Арт-политика

Макс Альперт "Комбат"

От авангарда до пропаганды

Так сложилось, что большинство фоторепортеров, работы которых вошли в представленную в музее коллекцию, являются евреями. Как, впрочем, и многие другие классики советской фотографии. Профессия фоторепортера в советские годы стала надежным прибежищем для многих евреев-журналистов, так же, как и профессия переводчика – для евреев-писателей.

К 100-летию русской революции в Тель-Авивском музее изобразительных искусств проходит выставка работ ведущих советских фотографов под названием «Total Red: Photography». На ней представлены в основном работы первой половины XX века, являющиеся классикой советской фотографии и появившиеся в коллекции музея в 1996 году.

Несмотря на то, что выставка демонстрирует работы всего одиннадцати авторов, она отражает тот путь, который прошла за это время советская фотография. Точкой отсчета на этом пути можно считать Александра Родченко, к которому без всяких оговорок употребим термин «великий». Именно он был основателем знаменитой группы «Октябрь» в 1928 г., поставившей себе цель полностью обновить язык фотографии, как это делали футуристы, а затем ЛЕФовцы с языком поэзии. Благодаря ему появились в отечественной фотографии такие понятия, как «диагональная композиция», «съемка с нижней точки», новаторское кадрирование. Это был другой, новый взгляд на мир – слом правил и стандартов, революция в фотографии вслед за революцией в стране. И именно это стало приговором для «Октября» – участников знаменитой группы нещадно критиковали за увлечение формой во вред содержанию, за пренебрежение интересами советского человека.

Александр Родченко, «Лестница», 1930 г.

«Октябрь» просуществовал всего четыре года, но ему удалось оставить яркий след в искусстве фотографии. На выставке представлены самые известные работы Родченко этого периода – «Лестница», «Пионер-трубач», «Девушка с лейкой». За них автора ругали больше всего – трубача, снятого с нижней точки, называли «откормленным буржуа», а самого Родченко обвиняли в том, что он не желает перестраиваться в соответствии с задачами пролетарской фотографии. Однако авангардизм Родченко сделал его работы классикой не только советской, но и мировой фотографии.

Александр Родченко » Пионер-Трубач»!

После того, как в 1934 году первый съезд советских писателей закрепил принципы соцреализма в искусстве и литературе, от фотографов, как и от прочих деятелей искусства, «стоящих на страже завоеваний социализма», потребовали «правдивого, исторически-конкретного изображения действительности». И советская фотография постепенно вошла в привычное русло соцреализма и стала такой, какой мы знаем ее по газете «Правда». Она была инструментом не только документирования действительности, но и ее формирования, разговаривая с читателем простым, доступным и понятным ему языком. Работы, которые мы видим на выставке, уникальны именно потому, что они выламываются из этого стандарта. Они в определенной степени провокационны — отражая процессы, которые происходили в советской стране, они представляют личный взгляд фотографа, его почерк, его отношение к объекту съемки. И именно поэтому они вошли в историю фотографии.

Установление советской власти, индустриализация, война, послевоенное строительство, мирная жизнь – по этим фотографиям можно составить полную фотоэнциклопедию развития страны. Кстати, многие из представленных фотокорреспондентов работали для известного иллюстрированного журнала «СССР на стройке», который выходил в 30-е годы и был одним из рупоров советской пропаганды. Например, самые важные циклы работ Макса Альперта – это фоторепортажи и очерки с «великих сталинских строек» – Магнитки, Турксиба, с прокладки Большого Ферганского канала, сделанные для этого издания. Как писал о работе Альперта Сергей Эйзенштейн, вместе с ним побывавший на строительстве Ферганского канала, «из горы прекрасных фотографий, запечатлевших эту интереснейшую страницу истории человеческого труда, складывается монументальный образ нашей эпохи».

Макс Альперт » Строительство Большого Ферганского канала»

В годы войны фотография в буквальном смысле слова стала оружием пропаганды, которое било точно в цель – военные фотокорреспонденты создавали мощные художественные образы, вызывающие у бойцов чувство ненависти к врагу и поднимающие в атаку. Практически все представленные на выставке фоторепортеры воевали с камерой наперевес. Это про них пели: «С лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом, сквозь огонь и воду мы прошли…» День за днем они фиксировали фотолетопись Великой отечественной войны.

«Комбат» Макса Альперта, «23 августа 1942 г. После массированного налета гитлеровской авиации» (Фонтан «Дети» в Сталинграде) Эммануила Евзерихина, знаменитая серия «Водружение знамени победы над рейхстагом» Евгения Халдея – эти снимки стали классикой военной фотографии. Многие из фоторепортеров награждены боевыми наградами, потому что на их счету – не только километры отснятой пленки. Например, когда ИЛ, на котором Яков Рюмкин на месте стрелка-радиста летел на съемку в горящий Сталинград, атаковали вражеские истребители, он отложил фотоаппарат, взялся за гашетку пулемета и сбил «мессер». А на Нюрнбергском трибунале в числе вещественных доказательств были и фотографии Евгения Халдея.

Эммануил Евзерихин
«23 августа 1942 г. После массированного налета гитлеровской авиации» (Фонтан «Дети» в Сталинграде)

Кстати, Халдей, родившийся в Юзовке (нынешнем Донецке), еще годовалым ребенком чудом не погиб во время еврейского погрома 1918 года, получив ранение в грудь, а его мать и дед тогда были убиты. Я не люблю расставлять национальные акценты, но так сложилось, что большинство фоторепортеров, работы которых вошли в представленную коллекцию, являются евреями. Как, впрочем, и многие другие классики советской фотографии. Профессия фоторепортера в советские годы стала надежным прибежищем для многих евреев-журналистов, так же, как и профессия переводчика – для евреев-писателей. Нашел себя в фотожурналистике, например, и Семен Фриндлянд (двоюродный брат Михаила Кольцова), когда владеть словом стало слишком опасно.

Так что истории было угодно, чтобы фотолетопись советской страны создавали фоторепортеры-евреи, привнеся в нее свой талант и свой особый взгляд. И, несмотря на то, что советская фотография служила власти и выполняла, в основном, идеологическую роль, если бы в ней была только идеология, мы бы забыли ее, как забыли парадные портреты из передовиц «Правды» и шаблонные отретушированные картинки улыбающихся трактористов с гаечными ключами наперевес. Но советские фотографы умели видеть красоту вокруг себя даже в простых вещах и умели делать прекрасным остановленное мгновение. Поэтому выставки фотографии того периода всегда становятся важным культурным событием в любой стране.

Работы — из коллекции Тель-Авивского музея изобразительных искусств

Выставка «Total Red: Photography» продлится до 10 февраля.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x