Женская территория

Перфекционизм. Иллюстрация с pixabay.com

Свободы без любви не бывает

"Что значит жить с перфекционизмом? Бесконечное, непроходящее недовольство собой.  В голове сидит ядовитый критик, которому всегда мало. Он никогда не бывает удовлетворен. Он заставляет чувствовать жгучий стыд, если допущена ошибка, ждать оценки от окружающих и в то же время бояться этой оценки. Перфекционизм – это веревки, связывающие по рукам и ногам". В честь праздника Песах мы публикуем рассказы об индивидуальном "выходе из рабства" - Ольга Черномыс пишет о "синдроме отличницы" и о том, как от него сбежать.

Раньше мне казалось, что это специфика еврейских семей. Всем моим друзьям родители говорили примерно одно и то же: «с твоей фамилией, чтобы получить «пятерку», ты должен знать на «шестерку». И мы, обладатели тех самых фамилий, зубрили, напрягали извилины, сидели ночами над тетрадками и конспектами, дымились мозгами на олимпиадах. Потому что обязательно надо было отлично учиться, чтобы потом обязательно поступить в хороший институт, и там тоже отлично учиться, чтобы потом обязательно попасть на хорошую работу. Несмотря на фамилию.

Так оно и шло.  Теперь я знаю, что это называется – формирование нейронных связей.  С тех пор как только приступаешь к делу, включается в голове красное табло:  «шестерка». И поехали. Упереться, сжать зубы, но сделать в лучшем виде. Не дай бог «четверка», не дай бог. Провал, позор, семья в печали. Став взрослыми, мы даже немножко бравировали своим перфекционизмом и комплексом отличницы. Да, мол, мы вот такие. Либо идеально, либо никак.

И только приехав в Израиль и присмотревшись к выросшим здесь, я поняла, что нет, дело не еврействе.  Это история из Советского Союза, где, как известно, антисемитизма не было, но были «отдельные ограничения».

Что значит жить с перфекционизмом? Думаете, собирать похвалы за хорошую работу?  Как бы не так.  Это означает бесконечное, непроходящее недовольство собой.  В голове сидит ядовитый критик, которому всегда мало. Он никогда не бывает удовлетворен. От него никуда не деться. Он заставляет чувствовать жгучий стыд, если допущена ошибка, ждать оценки от окружающих и в то же время бояться этой оценки. Перфекционизм – это веревки, связывающие по рукам и ногам.

Я жертва синдрома отличницы. Мне тоже говорили про «шестерку» и про то, что я должна быть либо первой, либо лучшей. Принимаясь за что-то новое, я всегда лезла из кожи вон, чтобы обогнать конкурентов на первом же повороте, а если не получалось (ну, понятно, что часто не получалось), я впадала последовательно в панику, самобичевание и отупение.  В какой-то момент я просто останавливалась, в страхе наделать новых ошибок.  Ведь перфекционизм – это еще и страх, постоянный и парализующий.

И знаете что? Я его победила. Всего-то стоило:  пережить алию и потерю всего привычного,  небольшую депрессию, безъязычие,  беспомощность, безденежье и много чего еще «без», поиск новой профессии…  Начав осваивать, как мне казалось, спортивную специальности, я обнаружила себя изучающей книги о мозге, о позитивной психологии, о социопсихологии и искусстве медитации. Я начала записывать свои цели и шаги – даже самые маленькие – по направлению к ним.  Стала бегать по семь километров, научилась медитациям и все такое.

Первые полгода были накоплением — как скорлупа, перед тем, как выпустить цыпленка наружу, покрывается мелкой сеткой трещин.  Я училась, начала тренировать, и привычно стремилась стать либо первой, либо лучшей. Меня бесило, что не все получается. Бесило до такой степени, что я бросала все и говорила себе: «Оля, ты придумала ерунду – стать фитнес-тренером в твоем возрасте. Ты никогда не сможешь лучше, чем молодые девочки».  А моя американский учитель Патрисия, известный тренер и автор метода,  спокойно убеждала, что это нормально и пройдет, что надо просто идти дальше и что самое-самое главное – не воевать с собой. «Найди в себе, — говорила она, — любовь к себе,  не только побеждающей, но и проигрывающей, сомневающейся. Прими и свои успехи, и свои неудачи, ведь это просто разные отрезки твоего пути».

И однажды утром я проснулась с ясной и свежей, как прохладная вода в жару, мыслью: «Я вовсе не должна быть ни первой, ни лучшей».

Представляете, да? Сорок с лишним лет – и осознать то, в чем с рождения убежден каждый израильский ребенок.

Кто-то сейчас засмеется надо мной, но кто-то и заплачет, подумав о своей жизни. Потому что чувства, переживаемые человеком, который сбрасывает с плеч перфекционизм – не сравнить ни с чем.  Когда знакомые всем слова «принять себя»  вдруг превращаются настоящее, глубокое чувство – я есть.  Вот оно, настоящее освобождение.

Я не должна быть идеальной – матерью, женой, журналистом, другом, тренером. Я всего лишь хочу быть лучше, чем вчера. Сделать больше. Узнать больше. Я хочу самостоятельно двигаться туда, куда считаю нужным, подгоняемая не ядовитым критиком, не разъедающим душу стыдом, а собственным желанием и любопытством. Мне не нужны внешние оценки – даже «шестерки». Мне нужна моя свобода, а она невозможна без абсолютного принятия себя. Без любви, без доброты, без прощения, без благодарности за то, что дано, без радости за каждое достижение, пусть даже маленькое.

И, возможно,  думаю я,  такова цена свободы не только одного человека, но и целого народа.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x