Арт-политика

Самый сильный голос правых СМИ

Эйлс утверждал, что не существует свободных и нейтральных СМИ. Что вся эта игра в объективность выгодна только либералам. Людей, которые придерживаются прогрессивных взглядов и хотят взвешенной журналистики с разносторонней подачей информации — их не большинство. Большинству все эти элитарные штучки "до крысиной задницы..."

Лучший (на мой взгляд) американский канал по производству сериалов Showtime выдал долгожданный сериал «Самый громкий голос» с оскароносным Расселом Кроу, которого, правда очень трудно узнать под многочисленными слоями грима и подкладками под одежду, что помогают этому актеру, которого мы помним по ролям боксера и гладиатора, воплотить на экране образ толстого, неуклюжего, страдающего отдышкой и гемофилией, бывшего гендиректора американского телеканала Fox News Роджера Эйлса (другие варианты русскоязычного написания фамилии: Айлз, Айлс, Эйлз). А главные женские образы в сериале «Самый громкий голос в комнате» сыграли красавицы-блондинки Сиенна Миллер, Наоми Уоттс и Аннабель Уоллис.

Сериал частично основывается на одноименной книге Гэбриэла Шермана, опубликованной 5 лет назад, в 2014 году, ещё до того, как Эйлс лишился места гендиректора Fox News из-за скандалов с сексуальными домогательствами, а Дональд Трамп стал президентом США. Желание экранизировать книгу Шермана возникло сразу же после её выхода, а последующие события — только делали проект все более и более актуальным.

Сериал «Самый громкий голос» — это  история одного из приближенных Трампа — очень талантливого и одиозного медиаменеджера, создателя особого стиля подачи новостей («Мы не говорим Барак Обама. Мы говорим — Барак Хуссе́йн Обама. Никогда не забывайте про среднее имя», «Если вы не можете подтвердить доказательством сообщение о мусульманском образовании Обамы… Задайте его как вопрос»).

Роджер Эйлс

«Мне до крысиной жопы..

В свое время именно Роджер Эйлс прекратил американскую карьеру ветерана советского и российского телевидения Владимира Познера. Познер пишет в своих воспоминаниях: «Работая в Америке на канале CNBS, где вместе с Филом Донахью мы делали программу «Pozner & Donahue», я близко познакомился с тем, как реально обстоят дела со свободой слова. Приведу случай, который стал роковым для программы «Познер и Донахью».

Новым президентом канала CNBS был назначен Роджер Эйлс, человек крайне реакционных, чтобы не сказать неандертальских, взглядов. Когда наступило время возобновить наш контракт, Эйлс позвонил мне и сказал (помню, как мне кажется, почти дословно):

— Мы продлим с Вами контракт, но только при двух условиях. Во-первых, Вы должны будете согласовывать со мной тему каждой вашей программы. Во-вторых, Вы должны будете согласовывать гостей, которых приглашаете, а то у Вас сплошные либералы!

Это была ложь: мы чаще приглашали именно представителей консервативного крыла, людей иных, а то и противоположных нам политических взглядов. Но соврать ради достижения цели никогда не составляло трудности для Эйлса».

Познер в ответ сказал, что это называется цензурой. На что мистер Эйлс ответил (и это точная цитата):

I don’t give a rat’s ass what you call it, that’s the way it’s going to be (Мне до крысиной жопы, как ты это называешь, но будет именно так ).

«Я объяснил Эйлсу, что не для того переехал из Москвы в Нью-Йорк, чтобы меня цензурировали, и послал его к черту. Фил сказал примерно то же самое. В результате наш контракт не продлили, и программа исчезла.

Замечу, что она была успешной и имела самый высокий рейтинг среди всех политических шоу, шедших по кабельному ТВ в то время. Но никто из телекритиков не «заметил» ее исчезновения».

Когда Ральф Нейдер, один из самых известных общественных деятелей США, с возмущением позвонил Тому Шейлзу, главному телекритику престижнейшей газеты The Washington Post, тот выслушал Нейдера, сказал, что это возмутительно, но ничего не напечатал.

С Эйлсом, зная его злопамятность и вздорный характер, предпочитали не связываться.

Как возник Fox News

Сериал «Самый громкий голос» начинается именно с увольнение самого Эйлса с CNBS. Уволили его за непристойную антисемитскую выходку.

Уволенный в расцвете сил (ему всего 55) Эйлс по-хитрому составляет прощальное соглашение с бывшим работодателем. Он соглашается получить крупную компенсацию в обмен на «отказ от конкуренции» — обязательство не работать ни с одной из существующих телевизионных компаний. «Ни с одной из существующих» … Владельцы CNBS, выдающие ему золотой парашют, не обращают внимание на это уточнение. А Эйлс, получая щедрые выплаты, решает их «поиметь».

Эйлс, который был в своей жизни уже и руководителем новостных служб, и политтехнологом (у президентов США от Республиканской партии Ричарда Никсона, Рональда Рейгана и Джорджа Буша-старшего), который продвигал американских правых политиков и консервативные ценности, решил объединить два этих ремесла в новом проекте. Он идет на работу к Руперту Мердоку и создает новый канал.

Правила Эйлса

На наших глазах персонажем, которого играет Кроу, формулируется новый (с тех пор, за последние 20 лет, ставший очень распространенным) подход к СМИ.

Эйлс утверждает, что не существует свободных и нейтральных СМИ. Что вся эта игра в объективность выгодна только либералам.

Все эти требования журналистской этики — нужны только узкой кучке прогрессистов. А навязывается это всем. В том числе тем, кому передовые взгляды вовсе не присущи.

Людей, которые придерживаются прогрессивных взглядов и хотят взвешенной журналистики с разносторонней подачей информации — их не большинство. Большинству все эти элитарные штучки до крысиной задницы.

Пресса не должна воспитывать людей. Не должна учить, поднимать, цивилизовывать. Она должна давать людям то, что они хотят услышать. Переубедить никого невозможно. И не нужно даже стараться.

Телевидение должно не бороться с комплексами и стереотипами, а потакать им, выражать их, холить и лелеять.

Пусть все остальные СМИ подыгрывают либеральной элите. А Fox News — заберет другую часть.

Пропагандистская машина

«Самый громкий голос в комнате» — это сериал о том, как постепенно создавалось медиополе эпохи постправды.

Роджер Эйлс — безусловно был одним из идеологов и первопроходцев теории и практики правых СМИ. Создателем образцового рупора национал-популизма — мировоззрения, которое и приведет к власти Трампа.

Исследование 2007 года показало, что стоит каналу Fox News появиться в любой локальной кабельной сети, как этот регион сразу становится более «правым». Это стали называть «эффект Fox News».

Но Fox News не был просто агитационным каналом Республиканской партии. Он не только работал на политиков. Канал, пользуясь своим влиянием, заставлял республиканских политиков работать на Руперта Мердока.

Любой республиканский политик должен был договариваться с Мердоком и хранить хорошие отношения с Эйлсом, если хотел получить поддержку на выборах, мобилизовать общественное мнение в поддержку законодательной инициативы и пр.

Сотрудница должна быть благодарной и…

На человеческом уровне Эйлс показан как человек гневливый, неуравновешенный, мстительный, невоздержанный на язык, склонный к интригам, потребительски относящийся к женщинам.

Именно отношение к женщинам — сотрудницы должны быть очень красивыми, педантично исполнительными и «благодарными» работодателю — приведет к  увольнению Эйлса с Fox News.

«Я спал с тремя бывшими Мисс Америка», — сказал Эйлс четвертой, Гретчен Карлсон, которую принял на работу, а потом уволил за то, что она ему отказала. Гретчен подала в суд, слила дело в прессу, а дальше всплыли ещё многие случаи служебных романов с подчиненными, принуждения к сексу сотрудниц, непристойных предложений и пр.

Роджер Эйлс и Мердок

Уволенный с Fox News

На первых страницах книги Майкла Волфа «Огонь и ярость. В Белом доме Трампа» рассказывается, что к моменту начала работы с Трампом семидесятишестилетний Эйлс, давно испытывавший проблемы с ногами и тазобедренными суставами, с трудом передвигался.

Он был уволен с Fox News по подозрению в сексуальных домогательствах. Это произошло за шесть месяцев до победы Трампа. Эйлса изгнали либеральные сыновья консервативного восьмидесятипятилетнего Руперта Мёрдока, обладателя контрольного пакета акций Fox News и самого могущественного медиамагната века.

Джеймс Мердок считал, что Эйлс уже делает Fox News настолько токсичным, что это вредит всем остальным частям медиаимперии. Слишком громкими стали сексуальные скандалы, в которых запутались не только Роджер, но и ключевые фигуры его окружения (чтобы замять скандальные истории пришлось выплачивались отступные в миллионы долларов).

Слишком откровенна была идеологическая предвзятость, передергивание, партийная нагрузка.

После увольнения Эйлса, Джеймс Мердок хотел модернизировать канал, сделать его более конвенциональным и менее предвзятым. Джеймс хотел отказаться от «поджигательского» характера новостных передач. Но его отец Руперт Мердок не согласился. Старик был против внесения каких бы то ни было изменений в то, что стало формулой успеха канала, выведенной Эйлсом.


Эйлс, Трамп и Бэннон

Победой своего подопечного на выборах Эйлс был явно обескуражен. В начале августа 2016, когда еще месяца не прошло со дня увольнения Эйлса из Fox News, Трамп предложил старому другу взять на себя управление своей предвыборной кампанией, которая казалась безнадежной.

Зная о нежелании Трампа воспользоваться советом или хотя бы просто прислушаться, Эйлс отказался. Неделей позже за дело взялся Бэннон. И выиграл.

Августовским воскресным утром 2016 года, когда Стив Бэннон приехал в Trump Tower на Манхэттене, чтобы возглавить кампейн отстающего по всем параметрам кандидата, Эйлс сказал: «Какого хрена, Стив?!  Ты ничего не смыслишь в кампаниях». Бэннон ответил: «Конечно. Я это знаю. Но сделать вещи более организованными, чем сейчас, может любой».

После победы Трампа Эйлс пожалел о том, что не воспользовался шансом возглавить кампанию друга, – слишком невероятной казалась конечная удача.

Прежде чем запустить Fox News в 1996 году, Эйлс в течение тридцати лет был одним из главных политтехнологов Республиканской партии.

Эйлс вовсе не был уверен в том, что Трамп, успевший побывать республиканцем, демократом и независимым кандидатом, сумеет самоутвердиться. Но, хорошо его зная, Эйлс был готов предложить свою помощь.

К моменту победы Трампа Эйлс понимал, что как ни печально, но он передал факел правых в руки Бэннону. Этот яркий факел питала ирония истории.

Fox News Эйлса, с годовым доходом 1,5 миллиарда, доминировала в республиканской политике на протяжении двух десятилетий. А теперь на эту роль претендовало издание Breitbart News Бэннона с жалким доходом 1,5 миллиона в год.

На протяжении тридцати лет Эйлс – до недавних пор единственный воротила в консервативной политике – терпел Дональда Трампа, натаскивал его как несмышленыша, посмеивался над ним, а кончилось тем, что Бэннон и Breitbart его избрали.

Хотя Бэннон знал Эйлса уже много лет, он никогда не появлялся в сети Fox News.

Сам Бэннон объяснял: «Я никогда не был на канале Fox потому, что не хотел чувствовать себя обязанным ему… Никогда не просите одолжения у Роджера, иначе он сожрет вас с потрохами».

Но приглашали ли Бэннона выступать на Fox News?

Победа Трампа

Когда победа Трампа представлялась невозможной, изгнание, обвиненного в сексуальных домогательствах Эйлса, сопровождалось торжеством либералов: главное консервативное пугало в современной политике было сброшено с пьедестала новой социальной нормой, запрещающей домогательства на рабочем месте.

 

Но не прошло и трех месяцев с момента падения Эйлса, как Трамп, обвиненный в куда более постыдных и страшных грехах, был избран президентом. Трудно было не увидеть в этом иронию истории.

Приход Трампа к власти, как он потом понял, стал неслыханным триумфом всего того, что собой представляли Эйлс и Fox News. Победила адженда, которую он выстраивал долгие годы. Десятилетия.

Адженда, которую он выстраивал, постоянно получая упреки в вульгаризации, в упрощении, в пошловатости, в популизме.

И вот пришел в политику человек, с точки зрения Эйлса в политических делах плохо разбирающийся, который взял и ещё больше упростил, вульгаризировал. Ещё больше опустил планку. Сделал всё гораздо более популистским.

Эйлсу нравилось в Трампе многое: хватка коммерсанта, навыки шоумена, готовность посплетничать. Это были качества, которые помогли создать Эйлсу канал Fox News.

Эйлса восхищало шестое чувство Трампа в отношении общества как рынка сбыта – или, по крайней мере, неотступность и неутомимость его попыток этот рынок завоевать. Нравилась его игра. Его влияние и бесстыдство.

«Он идет напролом». После первых дебатов Трампа с Хиллари Клинтон Эйлс поделился с приятелем: «Дональд, получив удар по голове, не останавливается. Он даже не замечает, что пропустил удар».

Но Эйлс был уверен, что у Трампа нет политических убеждений, у него нет идеологического стержня.

На гребне правой волны

Трамп стал аватаром для рядового рассерженного потребителя Fox News. Его привела в Белый дом именно правая популистская волна, подъем которой совпал с созданием Fox News.

Именно канал созданный Эйлсом, ставший главным бриллиантом всемирной медиаимперии Руперта Мердока, был главным символом этой волны.

В 2016 году таковым символом стал Дональд Трамп. Его успех стал для Эйлса лишним подтверждением того, что мы живем в перевернутом мире.
Дело всей жизни Эйлса стало называться “трампизмом”. И главный страх Эйлса был… чтоб Трамп не растоптал “трампизм”.

Это была шутка истории в чей-то адрес – может, и в его, Эйлса.

В конечном счете, не кто иной, как Эйлс, спустил с поводка тех самых сердитых людей, которые привели Трампа к победе, это он придумал СМИ правого толка, влюбившиеся в такого персонажа.

Эйлс наблюдал за политиками десятилетиями и за свою долгую карьеру успел повидать все мыслимые типы, стили, странности, украшения, малодушие и мании. Политтехнологи вроде него работали, с кем придется.

Работа политтехнолога с политиком — это симбиоз, взаимозависимое партнерство. Политик – фронтмен в сложном организационном процессе. Его выставляют вперед. Как он выглядит? Это результат действий команды. Именно политтехнологи ведут игру.

С Трампом было всё иначе. Эйлс, который помогал кандидату в президенты готовиться к дебатам с Клинтон, видел, что Трамп не поддается дрессировке, его нельзя дисциплинировать, он не способен придерживаться плана игры, который для него разрабатывают.

Трамп не встраивается ни в какую организацию, и вряд ли подпишется под какой-то программой или принципами. С точки зрения Эйлса, Трамп был “бунтовщиком без цели”. Он просто “Дональд” – ни убавить, ни прибавить.

Но он победил. И в тот момент, когда он победил, люди ещё вчера подсмеивавшиеся над Трампом стали говорить: «Наверное, в нем что-то такое есть».

В этой новой реальности сбывшейся мечты Эйлс был уже не нужен. Он выполнил свою историческую роль и бесславно сошел со сцены. Ему оставалось только умереть.

В мае 2017 года, за два дня до запланированной встречи с Трампом, Роджер Эйлс упал в ванной комнате.

Он ударился головой. Для страдающего гемофилией этот удар был смертелен. Прежде чем впасть в кому, Эйлс успел сказать жене, чтобы она не переносила встречу…

Многие ожидали, что Трамп выступит с речью на похоронах соратника, наставника, идеолога. Но Трамп даже не позвонил его вдове, чтобы выразить соболезнования.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x