Общество

Полицейские во время протестов против задержания демонстрантов в Хайфе 20 мая 2018 г. Фото: Meir Vaknin, Flash-90

Что значит быть арабом в Израиле

Государство не позволяет арабам полностью интегрироваться в общество, а правительство определяет их как чужих, как кость в горле у евреев, как предателей. Известно, надо избегать сравнений – но разве это не есть институализированная расовая ненависть в самой ее крикливой и грубой форме? Мы, постоянно жалующиеся на повсеместный антисемитизм, - мы являемся величайшими антисемитами в нашей собственной стране.

Иногда мне становится любопытно: что значит быть арабом в Израиле? Каковы повседневные, самые банальные ощущения, связанные с такого рода существованием?

И когда я задумываюсь об этом, к стыду своему не слишком часто, мне кажется, что это напоминает некое неловкое самоосознание, с которым человек живет почти все время, но сильнее всего ощущает, выходя из дома: ключи, мобильный телефон, сигареты, удостоверение личности, арабская идентичность.

Израильские арабы знают, что они граждане второго сорта и самая ненавидимая группа населения в Израиле. Это не та идентичность, которую можно забыть дома, выходя на улицу. Они читают газеты, они знакомы с твитами и комментариями в социальных сетях.

Ну, например, они видят, как полицейский помещает в сети снимок самого себя рядом с друзьями, в мундирах, они готовятся к протестам в Хайфе. И читают отклики: «Переломайте им ноги», «Вые…те их за нас». И они видят, что полицейский, назовем его Л., делает лайки на эти комментарии, и они, разумеется, понимают, что у него есть личностная идентификация, которая требует поддержки, и что ненависть к арабам составляет часть этой идентификации. Этот полицейский нуждается в подтверждении своего места в общественной иерархии. Ему нужно также напоминать другим о своем превосходстве, о своем праве наводить страх, ломать ребра и колени.

Джафар Фарах, руководитель центра «Мосауа», защищающего права израильских арабов, столкнулся с некоторой нехваткой терпимости по отношению к арабской общине, когда он отправился искать своего сына во время демонстрации против убийства протестующих у пограничного забора в Газе. Он бы многое дал, чтобы увидеть ряды полицейских, патрулирующих города и села, защищающих жителей от растущего половодья преступности. Но, к его несчастью, эта полиция несет порядок другого рода, порядок, защищающий не арабскую общину, а израильское общество от этой общины.

И, как и можно было ожидать, кто-то, возможно, полицейский Л., атаковал сына Фараха и его самого. В полицейском участке, как рассказали эти двое, их назвали террористами и пообещали: «Сегодня мы с вами позабавимся. Уж мы вам вломим». И, по сути, они выполнили свое обещание. Оставляя вульгарности в стороне, наиболее красочным был призыв: «Убирайтесь в Газу. Здесь еврейское государство».

Глава правительства, в распоряжении которого находится эта полиция, время от времени подпитывает это чувство. Арабы, как мы помним, толпами ползли на избирательные участки, болельщики футбольной команды города Сахнин свистели в «момент молчания». Как же тут не ненавидеть?

А если у кого-то оставались бы сомнения, высказывание министра обороны Авигдора Либермана о депутате Кнессета Аймане Оде вполне проясняет подход наших политических лидеров к арабам: Оде – террорист, потому что он араб, и как таковой должен сидеть в тюрьме.

Государство не позволяет арабам полностью интегрироваться в общество, а правительство определяет их как чужих, как кость в горле у евреев, как предателей. Известно, надо избегать сравнений – но разве это не есть институализированная расовая ненависть в самой ее крикливой и грубой форме?

Быть арабом в Израиле – страшно и опасно. Это  тривиальное утверждение, но оно означает, что мы достигли дна и ноги наши вязнут в жиже расистских отбросов. Мы, постоянно жалующиеся на повсеместный антисемитизм, — мы являемся величайшими антисемитами в нашей собственной стране.

Мы – лишенные стыда арабоненавистники.

Много было написано и сказано о жертве, превращающейся в мучителя. Еще не так давно мы опасались ходить по улицам европейских столиц с признаками еврейской принадлежности. А сегодня – с полицейской дубинкой на поясе – мы вселяем страх в других на улицах наших городов.

Поздравления! Мы снова порождаем нашу историческую судьбу – на сей раз в роли жестоких «центурионов». Метафора завершена.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Оригинал  на сайте » Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x