Общество

Фото: Shunem Halevi/Flash90

Господа и вассалы, домовладельцы и съемщики

Отношения между квартиросъемщиком и владельцем жилья по определению монополистические. Домовладелец имеет почти неограниченную переговорную силу, а у квартиросъемщика ее практически нет. Если съемщик съедет с квартиры, а жилье простоит пустым нескольких недель, домовладелец потеряет деньги, но он сможет найти другого жильца, который заплатит больше, в то время как квартиросъемщик не может остаться без жилья даже один день. Так что речь не о свободной торговле, а об отношениях между вассалом и господином.

Тот факт, что я внезапно стал владельцем собственного жилья, не заставит меня забыть 25 лет жизни на съемных квартирах и не изменит мое мнение о недопустимом обращении с людьми, арендующими квартиры в Израиле.

Я никогда не забуду соседа, ругавшегося со мной из-за места на парковке, за которое я платил в рамках договора об аренде квартиры, и сказавшего жене в моем присутствии: «Это ничтожество вообще снимает жилье, у него нет никаких прав». Не забуду владельца квартиры, поднявшего нам арендную плату, как только он узнал, что Светлана беременна, и сказавшего в свое оправдание, что он нисколько не воспользовался нашей ситуацией.

Не забуду соседей снизу, которые несколько лет назад заплатили моей квартирной хозяйке за разрешение копать и срывать полы в нашем доме, чтобы переместить водопроводную систему, не спросив предварительно разрешения у нас и не побеспокоившись об альтернативном жилье или какой-либо компенсации. Это вынудило нас, семью с трехлетней дочерью, жить месяц со стройплощадкой на кухне и в санузле. Что ж, соседи тоже не забудут нас, потому что они не предвидели, что жильцы просто не впустят рабочих в квартиру, вернут полы на место, остановят ремонт посередине и оставят их с торчащей канализационной трубой посреди гостиной.

Я не забуду домовладельца, пытавшегося провернуть грязный трюк и продать нам сдаваемую в аренду квартиру, чтобы избавиться от квартиросъемщицы, матери-одиночки, «потому что она может не знать законов». И не забуду владельцев квартир, встречавшихся со всеми потенциальными жильцами вместе, разговаривая с ними по очереди, как на собеседовании при приеме на работу, чтобы усилить ажиотаж. А еще были люди, сдавшие нам квартиру без заземления. И люди, предложившие подписать договор, в котором говорится, что они не несут ответственности за починку поломок. Я помню, как был разочарован, что им удалось найти других дурачков через полдня после нашего отказа. Кстати, одним из этих квартировладельцев был бывший депутат Кнессета Эхуд Рацаби от партии «Шинуй», известной своей заботой о владельцах недвижимостью.

Не забуду родственника с севера, пренебрежительно спросившего, почему мы не переедем на север, если у нас нет денег, чтобы купить дом в центре. Верно, там нет театров, но Светлана сможет работать в доме культуры.

Квартиросъемщики составляют около 30% израильского общества и около половины населения центра страны. Это  самая слабая треть общества по определению. Мы еще были элитой среди квартиросъемщиков. Среди них много пожилых репатриантов, которые не успели купить жилье, а теперь платят за съемную квартиру большую часть своей заработной платы или пособий. Социально-экономический дискурс зациклен на ценах на квартиры для покупки или на строительстве и ремонте домов, но почти не касается темы квартиросъемщиков. Социально-политический дискурс оценивает статус людей на основе деления по этническому принципу, которого уже отчасти не существуют в действительности, и не уделяет внимания тем, кто живет в съемном жилье. Данные Центрального статистического бюро Израиля по децилям игнорируют владение имуществом и тот факт, что в верхних децилях есть квартиросъемщики, а в нижних децилях — владельцы недвижимостью, и поэтому все показатели приблизительные, не отражающие реальную ситуацию. Также игнорируется тот факт, что отчасти неблагополучие некоторых секторов израильского общества и слабая социальная мобильность связаны с невозможностью оставить собственные дешевые квартиры на периферии и арендовать жилье в центре.

Я не пытаюсь говорить плохо обо всех домовладельцах. Среди тех, кто сдавал мне жилье, попадались прекрасные люди, которые сознательно сдают квартиру по выгодным ценам тем, на кого они могут рассчитывать в плане своевременной квартплаты, и при этом они быстро и качественно устраняют все неполадки. Это люди считают аренду квартиры именно тем, чем она является: обслуживанием клиента, который платит весьма солидную сумму за жизненно необходимый товар. При этом клиент-квартиросъемщик тяжело работает ради этих денег и позволяет домовладельцу наслаждаться ими практически без необходимости обслуживать клиента.

Но это исключения из правила. И не потому что квартировладельцы плохие люди по сути своей, а потому что отношения между квартиросъемщиком и владельцем жилья по определению монополистические. Домовладелец имеет почти неограниченную переговорную силу, а у квартиросъемщика ее практически нет. Если съемщик съедет с квартиры, а жилье простоит пустым нескольких недель, домовладелец потеряет деньги, но он сможет найти другого жильца, который заплатит больше и восполнит недостачу, в то время как квартиросъемщик не может остаться без жилья даже один день. Сторона, имеющая возможность расторгнуть договор без ущерба для себя, имеет большую переговорную силу. Так что речь не о свободной торговле, а об отношениях между вассалом и господином.

Никто не убедит меня, что все это не является проблемой и несправедливостью. Никто не убедит меня, что мне повезло, раз у меня есть собственный дом, в то время как у миллионов израильтян нет дома, а у миллионов израильтян и миллиардов людей в мире есть дома, в которых я ни за что бы не согласился жить. Людям, называющим это справедливостью, удается убедить меня, что их моральные суждения в корне неправильны.

Даже если бы люди покупали квартиры исключительно на свою зарплату, нет никакого оправдания тому, что кто-то более талантливый с более высокой зарплатой может купить два дома и заработать еще больше денег за счет бездомного с низкой зарплатой. Но в реальности ситуация вообще другая. В реальной жизни люди покупают квартиры, потому что родители смогли обеспечить их «начальным капиталом». Эдакое наследство, которое родители передают детям чаще всего еще при жизни, обеспечивая им более высокий социальный статус, в лучших традициях феодального строя. И цепочка правопреемства в подавляющем большинстве случаев начинается с того, что кто-то когда-то ограбил кого-то: дворянин ограбил крестьян, поселенец ограбил индейцев. А в Израиле, меньше 70 лет назад, государство ограбило арабских землевладельцев и поделило добычу среди еврейских беженцев, исходя из сроков их прибытия в страну.

Говоря о несправедливости, я не пытаюсь утверждать, что ситуацию можно исправить и восстановить справедливость. Если домовладельцы перестанут сдавать жилье, квартиры будут пустовать, а бездомные будут жить на улице. А если государство заберет дома и попытается распределить их справедливо, это приведет к катастрофе. Возникнет тоталитарное и безжизненное общество, а людям придется ютиться по несколько семей в одной квартире. Именно это произошло в странах, где восстановили справедливость. Основное правило человеческого общества, любого общества, заключается в том, что каждый заботится в первую очередь о себе. Поэтому сильные мира сего забирают себе все лучшее. Моральное чутье, присущее нам по разным причинам, подсказывает нам, что это несправедливость, но любая попытка создать по-настоящему справедливое общество разрушает социальные механизмы, создает бедное, несчастное и еще более несправедливое общество. Капиталистическая система, при которой застройщики и землевладельцы максимизируют прибыль от строительства, продажи и сдачи в аренду все большего и большего количества квартир, является наиболее эффективной, поскольку она создает множество единиц жилья и облегчает жизнь для всех. Это не значит, что данная система справедлива, вовсе нет, но она необходима, и ее нечем заменить.

Но западные страны разработали эффективные и справедливые механизмы регуляции, с помощью которых правительство вмешивается в систему, не разрушая ее, а уменьшая несправедливость и помогая малоимущим. Есть государственное жилье и субсидируемые квартиры в частных жилых комплексах, чтобы не создавать трущобы. Есть льготная аренда квартир, субсидированное жилье и контроль за арендной платой.

В стране с такими огромными рыночными ресурсами и такими ограниченными земельными ресурсами, да еще и при невероятной плотности населения, нужно спрашивать, не какое из решений будет правильным для Израиля, а почему бы не применить их все вместе. Это не должно быть либо облегчение процесса выдачи разрешений на строительство и на расширение строительства, либо программа «Особая цена для новосела» для предотвращения роста цен, либо государственное жилье, либо контроль за арендной платой. Нам нужно все одновременно.

Контроль за арендной платой — это механизм, который также способен сдерживать рост продаж квартир (благодаря закону сообщающихся сосудов, который хотя бы заставит квартиросъемщиков пытаться купить жилье). Это не лучшее решение жилищных проблем из тех, которые я перечислил. На самом деле, это наименее эффективный способ решить проблему, но он тоже поможет и привнесет немного относительной справедливости в джунгли, где домовладелец пожирает квартиросъемщика.

Став Шафир.Фото: Flash-90

Депутат Став Шафир пошла в Кнессет, чтобы ввести в Израиле контроль за арендной платой. Это было ее детище, и она годами работала, чтобы провести данный закон. Я работал волонтером в комитете израильских квартиросъемщиков, вместе с Пабло Калем и Лилах Рубин. Мы помогали Став лоббировать этот важный законопроект. Ни один депутат Кнессета не осмелился сказать нам, что он не поддержит закон. Его приняли. И сегодня квартировладельцы уже не могут навязать вам договор, освобождающий их от необходимости ремонтировать квартиру, или сдать вам жилье с дырами в стенах. Это просто незаконно. Но и здесь было сделано только половина дела.

Одним из параграфов, которого не оказалось в законе, был пункт о запрете на дискриминацию при аренде квартиры, который сделал бы незаконной популярную практику не сдавать жилье арабам и «эфиопам». Я даже не смог убедить комитет квартиросъемщиков, чтобы предложить этот пункт Став для законопроекта. Это ведь посягательство на святая святых.

И главное, пункт об ограничении на повышение цен на съемное жилье, существующий в большинстве крупных западных городов, был упразднен в процессе превращения частного законопроекта в государственный.  Если точнее, Аелет Шакед, возглавлявшая межминистерскую комиссию по законодательству, тормозила закон в течение двух лет и согласилась принять его только после упразднения данного параграфа. Когда Аелет Шакед видит попытку, пусть даже частичную и ограниченную, исправить несправедливость, ей становится не по себе. Она должна помешать этому, хотя бы немного. И да, она тоже сдает квартиру в аренду, так что понимает правила рынка.

Блог автора на ФБ

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x