Политика

Моше Кахлон, фото: Юрий Легков

Благие намерения и финансовая дыра

Снижение цен на жильё? Кахлон провалился в главном вопросе. В остальном? В лучшем случае — это была политика “малых дел”. Кахлону не хватало кардинальности и масштабности. В худшем — безумная “раздача чеков без покрытия”.

Как написал блогер Александр Гольденштейн в набирающем популярность Телеграм-канале «Шалом, Психдом», «К сожалению, наш премьер – патологический врун и любитель черное называть белым».  Сие заключение делается по поводу того, что Биньямин Нетаниягу поздравил Моше Кахлона в связи с падением цен на жильё. Поздравил, несмотря на то, что квартиры подорожали на 2.6%. Поблагодарил Кахлона за совместную работу и объявил это падение общим достижением.

Photo by Noam Revkin Fenton/Flash90


Выборочная арифметика Биби

Понятно, что всё это делается в разгар предвыборной кампании, но цифры – упрямая вещь. Что имел в виду Нетаниягу? Что в сентябре-октябре цены на новые квартиры понизились на 0.6% по сравнению с двумя предыдущими месяцами. Но Биби к цифрам относится выборочно и видит только те, которые его радуют, и могут подойти для пропагандистских твитов. То, что цены в общем повысились, Биби предпочитает не замечать.

«В сентябре-октябре цены на новые квартиры понизились на 0,6% по сравнению с двумя предыдущими месяцами, а по сравнению с этим периодом год назад — на 5.4%. В то же время цена квартир вместе со старым фондом за эти месяцы поднялась на 0,6%, а по сравнению с прошлым годом прибавила 2,6%. Простыми словами – благодаря тому, что программа Кахлона «Цена для новосела» искусственно сбивает цены на новые бюджетные квартиры (за счет всех остальных налогоплательщиков), в целом, новые квартиры подешевели чуток. Но это только новые и только для тех, кто выиграл в лотерею возможность участвовать в этой программе. Все остальные эту программу спонсируют!

С тех пор, как Нетаниягу возглавляет правительство, цены на недвижимость выросли почти на 100 процентов, то есть вдвое! Это не я сказал, это ЦСБ. С начала 2019-го цены выросли на 3 процента! Разумеется, началась предвыборная кампания, и надо же чем-то хвастаться, но не врать же настолько цинично!» — пишет Гольденштейн.

Нетаниягу и Кахлон. Фото: Yonatan Sindel, Flash-90


Что обещал Кахлон?

Экономический обозреватель Юрий Легков напоминает, с каких обещаний начинал Кахлон.

«Выступая на заседании правительства, Нетаниягу напомнил, что почти пять лет назад, когда Кахлон вступал в должность министра финансов, они вместе разработали целый ряд инструментов, «чтобы совершить то, что в то время считалось невозможным — остановить рост цен на рынке жилья».

Премьер-министр скорее всего уже не помнит, но в июне 2015 года Кахлон представил программу, целью которой было вовсе не остановка роста цен на жилье, а их снижение. И кто сегодня помнит главу кабинета по решению жилищной проблемы Авигдора Ицхаки, который обещал покинуть свой пост, если цены не упадут на 15 процентов? Цены не упали и даже наоборот, и Ицхаки действительно ушел, заняв удачно подвернувшийся пост главы гослотереи».

Главное обещание

Действительно, падение цен на жильё было главным обещанием Кахлона. Это должно было стать главным его достижением. Это сфера, по которой его должны были судить и судили избиратели. И все понимают, что несмотря на отдельные (очень умеренные) достижения в других областях, именно в этом Кахлон с треском провалился. Даже такой пиар-мен как Нетаниягу не может в этом вопросе сделать чёрное белым.

Цены не упали. А социальное жильё увеличивалось в гомеопатических дозах.

Регуляция вместо строительства

«Иногда возникает «непреднамеренный» союз между правительством и крупными игроками на рынке, который работает против потребителя. Тогда регуляция оказывается на руку исключительно этим крупным предпринимателям, потому что она делает невозможной настоящую конкуренцию» ,— говорил Моше Кахлон в беседе с главным редактором издания «TheMarker» Сами Перецем в марте 2014-го, когда предлагал себя избирателю в качестве экономического реформатора и потенциального министра финансов.

Моше Кахлон занялся именно регуляцией. Но не поощрением строительства, а попыткой регулировать спрос.

Главная проблема в области строительства в Израиле проста. Дефицит жилья возник, потому что многие годы темпы строительства были значительно ниже, чем темпы роста потребности в жилье. В 2010 году министр строительства Ариэль Атиас, беседуя со мной и другими участниками круглого стола в амуте «Гешер», сказал, что жилищный кризис скоро взорвется, поскольку в Израиле уже много лет строится около тридцати тысяч квартир, а потребность возрастает на сорок тысяч. Атиаса возможный взрыв волновал, но заботился он, прежде всего, о своей аудитории. Поэтому заявил, что государство при посредстве его министерства должно непрерывно строить отдельные города для ультрарелигиозного населения, поскольку, с одной стороны, его численность быстро растет, а с другой — ультрарелигиозным негоже жить в «смешанных» городах.

Взрыв произошел уже через год. Во время социального протеста. Но с тех пор, сменяющие друг друга министры финансов (Штайниц, Лапид, Кахлон) пытаются бороться с кризисом странным способом: вместо того, чтобы увеличить предложение, они пытаются что-то сделать со спросом.

Вместо того, чтобы строить самим и создать благоприятные условия для более санированного строительства, государство постоянно мудрит с регуляциями, что для рынка недвижимости противопоказано.

Вспомним, что одной из мер, которую предлагал Кахлон для падения цен — был законопроект, предусматривающий ограничения ипотечной ссуды для инвесторов. Кахлон не понимал, что это точно не будет способствовать решению жилищного кризиса, не приведет к удешевлению жилья. Попытки уменьшить спрос, удары по тем, кто покупал квартиры в качестве инвестиции, приводят к сокращению числа новостроек, к замедлению темпов строительства, что ещё более ухудшает ситуацию.

Кахлон не понимал, что инвесторы — это не проблема. Инвесторы подталкивают к увеличению строительства. Проблема — недостаточное предложение. Чтобы решить проблемы жилищного кризиса надо больше строить, а не бороться с потенциальными покупателями.

Министр финансов Моше Кахлон и министр строительства Ифат Шаша-Битон на объекте «Цена для новосела». Photo by Hadas Parush/ Flash90

До свиданья, наш ласковый Мойше!

Последние новости сообщают, что Кахлон не будет баллотироваться на новых выборах в списке «Ликуда», но останется министром финансов в переходном правительстве. Этим Кахлон, как бы одновременно, принимает на себя ответственность за собственный провал (не только в области жилищного строительства) и нарушает собственные обещания не быть в правительстве после того, как против премьер-министра будут выдвинуты обвинительные заключения.

Что можно сказать, глядя вслед уходящему политику, который сам осознаёт свой провал? Переиначивая песню про Олимпийского Мишку, можно заявить: «До свиданья, наш ласковый Мойше! Но давай избежим новых встреч!».

Кахлон и Либерман. Photo by Emil Salman/POOL

Цена благих намерений

Главным наследием министра финансов Моше Кахлона является колоссальная бюджетная дыра в 60 миллиардов шекелей, которую новому правительству (будет же оно когда-нибудь сформировано!) придётся затыкать за счёт урезания льгот и повышения налогов. Поэтому ласковость Моше Кахлона будет дорого стоить Израилю.

О министрах финансов Израиля ещё с момента образования государства говорили, что это пост под названием «У МЕНЯ НЕТ». А политик, занимающий эту должность, в лучшем случае – неприятный человек. Работа у него такая. Проблема Кахлона заключается в том, что он действительно хотел быть добрым и приятным. А потому часто раздавал чеки без покрытия. За которые теперь придётся расплачиваться гражданам Израиля.

Чему учит нас опыт провального министра Кахлона, который пришёл на пост главы финансового ведомства с абсолютно добрыми намерениями? Это не только подтверждает верность пословицы, что «благими намерениями вымощена дорога в Ад». Но и учит, что одних намерений недостаточно. Кроме благих намерений нужен ещё и профессионализм. Нужно хорошее образование. Нужен общий кругозор. Потому, что только хорошее образование и необходимая сумма общих знаний даёт правильный порядок приоритетов. Позволяет выстроить иерархию действий. Дает правильную «карту мира».

Вообще, это какое-то утопическое заблуждение, что достаточно взять милого улыбчивого человека из простых, и у него всё получится. Если посадить младенца за руль самосвала, то он тоже будет стараться, тоже будет хотеть, но вы уверены, что он сразу же станет дальнобойщиком?

А до Кахлона избиратели почему-то ожидали чудес от Яира Лапида , не имеющего аттестата о среднем образовании.

«Возможно, главное, что стоит уяснить Моше Кахлону, это, что министр финансов — не министр соцобеспечения, сельского хозяйства, связи или транспорта. От него ждут намного более глобальных решений насущных экономических проблем», — писала после встречи с министром финансов в 2017 году редактор РеЛеванта Надя Айзнер. В Кахлоне, даже у комментаторов, которые вполне хорошо к нему относились, поражало отсутствие масштабного видения.

И наконец, нельзя хорошо управлять израильской экономикой, будучи таким добрым в отношении шантажистов. Прежде всего, шантажистов из религиозных партий.

Тали Плосков и Моше Кахлон. Photo by Hadas Parush/Flash90

Кахлон и «русские»

Моше Кахлон хотел быть добрым. По отношению ко всем. Ну, или почти ко всем. Его особое отношение к «русским» старикам тоже хорошо известно. В этом вопросе он, как раз-таки, хотел быть жестким министром финансов. И расставляющим подножки.

Надя Айзнер писала после встречи с министром финансов: «Взглянув Моше Кахлону в глаза, я окончательно уяснила себе, что у него есть свои причины не проводить никаких особых пенсионных критериев и льгот для пожилых репатриантов: ему на самом деле глубоко и искренне важно то, что происходит, условно говоря, с его семьей. То есть с восточными евреями, часто многодетными, зачастую неимущими, часто живущими на периферии — и также не заработавшими себе на нормальную пенсию. Смею утверждать, что Кахлон скорее уйдет в отставку, чем примет поправку о «позитивной дискриминации» репатриантов по отношению к неимущим старожилам. И это все, что вам нужно знать о разнице между политиком, который смотрит на вещи глобально и видит кризис десятков, если не сотен, тысяч семей, доход которых упадет в 2- 3 раза после выхода на пенсию, и влияние этого кризиса на экономику страны — и политиком, который искренне хранит верность. Нет, Кахлон не против «русских» и тем более не против экономики страны. Он просто за своих».

Тали Плоскова

Кахлон и Тали Плоскова

Партия «Кулану» в 2015 году получила от русскоязычных избирателей не меньше одного мандата. В апреле 2019 года Тали Плоскова, представлявшая Кахлона на русской улице, смогла убедить русскоязычных избирателей голосовать за неё, а значит – и за партию Кахлона. Но её пятое место было не реальным.

Учитывая, что от Кахлона сбежали  Йоав Галант, Эли Алалуф, Майкл Орен, Рахель Азария, то есть №2, №3, №4, №5 в его списке, Тали Плоскова, которая на выборах 2015-го занимала шестое место, должна была стать номером вторым.

Тали Плоскова и Александр Берман

Но Кахлон просто не мог поставить “эту русскую” на второе место в списке. До этого он раз за разом не назначал её на освободившиеся министерские посты, предпочитая людей, которые стояли в списке куда дальше.

Это должно было быть звоночком для русскоязычных избирателей. Звоночком, который не услышали те русскоязычные, что проголосовал за “Кулану”.

Кахлон получил всего 4 мандата и  слился в «Ликуд». А Тали Плоскова? Она снова убеждала голосовать за себя, то есть – за «Ликуд». Но 35-е место, которое она занимала в «Ликуде», тоже было не реальным.

Сейчас Тали Плоскова снова «топит» за «Ликуд», где у неё снова – абсолютно не реальное место. Но русскоязычных избирателей снова убеждают голосовать за добрую Тали Плоскову, которая была «русским» лицом «социального» Кахлона.

Желаю всех возможных благ, успешной карьеры и крепкого здоровья Тали Плосковой. С большим уважением относился к её депутатской деятельности. С огромной симпатией отношусь к ней лично. Но… не надо обманывать избирателей.

Плоскова с Мариной Замски, председателем Форума в поддержку семей репатриантов

Другое мнение

Уже завершая эту статью я наткнулся на публикацию Цви Степака «Мнение: Моше Кахлон был одним из лучших министров финансов за последние 20 лет» в газете Globes. Именно как мнение, просто ради баланса, приведу выдержки из этой статьи

Защищая Кахлона, Цви Степак пишет, что многие обвинения против Кахлона вытекают из неправильного восприятия мощи главы Минфина как такового. Его воспринимают как всемогущего. А это очень далеко от того, что происходит в сложных политических реалиях Израиля. Министру финансов, не представляющему партию власти, необходима активная поддержка главы правительства – то, чего не было ввиду взаимоотношений между Кахлоном и Нетаниягу. В том числе потому, что в последние годы Нетаниягу запустил сферу экономики. Активная поддержка необходима именно на сложных участках существенных реформ и борьбы с мощными центрами силы. Глава правительства должен, как это говорят на иврите, давать спину.

Именно такую поддержку от премьер-министра Ариэля Шарона получал министр финансов Биньямин Нетаниягу в 2003-2005 году, а от премьер-министра Ольмерта министр финансов Рони Барон в 2007-2009. У главы правительства Нетаниягу ни один из министров финансов такой поддержки не удостоился. Даже Юваль Штайниц из его партии. Тем более, Лапид и Кахлон из конкурирующих политических образований.

Цви Степак считает неверным утверждение, что Кахлон не провёл существенных реформ израильской экономики. Кахлон провёл серьёзную реформу в банковской системе – реформу Штрома – которая лишила два крупнейших банка контроля над кредитными компаниями. Программа «Цена для новосёла» также была очень значительным шагом, который совсем не похож на то, что делали, или, вернее, не делали министры финансов или министры строительства за последние 20 лет. Ещё одна реформа была проведена в сфере электроэнергетики. Все эти шаги были связаны с борьбой против мощных структур. О степени успешности двух из этих реформ – реформы Штрома и реформы в сфере электроэнергетики – можно будет судить лишь через несколько лет.

Моше Кахлон и Ави Нисанкорн. Фото: Даниэль Бар-Он, пресс-секретарь «Гистадрута»

«На этом фоне странными звучат заявления о том, что Кахлон избегал лобового столкновения с мощными структурами израильской экономики во главе с Гистадрутом и другими рабочими комитетами. Такое столкновение, если оно необходимо, требует колоссальной поддержки со стороны главы правительства. Верно, Кахлон не воевал с Гистадрутом. Его отношения с главами этой организации были хорошими, и в результате было мало забастовок. И в этом ничего плохого нет. Всё то время, что спокойствие было оплачено низкой ценой» — пишет Цви Степак.

Но само название статьи, утверждающее, что Кахлон был лучшим министром за последние 20 лет — по нынешним временам звучит откровенным эпатажем.

 

PS
Смотрите видео

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x