Неизвестная история

Скачки. Фото: Paul. flickr.com

Аферисты века – вольные и невольные

Скачки. Фото: Paul. flickr.com

Скачки. Фото: Paul, flickr.com

Гарри Бенсон не признавал ограничений. Утонченный молодой денди, любитель музыки и изысканных вин, он смотрел на мир как на неисчерпаемый источник наслаждений. Его обаяние, прекрасные манеры и свободное владение несколькими языками открывали перед ним двери лучших домов Европы. В Париже его знали под именем графа Монтегю; тем же, кто звал его Бенсоном, он настойчиво внушал, что эта фамилия — не более чем прикрытие, так как он незаконный сын известного британского генерала. В последнем из утверждений бесспорно была доля правды — отец Гарри действительно был подданным Британской империи, а именно, богатым еврейским торговцем из Лондона.

Ницца – Лондон -тюрьма

Детство и юность Гарри провел во Франции и в Англии, учился в лучших школах обеих стран и завел немало знакомств среди английской и французской аристократии.  Светская жизнь, однако, быстро приелась Гарри, чей деятельный ум искал иного применения. Отдыхая в Ницце, он подделал подпись одного из своих друзей на банковском чеке. Сумма была небольшая, но банковские служащие все же обнаружили подделку. Чтобы избежать ареста, Гарри спешно покинул Ниццу и уехал в Лондон.

В британской столице Бенсон бездействовал недолго. Спустя месяц после прибытия молодой граф Монтегю пожаловал в резиденцию сэра Томаса Дакина, достопочтенного лорд-мэра Лондона. Прекрасно образованный и элегантный двадцатичетырехлетний аристократ представился мэром Шатодена, французского города, разоренного прусскими войсками во время Франко-прусской войны. Очарованный своим французским коллегой, лорд-мэр представил его своим друзьям, членам комитета помощи Франции, которые в свою очередь были так растроганы историей о варварски разрушенном французском городе, что не сходя с места выписали молодому правителю чек на 1000 фунтов в качестве первого взноса. Детективы из Скотленд Ярда не разделяли сантиментов высоких лиц, и не прошло и двух дней после трогательной беседы, как Гарри Бенсона незамедлительно отправили в тюрьму Ньюгейт, где ему надлежало ожидать суда.

По дороге в тюрьму арестант вежливо попросил своих конвоиров не сажать его в камеру, ибо его дух не приемлет ограничения свободы. Ответом ему был презрительный смех. При виде огромной тюремной крепости спокойствие окончательно покинуло Гарри. В ужасе и в отчаянии он цеплялся за стенки тюремной кареты и умолял не запирать его, ведь он не может, не может, не может жить в неволе! Двое дюжих полицейских без труда скрутили хрупкого арестанта и препроводили его в камеру. Несколько часов спустя тюремщик принес ему еду. Гарри есть отказался. Незачем, объяснил он, он же все равно здесь не останется. Тюремщик усмехнулся себе в усы, и запер дверь.

Ночью, лежа на тюремной койке, Гарри поджег свою постель. Пламя лизало его со всех сторон, но он лежал, не двигаясь с места, пока не потерял сознание. Тюремщики вытащили заключенного  из камеры и потушили пожар. Несмотря на многочисленные ожоги, его жизнь удалось спасти. Только ноги были безнадежно повреждены, и их пришлось отнять до колен. Объяснения по поводу того, как ему удалось устроить пожар Бенсон давать отказался. «Я ведь предупреждал, что я здесь не останусь», — только и сказал он следователю.

Через восемь месяцев после пожара тюремный надзиратель внес Гарри в зал суда. Суд приговорил его к двенадцати месяцам заключения, по состоянию здоровья замененными на пребывание в тюремном госпитале. Врачи и медсестры, полные сочувствия к искалеченному молодому человеку, ежеднавно вывозили его в сад. Целыми днями Гарри молча смотрел на деревья, на небо и на птиц. О чем он думал, не знал никто.

 

Многообещающее знакомство

По окончании срока, Бенсон вышел на свободу и под вымышленным именем поселился в небольшом пансионе в Лондоне. После заключения ежемесячное пособие, получаемое им от отца, было сильно урезано, и Гарри, не привыкшему ни в чем себе отказывать, вечно не хватало денег. В поисках дополнительных доходов он наткнулся на объявление в газете, предлагающее работу джентльмену, способному быстро и качественно писать короткие статьи. Бенсон встретился с потенциальным работодателем в одном из лондонских пабов. Так, за кружкой пива и приятной беседой родился союз, вдребезги разнесший детективный отдел Скотленд Ярда.

Вильям Керр и Гарри Бенсон

Вильям Керр и Гарри Бенсон

Веселый краснощекий гигант Вильям Керр внешне был полной противоположностью бледному и томному Гарри Бенсону. Однако, как они быстро убедились, у них было немало общих интересов.  Сын зажиточного пекаря, к двадцати трем годам, Керр перепробовал несколько карьер, и убедился в том, что принятые в обществе способы заработка денег не отвечают его материальным и духовным запросам. В ранней юности, работая помощником букмекера, он убедился в том, насколько прибыльным может быть это дело. После ареста своего партнера, уличенного в мошенничестве со ставками на бегах, Керр понял, что прямые контакты с клиентами, а также неусыпный надзор полиции ставят весь бизнес под угрозу. В его голове зрела идея об альтернативе, где букмекер сможет оставаться в тени, клиент будет убежден в неизменной выгоде, а полиция не будет путаться под ногами. Первым шагом к выполнению плана было найти замену прямым контактом между букмекером и клиентом. Керр придумал создать вымышленную букмекерскую контору, где ставки делались заочно и анонимно, разрекламировать ее в газетах, а затем пожинать плоды в виде банкнот в конвертах. Для написания красочных и убедительных рекламных текстов и переписки с клиентами ему не доставало способностей, поэтому он и обратился к Бенсону, чей слог был безупречен. Вторым шагом, по плану Керра, было «прикормить» какого-нибудь детектива из Скотленд-Ярда, чтобы тот гарантировал новоявленной конторе невмешательство полиции. Он уже начал действовать в этом направлении, регулярно попивая пиво с сержантом Мейкджоном из детективного отдела.

Керр изложил свои идеи Бенсону, чьи глаза, до тех пор выражавшие лишь внимание и интерес, странно блеснули при упоминании детективного отдела. «Ну что ж, — суммировал он,- идея богатая. Но нет никакой гарантии, что аппетиты полицейского не возрастут, и что его коллеги не прознают и не захотят оттяпать и себе кусок пожирнее».

«Что же делать? — растерялся Керр, — Как же нам предотвратить вмешательство новых детективов?» «Не предотвращать, — улыбнулся его собеседник, — а всячески приветствовать».

Так родилась букмекерская контора с отделениями в Лондоне и Париже. Газеты обеих столиц пестрели остроумными рекламными объявлениями, приглашающими делать ставки на скачках во Франции и в Англии. Гарри Бенсон, потерявший обе ноги, но не утративший шарма, восстановил свои старые связи среди аристократии и завел новые. На светских раутах, в опере и в клубе он ненароком упоминал новую компанию, гарантируя баснословные доходы и полную анонимность. Люди охотно делали ставки через «респектабельную» контору.

Тем временем Вильям Керр расширил свои связи с полицией. Помимо сержанта Мейкджона, он завел знакомство с двумя инспекторами детективного отдела, которые регулярно получали от него оговоренные суммы в обмен на молчание и сотрудничество. Керр также вел с ними обширную переписку и тщательно хранил все письма полицейских. Дела у двух друзей шли прекрасно: росло число клиентов, увеличивались прибыли, а с ними и количество вовлеченных в дело полицейских из детективного отдела: от сержанта Мейкджона до инспектора тюрем майора Гриффитса. Все так и продолжалось бы, если б не одна азартная старуха и не один неподкупный полицейский.

Честный детектив

В 1876 году пожилая аристократка мадам де Гонкур сделала ставки через новую букмекерскую контору на сумму в 10 тысяч фунтов. Когда, вскоре после этого она хотела снять со счета 30 тысяч с той же целью, банкиры забили тревогу, и обратились к ее адвокату. Тот, в свою очередь, немедленно сообщил о происходящем в полицию. Французская полиция отреагировала быстро: арестовала нескольких подставных лиц в Париже, и в ходе расследования вышла на британский след, о чем и сообщила своим лондонским коллегам. Подкупленные полицейские предупредили Бенсона и Керра об опасности, и невозможности замять дело, так как к нему подключен новый детектив — известный своей кристальной честностью инспектор Кларк.

детективы на суде Карикатура Вильяма Палмера

детективы на суде Карикатура Вильяма Палмера

Керр начал заметать следы в обеих столицах. Бенсон же решил взять на себя неподкупного инспектора. Наведя справки по своим каналам, он выяснил, что Кларк является масоном, также как и он сам. В сердечном письме Гарри пригласил «брата» к себе домой для знакомства и дружеской беседы. Подписался он одним из псевдонимов. «Брат» Кларк с радостью согласился. В задушевной обстановке, за бокалом кларета, Гарри стал осторожно прощупывать почву. Сперва он предложил гостю сделать ставки на конных бегах через одну очень солидную контору. Кларк вежливо отказался, сообщив хозяину, что интересуется бегами только, если они являются частью его работы. Брат Бенсон сменил тактику и завел разговор о крайне низкой заработной плате детективов. Брат Кларк охотно посетовал на нехватку средств, однако от предложения денежной помощи твердо отказался. Проводив строптивого гостя за дверь, хозяин тем не менее победно улыбнулся своему отражению в зеркале.

Но не прошло и пяти минут, как гость вернулся. В руке он держал завернутые в плотную бумагу 20 соверенов. «Я нашел это в своем кармане. — сообщил он едва сдерживающему гнев Гарри. — Думаю, это ваши».  Кларк ушел. Взбешенный  Бенсон вернулся в кабинет и схватил перо и бумагу. Намекая на некую известную ему информацию, он угрожал «дорогому брату» страшными разоблачениями, если тот не приостановит дело мадам де Гонкур. В ответном письме Кларк не преминул сообщить, что бояться ему некого и нечего. Бенсону предлагалось поделиться любопытными фактами с ним, и со всем миром, буде он того пожелает.

Керр и Бенсон, как загнанные звери, метались по Европе, получая весточки от друзей-полицейских о продвижении следствия. Наконец, после года погони, двое компаньонов были арестованы: один в Англии, другой в Голландии. Арест и последующий суд произвели эффект разорвавшейся бомбы.

Конец аферы

Масштабы  коррупции, обнаружившейся в ходе дела, до основания потрясли столичную полицию. Вслед за Бенсоном и Керром пред судом предстало трое ведущих детективов Скотленд Ярда. Ничего не оставалось, как расформировать весь детективный отдел и уволить всех детективов, на обучение которых полиция потратила массу времени и средств. Уволен был также и Кларк, веру в неподкупность которого Бенсону удалось все же поколебать в ходе следствия. В итоге детективный отдел Скотленд Ярда, созданный в 1842 году и имеющий на своем счету немало раскрытых преступлений прекратил свое существование. На его месте возник Отдел по расследованию преступлений, существующий и по сей день.

А что же двое друзей, благодаря которым, произошли столь кардинальные перемены? Керр и Бенсон были признаны виновными, и отсидели 10 лет. В этот раз Бенсону не пришлось прибегать к крайним мерам, ибо заранее озаботившись подкупить тюремное начальство, они пользовались полной свободой передвижения и массой привилегий в рамках тюрьмы и короткими, но насыщенными выходными за ее пределами.

Тюрьма Томбс на Манхэттене

Тюрьма Томбс на Манхэттене

По окончании срока друзья сперва отправились вместе в Америку, где торговали акциями несуществующих шахт, но вскоре их пути разошлись.  След Керра потерялся в Бельгии. Бенсон же продолжал вести роскошный образ жизни, зарабатывая на него разнообразными аферами. Не все они были удачны. После того как сорвалась его женитьба на дочери генерала, из которого он обманом вытянул 7 тысяч фунтов, Гарри едва избежал ареста и залег на дно надолго. Когда же его средства к существованию стали подходить к концу, у неугомонного Гарри был готов новый план. Узнав, что в Мехико с нетерпением ожидают гастролей известной оперной певицы Аделины Патти, Бенсон представился ее импрессарио, и заработал несколько тысяч долларов продажей фиктивных билетов на концерт, после чего спешно уехал в Нью Йорк. Однако в этот раз скрыться ему не удалось.

Полиция Нью-Йорка арестовала его и поместила в тюрьму Томбс на Манхеттене. Попытка сбежать провалилась, и когда до него дошли слухи о его неминуемой выдаче в Мексику, где тюрьмы издавна славились вопиющим беспределом, он решил, что с него хватит. Солнечным днем, сидя среди заключенных, прогуливающихся  по верхней галерее тюрьмы, нечеловеческим усилием Гарри приподнялся со стула и выбросился вниз через бортик галереи. Сбежавшимся к нему тюремщикам не оставалось ничего иного, кроме как констатировать, что отныне и навеки  их арестант свободен.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x