Арабский мир

Photo by Abed Rahim Khatib/Flash90

Крепкий орешек Джихада

Разница между Исламским Джихадом и светским ФАТХом, который также на протяжении своего существования промышлял террором против Израиля – огромна. ФАТХ может пойти на удобную сделку, объяснить своим сторонникам ее необходимость, так как он оперирует другой терминологией и опирается на иные постулаты. Исламский Джихад на это априори не способен, также как и ХАМАС – другая исламистская организация, которая также периодически берет деньги от Ирана, однако продолжает оставаться в радиусе суннитских исламистов.

Давно хотела написать об эволюции Исламского Джихада — от Братьев-мусульман к шиитской теологии.

На прошлой неделе все говорили об Исламском Джихаде и об убиенном полевом командире этой организации – Баха Абу аль-Ата, как будто до вчерашнего дня этой организации не существовало, а аль-Ата – первый ее лидер, угрожавший безопасности Израиля. На самом деле, Исламский Джихад – это, наверное, первый пример гибридной террористической организации, которая произросла из чрева египетских Братьев-Мусульман, но затем вполне органично адаптировалась в мире шиитского радикализма.

Фатхи Шкаки, основатель Исламского Джихада, а также Рамадан Шалах, и несколько других отцов-основателей, учились, как и многие палестинцы, в Египте. Университет Заказика (город в Верхнем Египте) в 1979 году был логовом исламского экстремизма. Современники Шкаки рассказывали, что студенты поголовно были членами Братьев-Мусульман. Кстати, в восьмидесятых годах после возвращения из США профессорскую должность в этом университете занял Мухаммад Мурси – будущий президент Египта. Исламский Джихад был основан в 1979 году, в качестве отделения египетского Исламского Джихада.

Эта организация стремилась к основанию исламского государства (ИГИЛ то ничего нового не изобрел), и считала, что джихад является прямой и неотложной обязанностью любого мусульманина. Палестинское отделение Джихада ставило во главу угла разрушение и уничтожение государства Израиль. В 1981 году, после покушения на жизнь президента Анвара Садата, за которым стоял египетский Исламский Джихад, лидеров палестинского отделения депортировали на родину, в сектор Газа. В эти годы Фатхи Шкаки создает сеть идеологических центров в мечетях Газы, а также начинает подготовку вооруженной структуры, которая в последствии должна была стать «армией джихада».

Исламская революция в Иране поразила воображение молодых экстремистов, и невзирая на конфессиональные различия (шииты-сунниты), в Исламском Джихаде принимают решение о необходимости сближения с Ираном, прежде всего рассчитывая на получение финансирования для деятельности организации в Газе. «Исламская революция 1979 года это модель успеха, на которую ориентируется Исламский Джихад» — так гласила одна из пропагандистских брошюр организации, захваченная в результате обыска одного из домов в Газе, где действовали члены этой организации. Связи между палестинским Исламским Джихадом и Тегераном усилились после того, как в 1988 израильские власти депортировали в Ливан нескольких лидеров и видных активистов этой организации. Некоторые из них со временем обосновались в Дамаске, где по сей день находится «внешнее» руководство Джихада. В Газе и на Западном Берегу Исламский Джихад принимает активное участие в первой интифаде, и является одной из ее движущих сил.

6 июля 1989 года активист Исламского Джихада по имени Абд аль-Хади Ганим совершает теракт в 405 автобусе, который в этот момент проезжал мимо Кирьят Яарим, в предместьях Иерусалима. Ганим вырвал руль у водителя и направил автобус в пропасть. 14 израильтян погибло, десятки других получили ранения. В дальнейшем ХАМАС усовершенствовал технологию «автобусных взрывов», но именно Исламский Джихад положил начало череде этих страшных терактов, которые продолжались на протяжении девяностых и двухтысячных. Двойной теракт Джихада в 1995 на перекрестке Бейт-Лид, когда двое террористов привели в действие пояса смертников находясь в гуще солдат, потрясло общественное мнение в Израиле. В этом же году в Мальте Фатхи Шкаки был ликвидирован агентами Мосада.

На смену, как и стоило ожидать, пришел новый лидер – однокашник Шкаки, Рамадан Шалах. Он продолжил курс на Иран, взятый его предшественником, и использовал щедрое финансирование для увеличения объема террора и тренировки членов военного крыла – Бригад Аль-Кудс. «Палестинский Исламский Джихад это один из плодов мощного дерева, великого лидера, аятоллы Хаменаи» — такое заявление сделал Шелах в мае 2002 года, находясь в Тегеране. Примечательно, что Исламский Джихад опирается исключительно на иранское финансирование, в отличии от ХАМАСа и других палестинских террористических организаций, а труды, которые принадлежат перу Шалаха и других идеологов Исламского Джихада, однозначно признают некоторые постулаты шиитской веры, вплоть до прихода Аль-Махди (мессии) и его образа. Для шиитов Махди – это вполне реальный человек, который обитает среди людей, дожидаясь своего часа, тогда как для суннитов это скорее мифологическая фигура.

Исламский Джихад являет собой пример того, как палестинские фундаменталисты стали сплавом и перекрестком радикальных исламистских идеологий – суннитских Братьев-Мусульман и постреволюционного Ирана. Националистический палестинский элемент – лишь обертка, а внутри скрывается непримиримая вера в торжество исламской веры над всеми остальными религиями, недопустимость власти иноверцев – евреев или христиан – над землями « исламского вакфа», и готовность к продолжению долгосрочных военных действий, для чего необходимы эпизодические передышки.

Эта организация – крепкий орешек. Разница между ней и, например, светским ФАТХом, который также на протяжении истории промышлял террором против Израиля – огромна. ФАТХ может пойти на удобную сделку, объяснить своим сторонникам ее необходимость, так как он оперирует другой терминологией и опирается на иные постулаты. Исламский Джихад на это априори не способен, также как и ХАМАС – другая исламистская организация, которая также периодически берет деньги от Ирана, однако продолжает оставаться в радиусе суннитских исламистов. Их raison d’etre – это джихад за освобождение исламской земли и создание там исламского государства (так, как они это понимают). Затишье и прекращение огня допустимы для того, чтобы служить высшей цели.

Стоит помнить об этом, когда политики вновь сотрясают воздух заявлениями о «примирении с ХАМАСом» или «прекращении огня с Исламским Джихадом».

 

Блог автора в ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x