Политика

Кошерно, но воняет. Иллюстрация: Christel pixabay.com

Вонючий трюк удался

После сентябрьских выборов никуда не денутся разногласия между ортодоксами и Либерманом, при этом его нынешний демарш скорее всего добавит НДИ мандатов, и в любом случае, трудно видеть ситуацию, при которой Нетаньягу сможет составить правую коалицию без своего вечного соратника-оппонента Либермана. Скорее всего кризис был вызван руководителем НДИ в целях улучшения имиджа партии в глазах светских избирателей, и позиционирования Либермана как единственного по настоящему светского политика в правом лагере, особенно на фоне постоянных уступок Ликуду ультраортодоксальным партиям, какие мы видели в прошедшей каденции правительства.

В 1990 году Шимон Перес попытался стать премьер-министром по результатам парламентского трюка, с легкой руки Ицхака Рабина получивший название Вонючий трюк («ха-таргиль ха-масриах»). Вполне законным способом он привел к падению правительства Ицхака Шамира посредством вотума недоверия, в ходе голосования по которому к оппозиции присоединились члены коалиции. Таким образом Перес получил право на формирование правительства, вроде как преуспел в этой задаче, но в день представления правительства в Кнессете два депутата от коалиции просто не пришли на церемонию, и самый праздничный день в жизни Переса обратился его унижением.

Зато в среду 29 декабря похожий по духу трюк увенчался успехом для Беньямина Нетаньягу. В Основном Законе Израиля, который называется «Правительство» и он посвящен всем процедурам, связанным с формированием и фунционированием правительства, пункты с седьмого и по одиннадцатый включительно развернуто и подробно описывают механизм формирования правительства. Если обьяснить вкратце, происходит это так: сразу после выборов в Кнессет президент страны приглашает к себе представителей всех избранных в Кнессет фракций. Каждого из них президент спрашивает кого их фракция рекомендуют на должность премьер-министра. По итогам опроса президент выбирает депутата, у которого есть наиболее высокие шансы сформировать правительство, и накладывает на него эту обязанность, причем процедура должна быть завершена за 28 дней. Если срок истек, а избранный депутат не справился с задачей, он может попросить у президента продление срока на 14 дней.

Если по истечении и этого срока депутат не смог представить правительство, мандат на его формирование возвращается к президенту. Тот опять приглашает к себе представителей фракций на еще один сеанс совещания, и по его итогам президент или объявляет о том, что ни один депутат, по его мнению, не может сформировать правительство, или он находит такого депутата, и тот получает 28 дней на формирование правительства, уже без права на получение дополнительного срока. Если ни один депутат во втором круге не получил от президента задачу формирования правительства, или если получивший это право не смог сформировать правительство, в течении 20 дней депутаты могут представить президенту минимум 61 рекомендацию на того депутата, которого они рекомендуют в премьер-министры. Причем таковым может быть и депутат, который уже пытался сформировать правительство в первом круге, и не преуспел в этом. Третий сеанс формирования правительства продолжается максимум 14 дней. Если и после него правительство не создано, Кнессет распускается и назначаются новые выборы.

Весь этот процесс подробно расписан в законе, а 12 пунктом в нем кратко написано: если был принят Закон о роспуске Кнессета, все процедуры формирования Правительства будут прекращены.

И вот сейчас Беньямин Нетаньягу воспользовался этим пунктом, чтобы предотвратить передачу мандата на формирование правительства другому депутату, в данном случае руководителю партии «Кахоль Лаван» Бени Ганцу. Нетаньягу, получивший 65 рекомендаций, не мог сформировать правительство за 28 дней, получил 14 дополнительных дней, но и по их истечении оказался у разбитого корыта. Правительства у него не было. Но вместо того, чтобы вернуть мандат президенту, в последние дни перед истечением крайнего срока в Кнессете был подан и продвинут в предварительном и первом чтениях закон о роспуске Кнессета. Когда буквально в последний час 29 мая оказалось, что все усилия Нетаньягу для достижения большинства мандатов оказались неудачными, Кнессет окончательно принял закон о роспуске. Голосовали за него депутаты тех фракций, которые уже договорились с Нетаньягу (кроме отсутствовавшего на голосовании Рои Фолькмана, депутата от партии Кулану), депутаты от НДИ — партии, которая не захотела заходить в правительство, хотя и рекомендовала Нетаньягу на пост премьера, и 10 депутатов от арабских партий Хадаш-Тааль и Раам-Балад.

Этим ходом, роспуском Кнессета вместо возвращения мандата на формирование президенту, Биби в очередной раз продемонстрировал, что он играет по своим собственным правилам, используя все возможные лазейки в законе в целях сохранения личной власти. Также он показал страх расстаться с мандатом на составление правительства даже при том, что все ведущие ликудники в один голос утверждали, что у Ганца нет никаких шансов на его формирование. Кто как не Нетаньягу знает, что в политике возможно все, особенно тогда, когда в твоих руках находится такой крупный рычаг давления, как потенциальный премьерский пост. В более тонком аспекте можно расценить упорство Биби в сохранении премьерского кресла, невзирая на серьезные юридически сложности в виде обвинения в коррупционных нарушениях, как критическую преграду в возникновении правительства национального единства, в котором две крупные партии, Ликуд и Кахоль-Лаван, могли бы править страной без надобности идти на компромиссы с секториальными партиями. В процессе формирования правительства Нетаньяху посылал гонцов к депутатам от «Кахоль-Лаван» с весьма заманчивыми предложениями взамен на дезертирство из рядов оппозиции, а потом был готов пообещать партии Авода отмену ряда пунктов, некоторые из которых правым лагерем позиционируются как важнейшие для страны, например, введение «Параграфа о преодолении ограничения», который позволит принимать законы,  которые не сможет отменить БАГАЦ. Это лишний раз продемонстрировало то, что для Нетаньягу никакие принципиальные вопросы не являются слишком важными, если они мешают сохранению его личной власти.

Возможно, это окажется пирровой победой Биби, особенно учитывая то, что неудача в формировании правительства с сочетании с новыми выборами, значительно сократила срок, в ходе которого у Нетаньягу будет возможность провести законы, отдаляющие от него опасность судебного преследования. И вся эта история выставила Биби в невыгодным свете как политика, который попросту побоялся дать сопернику даже призрачный шанс на формирование правительства, и предпочел провести еще одни выборы, которые будут стоить израильской экономике многомиллионных расходов, и все время до формирования нового правительства по их результатам, Кнессет не принимает законы, и страной руководит переходное правительство, ограниченное в своих полномочиях.

После сентябрьских выборов никуда не денутся разногласия между ортодоксами и Либерманом, при этом его нынешний демарш скорее всего добавит НДИ мандатов, и в любом случае, трудно видеть ситуацию, при которой Нетаньягу сможет составить правую коалицию без своего вечного соратника-оппонента Либермана. Скорее всего кризис был вызван руководителем НДИ в целях улучшения имиджа партии в глазах светских избирателей, и позиционирования Либермана как единственного по настоящему светского политика в правом лагере, особенно на фоне постоянных уступок Ликуду ультраортодоксальным партиям, какие мы видели в прошедшей каденции правительства. Еще одна каденция в правительства в компании с религиозными партиями привела бы Либермана на следующих выборах на грань политической катастрофы. Зато сейчас его положение в предвыборных опросах довольно радужно, и совсем не исключено, что тенденция роста мандатов сохранится до самого дня выборов.

При этом уже после выборов Либерман вполне сможет устроить «аукцион» между Нетаньягу и Ганцем на предмет получения его рекомендации, и потребовать за свою благосклонность крупный приз, например, в виде ротации на посту премьер-министра. В случае с Ганцем это даже сможет преуспеть, ибо для Ганца рекомендация Либермана станет единственным шансом на получение формирования правительства первым. И мы уже видели, что когда ты играешь с Нетаньягу, это твой единственный шанс на победу, иначе Биби все снова переиграет в своих целях.  В данный момент Либерман утверждает, что он снова будет рекомендовать президенту Нетаньягу на роль премьер-министра, но не стоит относится к этому заявлению слишком серьезно — скорее всего речь идет о тактическом ходе со стороны Либермана, призванном устранить угрозу отпугивания от голосования за НДИ правых светских избирателей. Если Либерман захочет и далее продолжать играть роль защитника светских интересов, значительно проще ему это будет делать не в правительстве, в котором доминантную роль играют религиозные партии. А следующее узкое правительство Нетаньяху, если будет образовано, будет именно таким. Возможен также вариант, при котором Либерман будет толкать к образованию правительства национального единства без Нетаньяху во главе Ликуд, и где сам Либерман будет играть ключевую роль, и возможно тоже получит ротацию на премьерском кресле.

Вся эта история с «вонючим трюком» 2019 года записала в израильскую политическую историю очередную темную страницу, которая еще станет предметом детального изучения историков в попытах понять завихрения израильской политики долгого периода правления Биньямина Нетаньягу…

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x