Общество

Лагерь "Холот". Фото: Flash-90

Пять беженцев из Дарфура получили статус

В своем постановлении судья апелляционного трибунала Марат Дорфман написал, что отказ государства принимать решения на протяжении столь «необоснованно долгого времени» выходит за рамки приемлемого поведения и наносит «непропорциональный» ущерб апеллирующим. Поэтому он присудил им статус временных жителей, такой же, как если бы они были признаны беженцами. Это дает им право на работу, на социальное обеспечение и документы, с которыми они могут выехать из страны и вернуться в нее.

Апелляционный судебный трибунал постановил, что государство должно предоставить право временного проживания пяти гражданам Судана из района Дарфур в связи с тем,  что задержка в разбирательстве их просьб о предоставлении убежища была признана необоснованной.

Иерусалимский трибунал заявил, что неприемлемой является практика, когда государство больше года рассматривает просьбы об убежище, поскольку такая задержка наносит ищущим убежища непропорциональный ущерб.

Апелляция была подана уроженцами Дарфура, в возрасте 30+, прибывшими в Израиль через Египет между 2008 и 2012 гг. Они получили визы, которые должны обновлять каждые два месяца, и это заставляет их пребывать в состоянии постоянной неопределенности и без таких благ, как медицинская помощь. Все они заполнили бланки запросов о предоставлении убежища, но ответа не получили.

С подобного рода запросами обратились около 2300 уроженцев Дарфура, проживающих в Израиле, но только один из них действительно получил убежище. Еще пятеро получили отказ, а остальные все еще ждут ответа.

В своем постановлении судья апелляционного трибунала Марат Дорфман написал, что отказ государства принимать решения на протяжении столь «необоснованно долгого времени» выходит за рамки приемлемого поведения и наносит «непропорциональный» ущерб апеллирующим. Поэтому он присудил им статус временных жителей, такой же, как если бы они были признаны беженцами.

Это дает им право на работу, на социальное обеспечение и документы, с которыми они могут выехать из страны и вернуться в нее.

Служба народонаселения, иммиграции и границ объяснила задержку тем, что ожидает решения министра внутренних дел Арье Дери. Поэтому, заявляют там, трибунал не имел права вмешиваться.

«Трибунал не должен подменять своим решением решение министра внутренних дел», — говорится в брифинге и добавляется, что Дери в настоящее время ведет переговоры с другими официальными лицами относительно всеобъемлющего решения, которое будет применимо ко  многим ищущим убежища, включая лиц, подавших апелляцию.

В оправдание задержки Служба также сослалась на большой поток запросов об убежище.

Но Дорфман отверг эти аргументы. Государство не реагировало не по причине «перегрузки», а ввиду «объявленной политики не принимать решения по запросам жителей района Дарфур в Судане», — написал он.

«Я знаком с объяснением, согласно которому неготовность государства отвечать на индивидуальные запросы дарфурцев о предоставлении убежища вытекает из его желания найти всеобъемлющее решение, которое охватит всех ищущих убежища из этого региона, — добавил он. – Однако трибунал не принимает это объяснение. Я полагаю, что поиск всеобъемлющего решения не должно сопровождаться длительным и намеренным отказом рассматривать индивидуальные просьбы об убежище».

До 2012 г. государство не разрешало дарфурцам подавать просьбы о предоставлении убежища. Но после того, как государство разрешило это, «оно приняло на себя обязательство рассматривать запросы об убежище в разумных временных рамках», — заявил Дорфман. И хотя не существует положений, определяющих, какими должны быть эти рамки, «я полагаю, что 12-месячный срок с момента подачи заявления является разумным сроком для принятия решения».

Все пятеро подавших апелляции ждали дольше, отметил он.

Апеллянтов представляли два адвоката из израильского отделения организации ХИАС [Общество помощи еврейским иммигрантам], Асаф Вейцен и Нимрод Авигал, которые приветствовали решение трибунала.

«Тот факт, что люди, просящие об убежище, ждут по десять лет и больше решения по своему делу, а тем временем именуются «инфильтантами», подвергаются заключениям, грабительской налоговой политике, не имеют медицинской помощи и обязаны часто являться в отделения МВД – дополнительное доказательство того, что израильская система предоставления убежища действует вне рамок закона и далека от принятых в мире стандартов, — сказал Вейцен. – Здесь совершаются преступления, и наступит день, когда причастные к этому будут призваны к ответу».

Фото: Tomer Neuberg, Flash-90

Тайдин Харун Гума Абакар и его друг Омид Шакур – двое из пяти дарфупцев, получивших временный статус после того, как их просьбы о предоставлении убежища рассматривались больше года.

Тайдин Харун Гума Абакар ожидал решения по своему делу в течение 10 лет. Он родился в Дарфуре в 1980 г. и бежал оттуда, опасаясь за свою жизнь, в 2007 г. Около года он провел в Египте, где зарегистрировался в Управлении верховного комиссара ООН по делам беженцев, а в феврале 2008 г. перебрался в Израиль и подал просьбу о предоставлении убежища.

В 2011 г. он начал обучение на первую степень по государственной службе в Междисциплинарном центре в Герцлии, специализируясь в разрешении конфликтов и борьбе с терроризмом. Три года спустя он получил первую степень и начал занятия на вторую степень по политологии и коммуникации.

Он закончил свои занятия на вторую степень в Герцлии, несмотря на то, что был принят на курс в Лондоне, потому что его временная виза не позволила бы ему вернуться в Израиль в случае выезда. В прошлом году он основал Союз африканских студентов в Израиле, задача которого – помогать студентам-африканцам.

Узнав о решении трибунала, Абакар был очень взволнован. «Не знаю, что я испытываю больше – радость или удивление, — сказал он. – Я не думал, что Израиль предоставит мне статус; я думал, мне придется по-прежнему каждые два месяца возобновлять свою визу. После стольких лет ожидания я боюсь радоваться слишком рано. Я буду по-настоящему счастлив только тогда, когда в руках у меня окажется моя новая виза».

Он добавляет: «С момента, когда я получу статус, моя жизнь изменится. Я 14 лет не виделся со своей семьей. Теперь я, наконец, смогу с ними встретиться. Не в Судане, но, может быть, в Эфиопии, или в какой-нибудь другой стране. Те, кто живут здесь, не понимают, как это тяжело, когда ты знаешь, что твоя семья где-то в опасности, а ты далеко от нее. То, что у меня теперь есть медицинская страховка, что мне не грозит депортация – все это полностью меняет мою жизнь.

Другой апеллянт, Омид Шакур, 30 лет, прибыл в Израиль в 2010 г. после того, как 27 его родственников, включая его мать, были убиты в Судане. Он провел 18 месяцев в Центре содержания Холот, а за это время погибли и другие его братья. Он тоже учится в Междисциплинарном центре в Герцлии на степень по экономике и ведению бизнеса.

«Я отправился в Израиль не потому, что мне этого хотелось; человек нигде не чувствует себя так хорошо, как там, где прошло его детство, — говорит он. – Я приехал сюда в поисках защиты и убежища. Меня посадили в тюрьму, хотя я не совершил никакого преступления. Но, по крайней мере, я был в безопасности».  Шакур тоже возлагает большие надежды на свой новый статус, на возможность работать, чтобы платить за обучение. «Жизнь без статуса – это жизнь под давлением и в постоянном страхе, — говорит он. – Надеюсь, что теперь у меня будет больше душевного покоя и чувства безопасности».

Оригинал статьи на сайте «Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x