Гражданин мира

Позволит ли Трамп себя уговорить? Фото: кадр видео

Иранский узел

Никто не знает , что в результате сделает Трамп 12 мая. Вчера госсекретарь США Майк Помпео, посетивший Израиль, беседовал с Биньямином Нетаниягу и обсуждал "дефекты" ядерной сделки с Ираном. Однако степень атлантической солидарности и учета мнения союзников Трампу тоже желательно демонстрировать...

В последние недели «иранская проблема» стала, как будто, центральной темой политического и информационного дискурса. Весь мир, затаив дыхание (но при этом с громкими комментариями) ждет, что сделает президент Трамп 12 мая сего года, а точнее, объявит ли о выходе США из международного соглашения по иранской ядерной программе. И лидеры, политики разных стран пляшут и поют вокруг ожидаемого конфликта между Вашингтоном и Тегераном: и Макрон, и Могерини, и министры иностранных дел Германии и Англии, России и Китая…

Позиция американского президента выглядит пока непреклонной: выйду, и не уговаривайте. Трамп, надо сказать, завел странный обычай, чтобы не сказать ритуал: настаивать, будто он исполняет все свои обязательства, и не только предвыборные. Он словно старый уже лозунг нашего доброго знакомого Авигдора Либермана «У меня слово – это слово». Другое дело, что в дела эти слова Трампа превращаются не всегда, не быстро и часто претерпевая крупные трансформации (но в этом упрекают и Либермана). Один из примеров тут – недавняя ракетная атака в Сирии, которая состоялась, как и было анонсировано, и в то же время оказалась в значительной степени холостой.

Но в случае с Ираном Трамп имеет все основания твердо стоять на своем. Во-первых, это обещание, которое повторялось на всем протяжении его предвыборной кампании с удивительным постоянством. Во-вторых, на этом пути он надеется обрести консенсус внутри своей родной партии и ослабить критику со стороны диссидентов-республиканцев, а это ему сейчас крайне важно. Наконец, Трампу нужно доказать, что у него есть последовательная стратегическая линия хотя бы по одной отдельно взятой политической проблеме, при всех переменах и рокировках в его шатающемся аппарате. К тому же, здесь ему обеспечена безоговорочная поддержка лучших друзей – саудийцев и Биньямина Нетаниягу.

Визит госсекретаря США Майка Помпео в минобороны Израиля. Фото: Yariv Katz, Flash-90

Однако все остальные против, причем все по разным причинам. Немцы заявляют, что пересмотр соглашения по «иранскому атому» не стоит на повестке дня. Такова же официальная позиция руководства Европейского Союза. Макрон, проведший только что переговоры в Вашингтоне, говорит примерно то же, но с нюансами. Он ведь претендует на «особые отношения» с Трампом и никак не хочет сильно раздражать новообретенного друга. (Макрон, похоже, вообще очень высокого мнения о своей личной харизме и силе убеждения, которые вскоре попробует испытать и на Владимире Путине). Поэтому французский президент пытается склонить американского коллегу к компромиссу – из соглашения не выходить, но постараться включить его в некие более широкие рамки, связанные с другими видами вооружений и общим политическим поведением Ирана в регионе.

Мотивы европейцев в этой ситуации достаточны ясны. Для них сохранить соглашение – вопрос не столько чести или верности слову (они ведь тоже произносили всякие обязывающие слова, правда, вместе с Бараком Обамой) сколько прагматического расчета, проще – денег. Они ведь вознамерились после отмены санкций экономически вкладываться в Иран, а многие европейские компании уже начали этот процесс. Кроме того аннулирование соглашения неизбежно приведет к дальнейшему росту цен на нефть и газ. Да и вообще – после последних обострений в Сирии и с Турцией европейские страны не хотят резкого роста нестабильности у своих юго-восточных границ.

Но есть тут, конечно, и момент престижный. Европейским лидерам очень хочется показать своему электорату, что они не марионетки США. По анекдоту: хоть раз, да настоять на своем. А то ведь разговоры об их частичном суверенитете стали уже частью дискурса не только маргиналов, смотрящих Russia Today, но и широкой публики. К тому же Трамп, Меркель и другие европейские политики знают, что в этой сфере у них есть серьезные союзники на Капитолийском холме – конгрессмены-демократы, поддерживавшие Обаму при заключении соглашения.

(Кстати, то же сочетание экономических интересов и желания явить независимый вид стоит за попытками Германии выторговать у Трампа послабления в сфере экономических санкций против России. И американская «Уолл Стрит Джорнел», и британская «Экспресс» писали недавно о том, что Меркель, опасаясь рецессии, постарается вывести немецкие машиностроительные и автомобилестроительные фирмы из под действия этих санкций в ходе предстоящего визита в Вашингтон).

И тут их интересы парадоксальным образом совпадают с интересами России и Китая, но лишь отчасти. Для тех ситуация вокруг иранской «ядерной сделки» тоже становится оселком: можно ли в конце концов как-то противостоять нахрапистой линии Трампа, понимающего политику как искусство невозможного. В случае с Северной Кореей эта линия как будто принесла плоды, хотя «вкус» их еще предстоит оценить. Пекин и Москва очень не хотят, чтобы США записали на свой счет еще один успех своей «силовой дипломатии». Они будут очень внимательно отслеживать и взвешивать результаты европейского давления на Трампа. В случае если президент все же не изменит свою позицию по Ирану, это, скорее всего, дополнительно укрепит российско-китайскую ось противостояния США.

Лидеры Германии, других европейских государств и ЕС, примкнут, очевидно, к компромиссной формуле, предложенной Макроном: ядерное соглашение сохранить, но обставить его новыми условиями, ограничивающими свободную активность Тегерана. Иран, рассчитывая на поддержку со стороны России и Китая, вряд ли согласится с таким подходом. Поэтому в Европе уже раздаются голоса, предлагающие – в качестве варианта — не навязывать новые договоренности Тегерану, но озвучить их как декларацию Запада, устанавливающего таким образом в одностороннем порядке некие «красные линии», переступать которые Ирану категорически не рекомендуется.

Что из всего этого выйдет? Учитывая строптивый норов американского президента, он, скорее всего, останется на прежних позициях. Но шансов 40 из 100 я бы дал за то, что Трамп все же позволит себя «уговорить» — хоть какую-то степень атлантической солидарности и учета мнения союзников ему желательно демонстрировать.

Для нас, израильтян, думаю, это тоже было бы оптимальным решением. В случае однозначного выхода Трампа из соглашения по иранской ядерной программе риск лобовой конфронтации американцев с иранцами стал бы весьма существенным. Израиль, разумеется, оказался бы в «одном окопе» со США. Согласен, это всегда было мечтой многих наших «ястребов». Но сегодня, с учетом кризисных отношений коллективного Запада с Россией, да и с Китаем, такого рода конфликт может привести к совершенно непредсказуемым последствиям.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x