Гражданин мира

Эрдоган на встрече с Путиным. Фото: википедия

Союзники поневоле

«Мы ожидаем, что обещание по защите безопасности нашей страны, а не террористов, будет выполнено в течение нескольких месяцев. Иначе мы сами создадим зону безопасности или буферную зону», – горячится Эрдоган. Путин словосочетания «буферная зона» почему-то упорно избегает. И основная причина этого в том, что Анкара хочет сама контролировать эту совсем не маленькую территорию, тогда как Кремль, напротив, настаивает на том, что вся территория Сирии должна быть подконтрольна Асаду.

Решение Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии еще теснее сблизило президентов России и Турции. Теперь, когда США уже не может им помешать, Москва и Анкара могут спокойно разделить зоны влияния в Сирии. Именно этому был посвящен визит Реджепа Тайипа Эрдогана в Москву и его встреча с Владимиром Путиным на минувшей неделе.

Хотя это не такая простая задача, как хотелось бы обеим сторонам, поскольку они хоть и являются тактическими союзниками, стратегические цели у них разные. Турция хочет усилить свое влияние в Северной Сирии и разобраться, наконец, с курдами, что Эрдоган и собирался сделать до того, как Белый дом потребовал от него гарантий ненападения на курдов в обмен на вывод американских войск. В итоге Анкара оказалась в несколько затруднительном положении: вроде бы и терпеть присутствие курдских Отрядов народной самообороны (YPG) рядом со своей границей уже мочи нет, с другой стороны, к крупной наступательной операции против курдов отрицательно относятся США, да и Москва тоже высказывает недовольство. Так что без сделки с Москвой и молчаливого согласия Асада Эрдогану курдскую проблему не решить. А повлиять на Асада, опять же, может только Путин (впрочем, надо сказать, что по мере того, как правительственные войска занимают все большую территорию, Асад становится все менее сговорчивым).

У России свои задачи. Она по-прежнему пытается демонстрировать миру, что она является главным борцом с терроризмом и крупным игроком на Ближнем Востоке, с которым нельзя не считаться, но решение Трампа об уходе из Сирии внезапно лишило ее действия смысла. С одной стороны, ей теперь не с кем мериться силой – это, примерно, как если бы в процессе поединка двух борцов одному из них стало скучно, и он покинул поле боя, а второй по инерции продолжал делать вид, что бой продолжается, наскакивать, махать кулаками и выкрикивать воинственные кличи, не осознавая, насколько нелепо он выглядит. С другой стороны, Москва теперь лишилась практически единственной возможности прямого диалога с Вашингтоном. Учитывая тот тупик, в которой она сама себя загнала в целом ряде вопросов, это серьезная проблема, поэтому Москва сейчас старается изо всех сил подчеркнуть свою роль в Сирии. И в этом контексте диалог с Анкарой для нее очень важен. Но и сдавать Турции курдов, которых она использовала в качестве союзников в борьбе с Исламским государством, Москва тоже не хочет, тем более что великая битва с ИГ, как бы ни хотелось Путину утверждать обратное, еще не выиграна. С другой стороны, Москве необходимо максимально привлечь Турцию к операциям против радикальных исламистов в Идлибе, где до сих пор не удалось установить постоянный контроль. Поэтому одним из важнейших тем обсуждения на встрече двух президентов стала столь желанной Эрдогану «буферная зона» на сирийско-турецкой границе к востоку от Евфрата, которая должна стать барьером для проникновения YPG на территорию Турции и, с другой стороны, облегчить возвращение домой находящихся на территории Турции сирийских беженцев.

«Мы ожидаем, что обещание по защите безопасности нашей страны, а не террористов, будет выполнено в течение нескольких месяцев. Иначе мы сами создадим зону безопасности или буферную зону», – горячится Эрдоган. Путин словосочетания «буферная зона» почему-то упорно избегает. И основная причина этого в том, что Анкара хочет сама контролировать эту совсем не маленькую территорию, тогда как Кремль, напротив, настаивает на том, что вся территория Сирии должна быть подконтрольна Асаду.

Тем временем курды тоже не сидят сложа руки – понимая, что Турция их в покое не оставит, а защиты от США им теперь ждать не приходится, они начали активно налаживать отношения с сирийскими властями. Они готовы даже присоединяться к правительственным войскам и защищать сирийско-турецкую границу в обмен на предоставление их территориям большей самостоятельности. Причем Россию такое положение дел устраивает. «Мы поддерживаем налаживание диалога официального Дамаска с представителями курдов, такой диалог, несомненно, будет способствовать консолидации сирийского общества и национальному примирению, пойдет на пользу не только Сирии, но и всем соседним государствам», – сказал Путин по итогам встречи. И это заявление косвенно свидетельствует о том, что по курдскому вопросу стороны тоже до конца не договорились.

По сути дела, эта встреча в «полуастанинском» формате (без Ирана) стала очередной попыткой невольных союзников прощупать друг друга на предмет того, какую фигуру каждый из них готов отдать для победы на этом шахматном поле.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x