Конфликт

Газа фото - википедия

ХАМАС и анемоны

Слухи о близкой смерти шейха Ясина ходили почти 12 лет. Биньямин Нетаниягу рассказывал, что за время его первого срока в качестве премьер-министра ШАБАК и управление тюрем неоднократно обращались к нему и предлагали освободить Ясина, пока не поздно, поскольку его конец уже близок. «Он может умереть в израильской тюрьме, - предупреждали врачи тюрьмы Ашморет, - и, если это произойдет, это может поджечь всю Газу и Западный Берег».

Начинаем публикации глав из книги Шломи Эльдара «Узнать ХАМАС».

Глава 1 «Сбор анемонов»

Во вторник (ошибка автора, на самом деле – в воскресенье) на рассвете, 21 марта 2004, шейха Ясина разбудил призыв муэдзина мечети аль-Муджама аль-Ислами, главного центра движения ХАМАС. Крик «Аллах Акбар» разносился и заполнял собой унылую местность с ее обшарпанными домами под асбестовыми крышами. Когда-то в кварталах Сабра и Зейтун росли оливковые деревья и кусты цабара, но их выкорчевали, чтобы было куда втиснуть растущее население. Районы становились теснее, дома жались друг к другу, остатки зеленой краски исчезали, уступая место депрессивному серому цвету штукатурки. Над домами высилась мечеть, возведенная недалеко от дома шейха Ясина. Как сверкала в вышине подсвеченная неоновым зеленым цветом верхушка мечети, так основанное шейхом движение царило над улочками лагерей беженцев, освещенных новым зеленым цветом – цветом движения ХАМАС.

Дом шейха располагался в одном из переулков на границе двух кварталов, вплотную к двери автомастерской, заваленной ржавыми запчастями. Тесный дом в мрачном лагере беженцев стал для поклонников шейха символом его скромности и отрешенности от всего земного. Благодаря своему смирению шейху удалось покорить многие сердца и убедить людей следовать за ним. Единственным знаком того, что дом рядом с автомастерской принадлежит не совсем рядовому человеку, был домофон, прикрепленный к прочной железной двери. Домофон был установлен, когда шейх неожиданно вернулся из израильской тюрьмы.

На наружные стены дома часто наклеивали портреты лидеров и высокопоставленных членов движения, ликвидированных Израилем. Их изображали с автоматом Калашникова в руках и с воинственным взглядом – Исмаил Абу Шанаб, Салах Шхаде, Ибрагим Макадме и другие. Каждая ликвидация отзывалась в Газе волной гнева и обещаниями отомстить. За каждой ликвидацией следовал теракт, за каждым терактом – ликвидация, и уже непонятно было, кто начал, а кто расплачивается кровью и жизнями.

В дни перед ликвидацией шейх Ясин прятался в укрытии. Теракт, осуществленный ХАМАСом совместно с Бригадами мучеников Аль-Аксы ФАТХа в порту Ашдода, унес жизни десяти израильтян. Лидеры и видные деятели движения и других бригад скрывались из страха перед местью Израиля. В этот раз структуры, отвечавшие за безопасность членов ХАМАС, потребовали, чтобы Ясин также оставил свой дом — многое указывало на то, что парализованный шейх, много лет живущий под угрозой, вошел в список подлежащих ликвидации. Похоже было, что его статус духовного лидера и попытки лидеров движения создать видимость разделения политической и боевой структур ХАМАС, не смогли его защитить. В этот раз шейх оказался под прицелом.

Сразу после теракта в Ашдоде шейха Ясина перевезли на первый этаж квартиры кассира движения Салаха Харзалла, на улице Насера в нескольких сотнях метров от больницы Аль-Шифа. Его и его сопровождающих разместили в нижнем этаже, в чем-то вроде полуподвала, пока не исчезнет угроза жизни им и их семьям. Но из-за загрязнения воздуха, который попадал с оживленной улицы в душную квартиру, у Ясина начались приступы тяжелого удушья, и за три дня его пребывания в укрытии его здоровье серьезно пошатнулось. Когда его сын Абд эль-Хамид, находящийся с отцом в убежище, понял, что тот может задохнуться, то по рекомендации доктора Махмуда аз-Захара ближе к вечеру отвез его в больницу Аль-Шифа, где его госпитализировали в боковой палате под полным врачебным надзором. Абд эль-Хамид рассказывал, что когда они входили в больницу, над ней кружили вертолеты ЦАХАЛа, как бы демонстрируя Ясину и его спутникам, что его местонахождение известно и что не существует места, где бы он был в безопасности.

«Мы бы предпочли доставить его домой, чтобы он был со своей семьей, — говорил сын. – Так или иначе его дни сочтены, умрет ли он от болезни или как шахид от вертолетов Апачи, которые сопровождают каждое его движение».

Ясин и сам хотел вернуться домой в квартал Сабра и провести ночь в собственной кровати. На следующее утро Абд эль-Хамид поспешил на КПП Рафиах, чтобы встретить из Египта свою жену и троих детей. Сам Абд эль-Хамид как обычно оставался при парализованном отце. «Моему сыну было четыре года, — рассказывал Абд эль-Хамид. – Когда они были в Каире, он сказал своей матери: давай вернемся домой, дедушка завтра умрет, давай вернемся, пока не поздно. И они действительно сразу вернулись…»

Слухи о близкой смерти шейха Ясина ходили почти 12 лет. Биньямин Нетаниягу рассказывал, что за время его первого срока в качестве премьер-министра ШАБАК и управление тюрем неоднократно обращались к нему и предлагали освободить Ясина, пока не поздно, поскольку его конец уже близок. «Он может умереть в израильской тюрьме, — предупреждали врачи тюрьмы Ашморет, — и, если это произойдет, это может поджечь всю Газу и Западный Берег.»

В конце концов Нетаниягу был вынужден освободить Ясина, но не из-за болезни, а как часть сделки с королем Хусейном после попытки ячейки Моссада ликвидировать в Амане Халеда Машаля, главу политбюро ХАМАС. «На мое решение последовать совету бывшего главы Моссада Эфраима Галеви и отпустить Ясина из тюрьмы в Газу, кроме стремления уладить вопрос с королем Хусейном и вернуть домой своих агентов, повлияло то, что конец шейха все равно близок, очень близок, так лучше пусть он умрет в Газе.» — вспоминал Нетаниягу.
Можно понять эти медицинские соображения, если учесть, что кроме тяжелой инвалидности, Ясин страдал от хронической болезни легких. Но вопреки всем прогнозам он упрямо не умирал еще десять лет и стал чем-то вроде медицинского чуда. После освобождения из тюрьмы он вернулся домой и продолжил направлять действия ХАМАСа. Сотрудники АМАНа и ШАБАКа вновь и вновь говорили, что Ясин умирает и вот-вот умрет; были и те, что в ответ только улыбались, как бы говоря: «Что, опять?» Со временем уже никто из руководства израильских служб безопасности не хотел полагаться на то, что природа возьмет свое…

Продолжение следует

Перевод Анны Кац

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x