Гражданин мира

Олег Сенцов. Фото: википедия

Свобода ценой жизни

Российская власть всеми силами старается не замечать происходящее и сделать так, чтобы это не замечали другие, и, благодаря мундиалю, ей это здорово удается. Уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова сравнивает голодовку Олега Сенцова с «лечебным голоданием».

Пока миллионы болельщиков наслаждаются праздником футбола, который стал для России прекрасным поводом продемонстрировать всему миру роскошь наших потемкинских деревень, в российской колонии строгого режима «Белый медведь» в Ямало-Ненецком автономном округе сорок второй(!) день голодает украинский кинорежиссер Олег Сенцов. 14 мая он объявил бессрочную голодовку с требованием освободить 64 украинских политзаключенных, содержащихся в российских тюрьмах. О своем освобождении Сенцов не просил. Он готов умереть для того, чтобы привлечь внимание всего мира к судьбе людей, незаконно удерживаемых в российских тюрьмах.

Напомним, по версии следствия и суда (она же – версия ФСБ) Олег Сенцов возглавлял диверсионно-террористическую группу «Правого сектора» в Крыму, целью которой была «дестабилизация общественно-политической обстановки на полуострове и оказание воздействия на принятие решения органами власти Российской Федерации о выходе Республики Крым из ее состава». Не будем говорить о том, какой невероятной магической силой наделила ФСБ в своем воображении этих людей, коль уж они способны, по ее мнению, «оказать воздействие на принятие решения органами власти РФ», и какими жалкими в контексте этой формулировки выглядят эти самые «органы власти» – понятно, что эти слова – всего лишь нитки, которыми надо было прошить дело.

Что же инкриминируют этой «диверсионно-террористической группе»? Ночной поджог двери офиса «Русского единства» (дверь действительно сгорела), ночной поджог офиса «Единой России» (всего лишь обгорел подоконник), а также планируемый ночью, при отсутствии людей, взрыв памятника Ленину, который так и не состоялся. В первом правонарушении обвиняли Геннадия Афанасьева и Алексея Чирния, во втором – Афанасьева, Чирния и Александра Кольченко, в третьем (несостоявшемся) – Чирния. Причем же тут Олег Сенцов, не участвовавший ни в одной из этих акций, которые, по большому счету, и терактами-то назвать язык не поворачивается (так, мелкое хулиганство)? А Сенцов почему-то показался ФСБ очень удобной фигурой для того, чтобы повесить на него функцию «организатора» – кинорежиссер, гнилой интеллигентишка, быстро поплывет и подпишет все, что скажут. Не подписал. Показания против него под пытками дали Алексей Чирний и Геннадий Афанасьев, причем Афанасьев впоследствии на суде от них отказался, но суд этого даже не заметил. Сенцов получил 20 лет строго режима, Кольченко – 10, Чирний и Афанасьев – по 7 лет. Все четверо, будучи гражданами Украины, были насильно объявлены гражданами России. Афанасьева два года назад вместе с еще одним украинским заключенным Юрием Солошенко освободили и передали Украине, остальные отбывают сроки в российских колониях.

Почему мы в Израиле должны говорить об этом? Потому что дело Олега Сенцова давно уже вышло за рамки внутрироссийского – это вопрос общечеловеческий, гуманитарный. Это вопрос существования в рамках европейской и мировой политической карты страны, которая относит себя к европейской цивилизации, но при этом демонстративно нарушает все цивилизационные стандарты. Владимир Путин больше всего на свете любит повторять, что в России все делается строго в рамках закона – в рамках закона присоединяют чужие территории, в рамках закона арестовывают несогласных с этой позицией, в рамках закона пытают задержанных, выбивая из них признания в преступлениях, которых они не совершали, в рамках закона судят невиновных по выдуманным обвинениям, в рамках закона насильно обращают в гражданство. Правда, это не человеческий закон. Это закон бандитский.  Это, примерно, как если бы сегодня, в 21 веке, скажем, во Франции суд признал правомерным людоедство и президент это одобрил. Но если бы такое произошло во Франции, мир бы содрогнулся и не подал руки такому президенту, а если в России – можно. Что с них взять – варвары. И лидеры европейских стран, как ни в чем ни бывало, продолжают встречаться с российским президентом на саммитах, фотографироваться с ним, пожимать ему руку, обсуждать мировые проблемы и при этом делать вид, что ничего не происходит. Что все в рамках закона.

А между тем Сенцов голодает уже сорок второй день. И будет голодать до тех пор, пока не умрет. Или пока не выйдут на свободу все те, о ком без Сенцова даже никто бы и не вспомнил. У него уже начались проблемы с сердцем и почками, но это его не останавливает. По всему миру проходят акции в поддержку Олега, Европейский суд по правам человека взывает к милосердию и «человеческому состраданию» Путина, но это пустое – такие тонкие духовные материи находятся вне плоскости его восприятия, примерно, как если бы с ним разговаривали на частоте ультразвука. Генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд просит о помиловании Олега Сенцова по гуманитарным основаниям. Но Сенцову не нужно помилование. Во-первых, потому что он невиновен, и это очевидно всем, включая тех, кто его посадил. А во-вторых, потому что это обесценит его борьбу. Его требование – не помилование, не собственное освобождение. Его требование – свобода для других ценой собственной жизни.

Российская власть всеми силами старается не замечать происходящее и сделать так, чтобы это не замечали другие, и, благодаря мундиалю, ей это здорово удается. Уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова сравнивает голодовку украинского режиссера с «лечебным голоданием», при этом к заключенному не пускают уполномоченного Верховной рады Украины по правам человека, мотивируя это тем, что он гражданин России. А в Кремле мимоходом отмечают, что никакой общественный резонанс не может повлиять на процедуру помилования, хотя прекрасно знают, что никакого помилования Сенцов не примет. Власть просто ждет, когда настырный заключенный сам освободит их от этой проблемы, доведя дело до логического завершения.

ЕСПЧ на днях запросил у России всю информацию о состоянии здоровья Олега Сенцова и одновременно призвал Олега прекратить голодовку. И это лишь еще раз подтверждает, что Олег борется один на один не только с российской властью – он борется со всем миром, который упорно не хочет замечать того, что на самом деле происходит в России.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x