Политика

На конференции " Ликуд". Фото: Tomer Newberg, Flash-90

"Предатель" бьёт на жалость?

Нетаниягу бьёт на жалость. Он этим заявлением сообщает публике "Смотрите эти генералы меня, вашего родного Биби, которого вы уже столько раз избирали, обижают. Спасите! Помогите! Голосуйте!"

Есть так называемый «эффект Стрейзанд«. Барбара  Стрейзанд потребовала убрать фото своего дома с никому не известного вебсайта, в результате чего о доме лишь узнали миллионы людей. То есть: чем активнее ты борешься с неприятной информацией, тем больше внимания ты к ней привлекаешь.

 


Фотография побережья номер 3850 из проекта California Coastal Records Project, на которой запечатлены владения Стрейзанд (2002 год)

Команда Дональда Трампа, выступив против книг журналистских расследований Майкла Вольфа и Боба Вудворда, обещая засудить авторов, необычайно раскрутила их, повысив продажи и цитируемость. Это была такая реклама, которую ни за какие деньги не купишь. Содержащиеся в книге скандальные утверждения теперь попали в каждый выпуск новостей и на первую страницу каждой газеты. «Не знаю, куда послать коробку конфет» — так прокомментировал ситуацию с нападками Трампа Майкл Вольф.

Выборы в Израиле — это калейдоскопическое мелькание тем, которые отвлекают, переключают внимание. Только вышло расследование о подрывной деятельности  министра Исраэля Каца в транспортной сфере, но тут же внимание общество переключили на вопрос: что именно иранцы скачали с мобильника Бени Ганца — секреты израильской безопасности или порнуху, которой можно его шантажировать. И о транспорте уже никто не говорит…

Только общество заинтересовалось многомиллиардной бюджетной дырой, которую правительство будет латать, доставая средства из нашего кармана, как общество получило по голове гламурным роликом «Фашизм от Айелет Шакед».

Что обсуждать в первую очередь: попытки религиозного истеблишмента выяснять у приехавших с постсоветского пространства «еврейство по Галахе» через проверки ДНК или вопросы легализации марихуаны?

О чем говорить в телестудиях: о том, что Бецалель Смотрич потребовал прекратить движение рейсового автобуса между Эйлатом и международным аэропортом «Рамон» («Пусть туристы на такси добираются») или о палестинцах, убитых во время беспорядков у забора на границе с Газой?

Что интереснее: «повешенная» в ультрарелигиозном районе «Меа Шеарим» кукла, изображающая религиозного солдата Армии обороны Израиля, или воздушные шарики ХАМАСа с прикрепленными к ним взрывными устройствами и емкостями с зажигательной смесью?

Темы сменяют друг друга в бешеной чехарде. Политики и СМИ словно бы сговорились вращать барабан как можно быстрее, чтоб избиратель не успевал задуматься.

Чтобы остановить внимание на какой-то теме нужно, чтоб кто-то создал «эффект Стрейзанд». То есть не пригнулся, дав неприятной для него теме проскочить, просвистев над ухом, но бросил якорь в гавани общественного внимания. Типа: «Давайте обсудим».

Именно это сделал Биньямин Нетаниягу, когда заявил, что поручил своим адвокатам подать в суд на лидеров блока «Кахоль-лаван» Бени Ганца и Моше Яалона, обвиняя их в клевете, за то, что они назвали его «предателем».

Никто не думал, что тема уголовных дел Нетаниягу снова станет главной темой конца недели. Эта тема уже пролетала со свистом.

Тем более, никто не предполагал, что обсуждение будет крутиться вокруг вопросов: предатель он или не предатель?

Фраза Моше Яалона о том, что обсуждение уголовного дела Нетаниягу «может закончиться обвинением в предательстве» — такого не сулила.

Нетаниягу вполне мог вместо этого принимать праздничные поздравления, что именно в его смену президент США, который тоже нуждается в мелькании тем, решил признать Голаны частью Израиля. Такая жирная тема… Дипломатический успех. Трамп и Биби — братья навек. Россия против, поскольку они за Сирию. Франция против — так кто же на европейцев надеется?! Ближний Восток будет бурно реагировать? Зато Голаны наши…

Нетаниягу мог ходить в именинниках. Вместо этого обсуждают: насколько он коррумпирован, является ли данное им немцам разрешение продавать точно такие же подводные лодки потенциальному противнику (Египту) предательством или только стратегической ошибкой?

Кампейнеры блока «Кахоль Лаван» такого добиться бы не смогли. Этого добился сам Нетаниягу.

Зачем же хорошо разбирающийся в PR-е Биби такое себе устроил?! У него свои расчеты и резоны. Он хочет добиться сочувствия и сопереживания колеблющегося электората.

Глава правительства бьёт на жалость. Он этим заявлением, выступлениями и интервью в прайм-тайм сообщает публике «Смотрите эти генералы меня, вашего родного Биби, которого вы уже столько раз избирали, обижают. Спасите! Помогите! Голосуйте!».

Нетаниягу помнит, что на прошлых выборах его выручил кампейн «Гевалт». Он хочет запустить эту шарманку снова. Сопереживание порождает идентификацию. Биби хочет, чтобы избиратели сопереживали ему, как герою кино. Если он добьется жалости избирателя, то тот согласится забыть о своих проблемах и переживать проблемы «несчастного», «загнанного», «бедного», премьер-министра, который идет на пятую каденцию, и миллионера (состояние 50 миллионов шекелей) больше, чем свои.

Биби добивается саспенса. Что такое саспенс? Это голливудский термин, который означает «напряжение» — невыносимо напряженное ожидание. Саспенс — это момент высшего вовлечения аудитории в происходящее на экране. Саспенс возникает, когда опасность угрожает персонажу, которому аудитория сопереживает, за которого зритель болеет.

И премьер-министр снова хочет быть таким персонажем для аудитории бибипоклонников.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x