Общество

Невежество склонно к ожесточенным спорам и категорическим суждениям. Иллюстрация: Susanne Jutzeler pixabay.com

Невежество и экстремизм

Степень поддержки военного вторжения в Украину была прямо пропорциональна степени невежества респондента относительно нее. Другими словами, люди, которые считали, что Украина находится в Латинской Америке или в Австралии, проявляли наибольший энтузиазм относительно применения военной силы со стороны Соединенных Штатов. Вообще, чем больше невежество, тем оно более воинственное. Проблема не только в том, что израильский министр культуры не читала Чехова. Гораздо большей проблемой является то, что она этим гордится!

В этом году на русском языке в серии «IT бестселлер» издательство «Эксмо» опубликовало книгу американского ученого Тома Николса «Смерть экспертизы. Как интернет убивает научные знания», которая по-английски вышла в «Oxford University Press».

Николс — не только политолог, специалист по международным отношениям, профессор Военно-морского колледжа США и Гарвардской школы расширенного образования (Harvard University Extension School). Это ещё и один из самых признанных американских эрудитов. Достаточно сказать, что он пятикратный чемпион «Jeopardy!» (американского аналога передачи «Своя игра»).

Он работал преподавателем, советником по политическим вопросам, экспертом как в государственных, так и в частных организациях, выступал в качестве комментатора в различных средствах массовой информации. Николс — автор несколько книг, посвященных проблемам ядерного оружия, международной и национальной безопасности, политической истории России.

О чем эта книга?

Признанный эксперт написал книгу о «смерти экспертизы». Эрудит опубликовал исследование о торжествующем невежестве. Очень компетентный интеллектуал поделился мыслями о том, что его пугает.

Книга «Смерть экспертизы» выросла из поста, опубликованного Николсом ещё в 2013 году в своем личном блоге «Военная комната» (“The War Room”). Автор просто собирался отвести душу. Но пост заметил Шон Дейвис из онлайн-издания The Federalist. Пост сначала переработали в эссе. Потом предложили сделать из текста развернутую статью. Позже статью увидел издатель Дэвид Макбрайд, который предложил автору сделать книгу. Благодаря постоянно поступающему материалу (невежество — крайне плодовито), масштабной дискуссии, откликам экспертов в разных областях, редакционному отбору — появилась эта интересная книга.

Картинки по запросу THE DEATH OF EXPERTISE

Слишком умный?

Конечно, никто из нас не да Винчи, рисующий «Мону Лизу» по утрам и проектирующий вертолеты по ночам. Мы живем в обществе, которое функционирует благодаря разделению труда – системе, которая предназначена для того, чтобы освободить нас от необходимости знать все обо всем. Пилоты управляют самолетами, адвокаты подают жалобы в суд, врачи назначают лекарства. Так и должно быть.

Проблема не в том, что все мы знаем далеко не всё. Проблема не только в том, что израильский министр культуры не читала Чехова. Гораздо большей проблемой является то, что она этим гордится.

Министр культуры Мири Регев гордится тем, что не читала Чехова

В США в эпоху Трампа незнание, особенно в том, что касается общественно-политических вопросов, является фактически достоинством.

Это не то же самое, что нелюбовь к интеллектуалам и всезнайкам. Таковая была и раньше распространена в Америке. Впрочем, разве только в Америке?! Про Шимона Переса в восьмидесятые годы говорили, что «слишком умных евреев» ненавидят везде, в том числе и в Израиле. 

Почему люди не любят профессоров?

Николс пишет: «Я профессор, и я понимаю, что большинство людей не любят профессоров». Но он считает, что интеллектуалы, которые выходят из себя из-за колких замечаний по поводу ненужности интеллектуалов, должны найти себе иной род занятий.

Он не боится недоверия к интеллектуалам и желания людей спорить со специалистами в той или иной сфере, пользуясь личным опытом и доводами здравого смысла.

Аргументированные, принципиальные споры – это признак интеллектуального здоровья и жизнеспособности демократического общества.

Но Николс обеспокоен тем, что аргументированных и принципиальных споров больше не увидишь. Невежество стало агрессивным, самодовольным и не нуждающимся в аргументах.

Агрессивное незнание

Специалисты в различных  областях (от врачей до адвокатов, от университетских преподавателей до политических консультантов) сталкиваются с тем, что пациенты или клиенты, вместо того, чтобы задавать разумные вопросы, настойчиво объясняют профессионалам, почему их совет ошибочен. В каждом случае сама мысль о том, что специалист знает, что он или она делает, отвергается изначально.

Все поддается пониманию всякого, и каждое суждение по любому предмету так же хорошо, как любое другое.

Поражает не то, что люди отмахиваются от мнения экспертов, а то, что они делают это так часто, в самых разных ситуациях и с такой агрессивностью.

Это стало более заметно из-за вездесущего Интернета и обсуждений в социальных сетях, где основой распространения любого невежества является маниакальная уверенность в собственной правоте и неистовство самоутверждения, нарциссизм в сочетании с презрением к чужой компетентности.

«Интернет это богатейшее хранилище знаний, но в то же время – средство распространения повальной дезинформации. Интернет не только отупляет многих из нас, он делает нас более жестокими: сидя в одиночестве за клавиатурой, люди склонны больше спорить, чем обсуждать, и больше оскорблять, чем слушать» — пишет Николс.

Доверие, которым злоупотребили

Профессиональному знанию все сложнее призывать к разуму людей. Каков бы ни был предмет обсуждения, возможность конструктивного спора всегда разбивается о возмущенное эго, и все остаются при своих мнениях. И если профессионалы настаивают на том, что не все является делом вкуса, что какие-то вещи верны, а какие-то нет – то это никого не убеждает.

Впрочем, как верно указывают критики экспертного знания, доверие общества к экспертам и политическим лидерам было не только потеряно, им злоупотребили. Общество в разных странах знает, что серые костюмы, которые готовят и принимают решения, ошибались настолько часто и настолько глупо, дурили общественное мнение в своих интересах, отправляли не только космические корабли, но и войска на верную погибель, приводили не только к прогрессу, но и к жесточайшим кризисам.

Теперь, однако, мы движемся в другом направлении. «Яйцеголовые» — освистываются. Для большинства людей эксперты неправы просто по факту того, что они эксперты. Мы учим наших врачей тому, какие лекарства нам нужны. Мы убеждаем учителей в том, что неправильные ответы тоже по-своему верны.

Вместо того, чтобы задавать разумные вопросы, пациенты или клиенты настойчиво объясняли профессионалам, почему их совет ошибочен.

Ну и ладно?

«Ну и что?» — скажете вы. «Не всем же быть грамотными?! Пусть существует плюрализм мнений, даже если некоторые мнения неправильные» — успокоите вы себя.

Наименее безобидна та ситуация, когда люди многозначительно говорят, например, что избегают продуктов с глютеном, а потом вынуждены признаться в том, что понятия не имеют, что такое глютен.

Ну и ладно… Пусть куча иерусалимцев и гостей столицы уверяют, что нынешние стены Старого города построил царь Давид, а не турецкий султан.

Но, когда на кону вопрос жизни и смерти, здесь точно не до смеха. Например, в вопросах вакцинации (смотрите статью «Прививки и мракобесие»).

От непривитого ребенка до страшнейшей эпидемии в любом уголке мира — всего один авиаперелет. Максимум — два. И мы не знаем, кто именно может привезти ему опасный вирус «в подарок».

Невежество, которое убивает

В начале 1990-х годов маленькая группа ВИЧ-диссидентов, включая профессора Калифорнийского университета Питера Дюсберга, оспаривала единодушное мнение всего медицинского сообщества о том, что вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) является причиной возникновения СПИДа.

Так возникла ересь «ВИЧ не приводит к СПИДу». К сожалению, если не лечить, то приводит. Почти всегда.

Но точка зрения Дюсберга не осталась в истории только научной ошибкой. Эта, отвергаемая медицинским сообществом, идея привлекла внимание национального лидера, что привело к ужасным последствиям. Табо Мбеки, который был тогда президентом Южно-Африканской Республики (с 1999 до 2008 года), ухватился за идею о том, что СПИД вызывает не вирус, а другие факторы, такие как скудное питание и плохое здоровье. А потому он отказался от предложенных медицинских препаратов и других видов помощи для борьбы с ВИЧ-инфекцией в Южной Африке.

Официальная государственная пропаганда Южно-Африканской Республики времен Табо Мбеки утверждала, что антиретровирусная терапия опасна и не работает, а ВИЧ вообще не вызывает СПИД. Эта мифология в разы увеличила смертность. С 2000 до 2005 года политика Табо Мбеки привела к преждевременной смерти 330 тысяч граждан ЮАР, а также к заражению ВИЧ 35 тысяч новорожденных, чьи матери не получали антиретровирусную терапию во время беременности.

Если человек впервые приходит к врачу тогда, когда у него уже появились симптомы СПИДа, помощь может оказаться малоэффективной. Если же инфекцию обнаружить вовремя, если вовремя назначить антиретровирусные препараты, то продолжительность жизни ВИЧ-положительного человека будет вполне сопоставима с продолжительностью жизни неинфицированного. Понятно, что максимальная смертность от СПИДа в любой стране наблюдается среди самых бедных, необразованных и социально незащищенных людей с крайне ограниченным доступом к медицине. Правительствам бедных стран иногда просто выгодно заявлять и транслировать такие заявления при помощи официальной пропаганды, что в науке нет единого мнения, что ВИЧ не приводит к СПИДу, что антиретровирусная терапия опасна и не работает. Поскольку основной проблемой с антиретровирусной терапией остается высокая стоимость курса лечения.

Спасительные лекарства для терапии против СПИД. Фото: flickr.com

Радикализм прямо пропорционален невежеству

«Экстремизм — это от невежества» — говорил академик Андрей Дмитриевич Сахаров.

Николс доказывает, что степень радикальности взглядов — обратно пропорционально количеству знаний о вопросе.

Николс приводит пример: «В 2014 году Washington Post провела опрос американцев относительно того, должны ли Соединенные Штаты прибегать к вооруженному вмешательству в связи с конфликтом между Россией и Украиной. Соединенные Штаты и Россия – бывшие противники в холодной войне, каждая из стран имеет в своем распоряжении сотни межконтинентальных баллистических ракет с ядерными боеголовками. Военный конфликт в центре Европы, прямо на границе с Россией, таит опасность разжигания Третьей мировой войны, с катастрофическими последствиями. И при этом только один из шести американцев – и один из четырех выпускников колледжей – могли найти Украину на карте мира. Украина – самая большая страна, находящаяся целиком в Европе, но среднестатистический респондент все равно находится от нее на расстоянии целых 1800 миль».

Но дело не в отсутствии географических знаний у американских Митрофанушек. Николс пишет, что гораздо большее беспокойство вызывает тот факт, что отсутствие этих знаний не остановило респондентов в их стремлении высказать довольно острые взгляды на проблему.

Ещё более удручает то, что публика не только высказывала свои острые мнения, но степень поддержки военного вторжения в Украину была прямо пропорциональна степени невежества респондента относительно нее. Другими словами, люди, которые считали, что Украина находится в Латинской Америке или в Австралии, проявляли наибольший энтузиазм относительно применения военной силы со стороны Соединенных Штатов.

Русскоязычные пользователи социальных сетей в Израиле, которые с ноября 2013 участвовали в «хохлосрачах», конечно, были лучше знакомы с географическим положением в Украине (хотя, когда однажды предложил нескольким спорщикам в реале показать на карте Горловку или Дебальцево — результаты были неудовлетворительными). Но то же пропорциональное соотношение «чем меньше компетентность — тем больше радикализм» наблюдалось и у сторонников «укропов-бандеровцев», и у «ватников- крымнашистов».

И если текст начинался со слов «те два часа своей жизни, которые я потратил на изучение вопроса», то можно было не сомневаться, что выводы будут достаточно радикальными. Абсолютно радикальными они были у тех, кто и двух часов не потратил.

Дискредитация экспертизы

Ещё один феномен последних лет — это дискредитация понятия экспертизы. Когда в телевизионную студию приглашают не специалистов по той или иной проблеме, а людей, которые «ясно и понятно» излагают. То есть, в лучшем случае, рассказывают сильно упрощая. Либо, что ещё чаще, зовут тех, чьи лица хорошо известны зрителям.

С утра звонок:

— Не могли бы Вы поговорить у нас в передаче о событиях в Бирме?

— Где я? И где Бирма?

— Но Вы же эксперт…

— Я же не эксперт по Бирме

Статьи по теме:

В интернете кто-то неправ 

Прививки и мракобесие

«Постправда» — слово года

Трамп и эпоха Постправда

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x