Гражданин мира

Фото: кадр видео

Суданский переворот: когда улица повышает голос

Тридцать лет назад аль-Башир, объясняя, почему он решил захватить власть, заявил: «Демократия, которая не может прокормить свой народ, недостойна того, чтобы продолжать свое существование». Его режим никогда не был демократией, но теперь он в полной мере прочувствовал смысл этого утверждения. 11 апреля армия объявила об отстранении Омара аль-Башира от власти и роспуске парламента и правительства, президент заключен под домашний арест.

Оказывается, даже несколько десятилетий у власти, успех на выборах и поддержка России – еще не гарантия того, что в один прекрасный день народ и присоединившаяся к нему армия не вышвырнут тебя из президентской резиденции пинком под зад и не посадят под арест. На минувшей неделе в этом убедился президент еще одной африканской страны – глава Судана Омар аль-Башир, последний «долгожитель» на президентском посту.

В июне 1989 года он сам пришел к власти в результате военного переворота и за эти 30 лет успел наворотить с своей стране столько, что стал единственным в мире действующим президентом, в отношении которого Международный уголовный суд выписал ордер на арест за военные преступления и геноцид против собственного народа. Заняв президентский пост, он запретил политические партии, уничтожил свободную прессу и начал политику исламизации страны, в том числе ввел шариатское законодательство. Судан стал базой для боевиков «Аль-Каиды», несколько лет в стране жил лидер этой террористической организации Усама бен-Ладен. За время правления аль-Башира страна пережила несколько кровопролитных гражданских войн. 20-летнеее противостояние с Народно-освободительной армией закончилось разделом на два государства и образованием Южного Судана со столицей в Джубе (к нему отошла населенная преимущественно христианами южная часть страны). В результате межэтнического конфликта в западной провинции Дарфур, начавшегося в 2003 году, погибло более 400 тыс. человек, миллионы людей стали беженцами. Именно ситуация в Дарфуре стала в 2009 г. основанием для обвинения аль-Башира Международным уголовным судом в геноциде и выдачи на него ордера на арест.

Omar Hassan Ahmad al-Bashir. Фото: википедия

С 2004 года в отношении суданского режима действуют санкции ООН за пособничество международному терроризму. В Судан запрещены поставки оружия (что, впрочем, совершенно не мешало России такие поставки осуществлять), заморожены зарубежные активы. С 1997 г. также действовали санкции США из-за нарушений прав человека и террористической угрозы, подразумевающие торговое эмбарго и запрет на сделки с предприятиями нефтяного сектора — основного источника доходов государственного бюджета. В 2017 г. часть санкций была отменена, но Судан остался в составляемом Госдепартаментом списке стран, поддерживающих терроризм.

Массовые волнения в Судане начались еще в декабре минувшего года – люди вышли на улицу в знак протеста против падения уровня жизни. В последние несколько лет на фоне действия международных санкций экономическая ситуация в стране значительно ухудшилась. Повлияло на ситуацию, в том числе, и отделение богатого нефтью Южного Судана. К 2018 году инфляция в стране составила 70%, на столько же девальвировалась по отношению к доллару суданская валюта, возник дефицит на товары и продукты первой необходимости, последней каплей стало решение властей с целью борьбы с дефицитом втрое поднять цены на хлеб. В ходе протестов лозунги «Нет голоду!» логично сменились на требование отставки президента Омара аль-Башира.

В декабре на улицах Хартума появились русские наемники – российский президент прислал неофициальное подкрепление своему суданскому другу. Владимир Путин вообще испытывает слабость к африканским (да и к любым иным) диктаторам, и Судан ему особенно интересен, поскольку, по словам аль-Башира, «Судан может быть «ключом» России к Африке». Несмотря на международные санкции, суданский президент несколько раз был в России. Он, как и Путин, считал, что во всех проблемах региона виноваты Соединенные Штаты, и искал в Путине союзника против Вашингтона. «Прежде всего, мы против американского вмешательства во внутренние дела арабских стран, и это касается, в частности, вмешательства США в Ирак. Мы считаем, что те проблемы, с которыми сейчас столкнулся регион, как раз вызваны вмешательством США. И считаем, что ситуация, которая произошла с нашей страной (это и ситуация в Дарфуре, с Южным Суданом), – по тем же причинам: это американская политика. В итоге наша страна распалась на две части, это привело только к ухудшению ситуации, и мы нуждаемся в защите от агрессивных действий США», – заявил он на встрече с Путиным. Подобные слова для российского президента – как бальзам на душу, так что нет ничего странного в том, что суданская армия вооружена оружием российского производства, суданских военных обучали российские инструкторы, а когда суданскому диктатору, признанному Международным уголовным судом преступником, потребовалась помощь, туда отправились российские наемники из так называемой «ЧВК Вагнера».

Правда это не помогло. В феврале аль-Башир вынужден был пойти на уступки митингующим и отказаться от принятия закона, который позволил бы ему баллотироваться на президентский пост в 2020 году, отправить в отставку правительство и сменить губернаторов провинций. Он даже сам ушел с руководящего поста в правящей партии Национальный конгресс. Однако народ не хотел больше терпеть. Протестующие начали атаковать официальные учреждения и полицейские участки. Возглавило протестное движение Объединение профсоюзов Судана.

Как любой теряющий силу режим, у которого из-под ног уходит земля, официальный Хартум продолжил поиск виноватых. Далеко искать не пришлось. Глава Национальной службы разведки и безопасности Судана Салах Гош обвинил в причастности к происходящему израильские спецслужбы: он заявил, что в Судан были переброшены около 300 повстанцев из Кении, связанные с «Мосадом». Но дело сладилось и без «Мосада». И во многом протестующих вдохновил алжирский опыт.

Тридцать лет назад аль-Башир, объясняя, почему он решил захватить власть, заявил: «Демократия, которая не может прокормить свой народ, недостойна того, чтобы продолжать свое существование». Его режим никогда не был демократией, но теперь он в полной мере прочувствовал смысл этого утверждения. 11 апреля армия объявила об отстранении Омара аль-Башира от власти и роспуске парламента и правительства, президент заключен под домашний арест. Но арест экс-президента не стал победой оппозиции – власть взяла армия, которая до недавнего времени поддерживала президента. И в этом смысле события в Судане схожи с ситуацией в Алжире, где армия также встала на сторону народа. В стране был сформирован военный совет во главе с министром обороны Авадом бен Ауфом и введено чрезвычайное положение сроком на три месяца, действие конституции приостановлено. Военный совет заявил, что переходный период продлится два года, после чего будут проведены выборы. В течение месяца будет действовать комендантский час. Также глава политического комитета Военного совета страны генерал Омар Зейн аль-Абидин заявил, что аль-Башир не будет передан Международному уголовному суду – его будут судить на родине.

И так же, как в Алжире, оппозиция благодарна армии за помощь, но не согласна терпеть власть армии два года и требует немедленной передачи власти гражданскому правительству. В Хартуме продолжаются многотысячные демонстрации. Вашингтон и ЕС уже потребовали от переходных властей гарантий участия гражданских лиц в управлении страной, Катар призвал политиков «выполнить справедливые требования суданского народа о свободе и справедливости», а разочарованная Россия высказала осторожную надежду на то, что «при любом исходе российско-суданские отношения будут константой во внешней политике Судана». В ночь на субботу, через сутки после военного переворота, министр обороны Судана Авад бен Ауф заявил о своей отставке с поста главы Военного совета, его сменил Абдель Фаттах аль-Бурхан, бывший начальник штаба сухопутных войск, назначенный в феврале главным инспектором вооруженных сил страны. В субботу был отменен введенный на месяц комендантский час и переходный военный совет Судана призвал народ вернуться к повседневной жизни. Генерал Омар Зейн аль-Абидин, который назначен ответственным за диалог с политическими силами, сообщил на пресс-конференции в Хартуме, что военные не будут вмешиваться в процесс формирования и деятельности гражданского правительства, а представлены будут в кабмине только главами МВД и оборонного ведомства. В Ассоциации профсоюзов уже назвали отставку бен Ауфа победой народа, ведь именно этого в первую очередь требовала улица. Бен Ауф был близким соратником аль-Башира, и тот факт, что он принял на себя власть, оппозиция восприняла как «операцию прикрытия».

Как дальше будет развиваться ситуация в Судане и каким в итоге будет новый политический режим, пока спрогнозировать трудно, но уже сейчас точно можно сказать, что произошедшее в любом случае отразится на судьбе находящихся в Израиле суданских беженцев. Сегодня на территории Израиля их проживает около семи тысяч, официально статус беженца получили лишь единицы их них. Свержение аль-Башира совершенно не гарантирует, что новый режим будет лучше прежнего, но для беженцев это значит, что у Израиля вскоре появятся официальные основания для отказа в предоставлении им официального статуса беженца и депортации их на родину. И, несмотря на уверенность многих израильтян в том, что суданцы только и мечтают всю жизнь просидеть в Израиле «на их шее», подавляющее большинство беженцев будут счастливы вернуться на родину, хотя многие прожили здесь уже больше 10 лет, а их дети знаю иврит лучше, чем родной язык. Именно поэтому в Южном Тель-Авиве праздновали свержение аль-Башира как свою победу и первый шаг к возвращению домой.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x