Экономика

Photo by Flash90

Трамп против Китая

Экономические враги Китая — это не Дональд Трамп и американские изоляционисты, а развитие 3D-печaти, робототехники и цифровизация производств. Именно эта «новая индустриализация» - может позволить американцам конкурировать с Китаем, вернуть себе производственные функции, технологические мощности и рабочие места. Рано или поздно это случится. Если это произойдет во время «дежурства» Трампа, будет ассоциироваться с ним, то этого будет достаточно для того, чтобы он вошел в историю США как великий президент, даже если случившееся будет совсем не его заслугой.

Главным экономическим событием последних дней стала начавшаяся торговая война между США и Китаем. Война, которая входила в предвыборные обещания президента Трампа. Постепенно, к удивлению скептиков, выясняется, что Трамп действительно верил в то, что говорил. И не собирался отказываться от своей риторики.

Война, которая может нанести новый тяжелый удар по фондовому рынку, восстанавливающемуся после февральских падений.

Вашингтон и Пекин обвиняют друг друга в экономическом протекционизме. Обе страны готовы ударить пошлинами по «нечестной конкуренции».

22 марта Трамп подписал меморандум о борьбе с «экономической агрессией Китая». «США имеют торговый дефицит в $800 млрд., из которых $500 млрд. приходятся на Китай», — заявил Трамп. Президент США также сообщил о ежегодной краже интеллектуальной собственности, которая обходится Соединённым Штатам в сотни миллиардов.

3 апреля администрация Трампа опубликовала список из более 1300 китайских товаров, которые предлагается обложить 25-процентными пошлинами. В этот перечень попали лекарства, медицинское оборудование, бытовая техника, телевизоры, принтеры, компьютеры, авиадвигатели, робототехника, светодиодные лампы, продукция ВПК, поставки насосов и транспортных средств, полупроводников и алюминиевого проката.

4 апреля Трамп заявил: «Мы не находимся в состоянии торговой войны с Китаем, эта война была проиграна много лет назад глупыми или некомпетентными людьми, которые представляли США».

Китайские студентки, Пекин, 2013 год. Photo by Liron Almog/FLASH90

 

Китайский ответ

Власти Китая в ответ приняли решение о введении пошлин в размере 25% на 106 импортируемых из США товаров. В указанный список вошли такие продукты как: соевые бобы, продукты из кукурузы, говядина, хлопок, некоторые виды пшеницы, апельсиновый сок и виски, сигары и табак, автомобили и продукция химической промышленности.

План Пекина ввести новые пошлины был объявлен всего через несколько часов. Ответные меры выглядят неожиданно жесткими и тщательно продуманными.

Меры, объявленные китайскими властями, не только затрагивают ключевые элементы американского экспорта, они бьют именно по избирателям Трампа: фермерам и автомобилестроителям.

Заместитель министра коммерции КНР Ван Шоувэнь заявил, что Китай не хочет торговой войны (поскольку в ней не бывает победителей), но готов к ней.

Китай готов подать иск во Всемирную торговую организацию (ВТО).

США ждут, что Китай уступит в торговом споре. Об этом заявил глава национального экономического совета при Белом доме Ларри Кудлоу в эфире телеканала Fox News.

Главные рынки планеты

С самого начала президентства Трампа было понятно, что с точки зрения мировой экономики самое интересное в будущей каденции  — это торговое противостояние США и Китая, которое он обещал. И вот свершилось: рыжий президент вышел на тропу войны с дешевыми китайскими лампочками.

Возможен ли переход к тому, к чему так громко призывает Трамп – возвращению США индустриального лидерства и снижения производственной зависимости от Китая? Многие считают, что это невозможно. Во всяком случае, невозможно без существенного понижения уровня жизни большинства американцев и удара по глобальной экономике.

Трамп собирается воевать с Китаем пошлинами, акцизами, штрафами, протекционизмом, изоляционизмом и пр. Критики торгового протекционизма в отношениях с Китаем говорят, что если уменьшить экспорт, то кроме ответных действий Китая, кроме коллапса мировой экономики, произойдет и рост цен на большинство товаров в Америке. Причем, что важно подчеркнуть, не только товаров, которые произведены в Китае, но и товаров, которые включают китайские составляющие. Сегодня во многих технических штучках, которые производятся в США, не намного меньше китайских деталей, чем в привозных товарах.

«Кимерика» – термин, который изобрели историк Ниал Фергюсон с экономистом Морицем Шулариком – означает симбиоз избыточного потребления американцев, питаемого нескончаемым экспортом из Китая.

Китай использует США как огромный рынок для более дешевой (часто — менее качественной) и потому более конкурентоспособной продукции. Но и Китай — является огромным и стремительно растущим рынком.

В 2014 году МВФ сообщил, что, если рассматривать покупательную способность населения, Китай сегодня является крупнейшей экономикой в мире. С 1871 года этот титул принадлежал США, которые отвоевали его у Соединенного Королевства. Теперь номером один стал Китай.

Может ли Трамп победить?

Китай и США раскручивают спираль торговой войны. Большинство экспертов сулят Трампу поражение в противостоянии с Китаем. Поражение, которое нанесет тяжелейший урон благосостоянию большинства американцев. И американской экономике, которая не сможет моментально приспособиться к сокращению импортных поставок —  например, стали.

Кроме того, поскольку Китай не в состоянии одномоментно употребить всю торговую выручку, поэтому часть средств возвращается в США в виде инвестиций. Китай главный покупатель американских государственных облигаций (сейчас их у Пекина на $1,2 трлн.), а значит и главный гарант курса доллара.

Возможен также новый кризис мировой экономики. Мировые рынки уже отреагировали на это противостояние падением индексов. Инвесторов сильно беспокоит вероятность глобальной экономической конфронтации. Трейдеры сейчас будут стремиться уходить от рисков.

Но может ли Трамп выиграть? Может. И чисто тактически, и стратегически. Вполне возможно, что со стороны Дональда Трампа мы видим его обычный шантаж в духе теории игр, для достижения более выгодного соглашения. Нынешние списки, вполне возможно, представляют скорее исходные позиции сторон на переговорах (чтоб было от чего отступать).

Ни одна из стран не вводит пошлины немедленно. Вступление в силу новых китайских пошлин будет зависеть от того, когда пошлины будут введены в США. А реализация намерения введения импортных пошлин в США—  это достаточно долгий путь, который затянется на месяцы, а может и пару лет. За это время у Китая есть время испугаться и прогнуться, пойти на договоренность и пр. «Прогиб» может быть не столько всамделишный, сколько по очкам или вовсе пиарный. КНР может пойти на определенные уступки. Могут снизить пошлины на импорт американских автомобилей (они все равно будут дороже китайских). Могут увеличить импорт полупроводников американского производства… И Трамп запишет этот «прогиб» себе в актив.

Но уменьшение китайской роли уже происходит по факту. Происходит последние несколько лет, и без всякого Дональда Трампа. Если процесс ускорится, то это будет поставлено ему в заслугу.

Дешевый труд и Четвертая промышленная революция

Во всем мире сегодня трудно обойтись без китайских товаров. Китай стал всемирной мастерской ширпотреба, не выдумывая ничего нового, не предлагая ничего оригинального, выезжая на дешевизне процесса производства. Прежде всего, на дешевом и хорошо организованном труде.

Дешевый труд — стал своеобразной «нефтью» для китайской экономики. Он позволил китайскому правительству не заниматься всеобъемлющими реформами, не добиваться прозрачности, вводить жесткие бюджетные ограничения для госпредприятий и региональных властей.

Есть довольно большое количество людей, которые предлагают видеть в китайской экономике образец. Однако, грядущий кризис китайской экономики неизбежен. Он произойдет в грядущем витке индустриального технологического цикла. И будет вызван теми же причинами, что ранее обеспечивали рост китайской экономики.

Обилие дешевой рабочей силой может стать слабостью так же, как оно стало силой. Photo by Liron Almog/FLASH90

Несколько лет назад Стивен Левитт писал в своем блоге: «Недавно я побывал в Китае и обнаружил, что там сплошь и рядом человек пять делают работу, которую в Америке выполняет один. Скажем, в гостинице была женщина, чья основная забота состояла в том, чтобы нажимать на кнопку лифта. Не знаю, может, я не заметил еще какие-то ее функции, но при кнопке она была неотлучно. Рестораны изобиловали официантами: чуть ли не по одному на столик.

На главной улице в Наньчане стояли человек двести и держали в руках картонки с надписями. Я было решил, что они безработные и ищут работу. Но оказалось, что они при деле. Их задача состояла в том, чтобы день напролет стоять на углу с надписью, что они покупают подержанные мобильники. К несчастью для них, за ту неделю, что я ходил по этой улице, мобильники им продавали, по моим наблюдениям, лишь раза три. Но, видимо, люди считали, что получают достойную оплату, раз пошли на эту работу.

Однажды я зашел в большой магазин купить банку детской смеси для своей дочери Софи и подумал, что в плане количества сотрудников тут явный перебор. Пока я искал прилавок с тем видом детской смеси, который использовали в ее сиротском приюте, четыре девушки очень активно пытались мне помочь. Поначалу я принял их за покупательниц. Но через некоторое время (они не знали английский, а мои познания в китайском ограничены полусотней слов) я понял, что они работают. Они суетились возле меня минут десять, прежде чем я купил банку за $4. Все это выглядело очень странно.

Лишь потом в гостинице китаянка-гид объяснила мне, в чем дело. Эти женщины не были сотрудницами магазина. Они наняты компаниями, чтобы рекомендовать покупателям марку смеси, производимой конкретной фирмой! Вот почему мне столь настойчиво и энергично подсовывали разные виды смесей. Магазину все равно, какую я выберу: главное, чтобы я ее купил. Но для производителей перебить у конкурентов клиента — то, за что имеет смысл платить сотрудникам».

Шанхай, 2013 год. Photo by Liron Almog/FLASH90

Что угрожает Китаю?

Собственно, все вышеописанное и станет главной причиной китайского кризиса на будущем витке технологической революции. Китай, с его дешевым трудом, интегрировался в глобальную экономику, в которой доминируют страны западной демократии, покупающие примерно 60% китайского экспорта. Они, конечно, не могут позволить себе, чтобы рабочим платили так мало. Поэтому их товары не выдерживают конкуренции с китайскими. Но как только новые технологические достижения позволят уменьшить роль человеческого труда на конвейере, китайская экономика попадет в глубочайший кризис. Китайская экономика окажется столь же неконкурентоспособной, как в 19 веке был обреченным труд индийских ткачей (каждый из которых получал много меньше, чем британский рабочий) в сравнении с английскими ткацкими фабриками.

Экономические враги Китая — это не Дональд Трамп и американские изоляционисты, а развитие 3D-печaти, робототехники и цифровизация производств. Именно эта «новая индустриализация» может позволить американцам конкурировать с Китаем, вернуть себе производственные функции, технологические мощности и рабочие места. Рано или поздно это случится. Если это произойдет во время «дежурства» Трампа, будет ассоциироваться с ним, то этого будет достаточно для того, чтобы он вошел в историю США как великий президент, даже если случившееся будет совсем не его заслугой.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x