Она слишком левая. Я уважаю её позицию».

Что вызвало моё удивление: «В чем Ципи такая левая? Что в её позиции более левого толка, чем, скажем, принципы Бар-Иланской речи Нетаниягу?».

Ну, действительно, Нетаниягу ещё десять лет назад в Бар-Иланской речи провозгласил: «Два государства для двух народов». Так в чем Ципи левее? Если лидер национально-религиозного лагеря поставил такую цель: разделение с палестинцами…

Лапид, вроде бы тоже, не за двунациональное израильско-палестинское государство.  Так почему Ливни левая?

Во что верит Ципи Ливни?

Лапид мне объяснил, что обычно в таких случаях речь идёт о готовности пойти навстречу палестинцам. Речь идет об оказание доверия. «Она в это действительно верит. Я же не верю ни одному слову палестинцев. Я – за два государства, но не верю ни одному слову палестинцев. Безопасность Израиля должна оставаться только в наших руках. Мы никогда не доверим её ни палестинцам, ни американцам, ни европейцам. Только ЦАХАЛ. В сфере безопасности я – ястреб»

То есть Ливни в отличие от Нетаниягу и Лапида сама верит в то, что она говорит? Вот наивная… И в этом вся её радикальная левизна?

И потом, о ком этот факт говорит больше — о Ливни или Нетаниягу с Лапидом?

Не доводя до оргазма…

Я не знаю, во что верит Ципи Ливни. Но слова Лапида напомнили мне ситуацию, которая была с предыдущим правительством, в котором Нетаниягу был (как всегда) премьером, Лапид министром финансов, а Ливни, занимая пост министра юстиции, отвечала ещё и за переговоры с палестинцами.

Правительство уполномочило Ливни вести переговоры. При этом министры наперебой делали заявления, что вести переговоры ей, конечно, поручено, но главное — не достигать никаких результатов. И всем видом показывать, что переговоры ведутся только для проформы, поскольку этого хочет американский Госдеп.

Айелет Шакед говорила: «Я против передачи территорий палестинцам… и против любых уступок – у них нет права на собственное государство. Почему я тогда остаюсь в правительстве несмотря на то, что ведутся переговоры? Так они ведь только разговаривают, если дойдет до дела, мы знаем, что надо делать». Беннет заявлял: «Я за ведение переговоров, но против любого соглашения». Что-то подобное говорил и Лапид, и министры от Ликуда.

Журналистка издания «Мегафон» по этому поводу пошутила: Шакед и другие министры «за то, чтобы вступить в половые отношения, но при этом очень боится, что процесс может закончиться оргазмом…».

Ну так Ливни и не доводила. За что же её «левой» погоняют?

Роберт Тивьяев и Ципи Ливни в школе имени Иоанны Жаботинской

Идеальный партнер для Беннета

Ципи Ливни вела переговоры с палестинцами. 3 года в правительстве Ольмерта. И два года в правительстве Нетаниягу. Итого — пять лет. Немало. Вопрос: о чем они договорились? За пять лет можно было наваять хотя бы проект мирного договора?! Его нет.

Ципи Ливни взаимодействовала с палестинцами как руководитель оппозиции в 2009- 2012. И ещё четыре года в эту каденцию. Итого семь лет. Вопрос: о чем они договорились? За семь лет? Где хотя бы черновик соглашения?

Учитывая всё это, можно сказать, что Ципи Ливни — идеальный коалиционный партер для любой коалиции, куда войдет Беннет и Шакед.

Абу Мазен и Ципи Ливни на конференции в Шарм-а-Шейх. Фото: пресс-служба Ципи Ливни

Ливни — генератор правых идей

Но Ливни, которая начинала свою карьеру как принцесса Ликуда и близкая соратница Авигдора Либермана во внутриликудовских раскладах, не только не очень эффективна как левая. Она действительно совсем не левая. Скорее, генератор правых идей.

Пресловутый «Национальный закон», который 10 лет обсуждался, периодически вынимался из морозильника, перерабатывался и вновь продвигался при трех коалициях Нетаниягу. Кто инициатор и автор идеи закона о национальном характере государства? Нет, не Нетаниягу, на которого нападают Ливни и Лапид. Не Элькин, не Шакед, не Кальдерон — законопроекты которых Нетаниягу пытался примирить и переделать в прошлой каденции. И не те, кто подписан под этим законом в эту каденцию. Не Особая комиссия Кнессета во главе с депутатом Амиром Оханой. Не те, кто голосовал за него в прошлом году.

Автор идеи — Ципи Ливни

С идеей принять закон о еврейском характере государства Ципи Ливни носится еще с 2005 года. Именно она автор этой затеи, на которой потом другие поймали «тремп». В ту каденцию министра юстиции она не успела провести идею закона в жизнь. Тем более, что ей пришлось совмещать пост министра юстиции с руководством министерства абсорбции, министерства иностранных дел, участием в проведении одностороннего размежевания, расколом «Ликуда», созданием «Кадимы» и т.д.

Но законодательное закрепление еврейского характера государства декларировалось тогдашним министерском юстиции в качестве первоочередных задач. Ради этой идеи она и пыталась «пропихнуть» в БАГАЦ Рут Габизон. Из-за чего схлестнулась с судьей Аароном Бараком, который Габизон там видеть не хотел.

Ципи Ливни на открытие Бейт Кадима 2007

В каденцию Ольмерта заявления о необходимости принятия закона о еврейском характере государства очень часто было неотъемлемым рефреном в речах Ливни. Хорошо помню это, поскольку в ту пору был пресс-секретарем политического движения «Кадима». На любом выступлении в любом отделении партии Ципи Ливни повторяла как мантру, что необходимо узаконить, разжевать и закрепить еврейскую характеристику государства.

В пресс-релизы это вставлялось уже готовым блоком, поскольку этот фрагмент речи тиражировался и повторялся почти без изменений.

Еврейский характер государства

Излагалось это примерно так: мы еврейское демократическое государство. Но, что такое «демократическое» – мы хорошо знаем, а что такое «еврейское» – нет. Поэтому надо уточнить и разъяснить на законодательном уровне и пр. Тогдашний министр юстиции Рамон, насколько я помню, с этим соглашался, но продержался недолго, ибо любил целовать девушек без их согласия. А Даниэль Фридман Ливни с этой идеей не одобрил. У него и так было достаточно забот в борьбе с устоявшейся судебной инерцией.

Даже в оппозиции в 2009-2012 годах Ципи Ливни не забывала об этом законодательном предложении. Но, поскольку, как глава оппозиции, Ципи должна была символизировать единение всех либеральных и левоцентристских сил Израиля, тогда было решено, что подобный законопроект выдвинет Ави Дихтер.

И вот в 2013 году Ципи стала министром юстиции в правительстве Нетаниягу. И вернулась к своей заветной мысли. В августе 2013 года Ливни создала при своем ведомстве специальную комиссию под председательством все той же Рут Габизон, поручив ей выработать на основе законопроектов разных партий проект закона о еврейском характере государства, приемлемый для всех членов коалиции.

Кто начал поход на БАГАЦ?

Ципи – вообще генератор кучи правых идей, которые потом не ассоциируются с ее именем: идея облегченного массового гиюра (лоббировалась в каденцию Ципи министром абсорбции), идея, что палестинцы должны признать Израиль как государство еврейского народа (выдвинута в Аннаполисе) и пр.

Да и тот поход на БАГАЦ и судебную систему, который сегодня ассоциируется с Айелет Шакед, был начат именно Ципи Ливни — министром юстиции в правительстве Шарона в 2005 году. Именно она определила болевые точки для наступления на судебный активизм. В этом отношении демагогичная Шакед — только эпигон и подражательница.

Все это замечаю без упрека или оправдания. Просто констатирую факты.

Зачем это Ципи?

Кто-то спросит: а зачем это Ципи? Ответ очевиден и прост. Ципи, несмотря на претензии правых в ее адрес, относится не к реформаторам, модернистам, ультралибералам и пр. Ципи — консерватор. Настоящий консерватор.

Вообще, настоящими израильскими консерваторами являются не Смотрич, Шакед, Фейглин или Хотовели. Они скорее революционеры. Революционеры-традиционалисты, которые хотели бы переделать страну в соответствии со своими идеалами. Как аятолла Рухолла аль-Мусави аль-Хомейни переделал Иран во время исламской революции в 1979 году.

Настоящими израильскими консерваторами являются деятели типа Ципи Ливни, Эхуда Ольмерта, обоих Лапидов, Дана Меридора, Ицхака Герцога, Бени Бегина и пр. Они хотели бы сохранить тот изначальный сионистский Израиль, который скрипит и дает сбои, не справляется иногда с новыми вызовами. Тот Израиль, который определил себя как государство «еврейское» и «демократическое». Причем одновременно.

Все израильские настоящие консерваторы видят, что эти «еврейское» и «демократическое» расползаются как стулья. А хотели бы усидеть одной задницей сразу и на том стуле, который «демократический», и на этом, который «еврейский». Их задача, даже если они сами этого так не формулируют, постараться придвинуть друг к другу стулья обратно. Сблизить как-то. Закрепить чем-нибудь. Прижать ягодицами. Раньше же на них сидеть получалось?

Их задача легче всего формулируется словами песенки из азербайджанского фильма «Не бойся, я с тобой»:

Но с порога молвил строго я:
Все менять, основ не трогая.
В остальном война отсталому,
Древнему и бестолковому,
Чтобы с этих пор по-новому,
Оставалось все по-старому…

Ради этого все и делается.

Ципи Ливни и Кристина Элизабет Фернандес де Киршнер

Ципи — консерватор

Это всё, что нужно знать об идеологии Ципи Ливни. У нее, безусловно, есть идеология… Задача Ципи Ливни – закрепить старое положение вещей в новый период.

А «реакционный» (как это оценивают настоящие либералы) и очень консервативный характер идей Ципи Ливни становится понятен только тогда, когда ее идеи подхватываются представителями правого лагеря. И тогда Ливни приходится выступать против собственных концепций, доказывая, что «она не такая».

Поэтому Ципи Ливни отнюдь не левая. А то, что её воспринимают как «слишком левую» — так это особенность нынешнего периода, когда «правые без левых». И «левых» правым приходится назначать из своих.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x