Еврейский мир

Гей-парад в Иерусалиме, 2017 год. Фото: Фейсбук организации Бат-Коль

Нет войны культур, Йоав

Что же в таком случае заставляет столь серьезного интеллектуала, как Йоав Сорек, нагромождать все эти необоснованные утверждения? С одной стороны, он видит раввинов, использующих вульгарную гомофобную риторику, и не хочет с ними солидаризироваться. Он действительно не такой, как они. С другой стороны, он не хочет быть и среди тех, кто готов полностью принять гомосексуальных людей. Он пытается выстроить собственную систему аргументов, обладающую некоей внутренней логикой. Но все эти аргументы рушатся при первом же соприкосновении с реальностью.

Недавно сайт Newsru.co.il опубликовал пространное интервью с Йоавом Сореком,  посвященное ЛГБТ-теме. В интервью Йоав подробно излагает свою консервативную концепцию по данному вопросу. Вот уже долгое время мы с Йоавом поддерживаем дружеские отношения. Фактически благодаря ему, более десяти лет назад, я начал писать в субботнем приложении газеты “Макор Ришон”. Йоав занимал пост редактора приложения. С тех пор и до сего времени мы спорим и часто не соглашаемся друг с другом. При этом Йоав всегда публикует мои мнения, даже если он с ними не согласен – в субботнем приложении к газете “Макор Ришон”, а также в новом консервативном журнале “Ха-Шилоах”, выходящим под его редакцией. Разумеется, Йоав знает, что обсуждение этой темы для меня отнюдь не теоретическое, поскольку я открытый гомосексуал, соблюдающий религиозные традиции и придерживаюсь, по большей части, право-консервативных воззрений.  Нам неоднократно приходилось дискутировать с ним на иврите. Теперь же я хотел бы ознакомить со своей точкой зрения русскоязычных читателей. Но прежде следует прояснить ряд обстоятельств, которые могли ускользнуть от внимания русскоговорящей публики, однако имеют важное значение для дальнейшего разговора.

Около года назад произошло важное событие. Израильское общество достаточно давно знает о том, что существуют религиозные геи и лесбиянки, которые к тому же заинтересованы оставаться религиозными людьми. Я был одним из первых религиозных гомосексуалов в Израиле, совершивших coming out, и с тех пор постоянно высказываюсь, пишу и читаю лекции по данной теме.  В прошлом году произошел своего рода “квантовый скачок” — окончательно сформировалась религиозная ЛГБТ-община. Религиозные геи и лесбиянки вышли из чулана не как отдельные индивиды, а как группа, заинтересованная поддерживать традционный образ жизни внутри существующей религиозной общины. И, что не менее важно, “вышла из чулана” большая группа религиозных людей, поддерживающих гомосексуальных мужчин и женщин своего сектора – родственники, друзья, учителя и либерально настроенные раввины, принадлежащие к религиозно-сионистскому лагерю.

Они тверды в своем намерении поддержать религиозных геев и лесбиянок. Они выражают свою солидарность с ними. Многие представители этой группы участвовали в иерусалимском прайде в прошлом и в нынешнем году. Речь идет о процессе, который вызревал долгое время. В прошлом году произошел инцидент, ставший толчком, ускорившим развитие событий  – знаменитая “речь про извращенцев” раввина Игаля Левинштейна. Раввин Левинштейн, глава йешивы предармейской подготовки в поселении Эли, выступая перед большой группой раввинов, поведал им о негативных, по его мнению, процессах, происходящих в армии. В своей речи он использовал слово “извращенцы” по отношению к геям и лесбиянкам, служащим в Армии обороны Израиля. Он повторил это слово шесть раз в течение трех минут. Это прозвучало чрезвычайно грубо и оскорбительно. Это сыграло роль  катализатора для религиозных ЛГБТ и тех, кто их поддерживает. Молчать, как прежде, было больше невозможно. Выступление Левинштейна было осуждено представителей всего идеологического спектра религиозных сионистов (включая председателя партии Еврейский дом Нафтали Беннета). А главное – это вывело из чулана религиозных ЛГБТ а также тех, кто их поддерживает.

Совместный проект религиозных ЛГБТ-организаций: «Наши лица вместе». На каждом плакате представитель общины сфотографирован с другом или родственником, религиозным гетеросексуалом.

Мне думается, что именно эти события  вызвали у Йова Сорека желание высказаться по теме. Хотя и в прошлом он писал нечто похожее. Попробую в сжатом виде изложить суть концепции Йова Сорека.  Раввин Левинштейн действительно откровенный гомофоб, и стиль его высказываний противоречит Торе (стоит отметить, что Йоав всегда в резкой форме критиковал гомофобию раввинов и общественных деятелей). Но я, говорит Йоав, не гомофоб, я – консерватор. Я не утверждаю, что консерватор — это нормально и хорошо, а гомосексуал – извращенец и дурной человек. Я утверждаю, говорит Сорек, что в тебе есть то же дурное начало (“йецер ха-ра”), что и во мне. И ты должен преодолевать его – так же, как и я.  Сам-то ты нормален, но то, что ты делаешь с собой – ненормально. Вместо того, чтобы бороться со своими “дурными” инстинктами, ты совершаешь coming out. Но ты не виноват – ты поступаешь так лишь потому, что западная постмодернистская вседозволенность промыла тебе мозги. Ладно, еще и потому, что всякие нехорошие консерваторы и религиозные люди, не понимающие, что происходит на самом деле, называют тебя извращенцем и всячески тебя оскорбляют. Так не обращай на них внимание – прислушайся к нам,  добрым консерваторам. Не выходи из чулана, просто работай над собой. И все будет в порядке. Брутальные гомофобы с одной стороны, разнузданные либералы – с другой, а ровно посередине – Йоав Сорек, умный и вежливый консерватор.

Как было отмечено выше, я ценю Йоава, как автора и человека, и даже поддерживаю с ним дружеские отношения. Я люблю стиль его письма, даже если не согласен с тем, что он пишет (и это взаимно). Я никогда не называл его оскорбительным словом “гомофоб”. Вместе с тем, я полагаю, что его анализ ошибочен и ведет к ошибочным выводам, к ошибочной оценке реальности и к ошибочной методике преодоления. Ниже я объясню, почему я так считаю.

Отношение Йоава к гомосексуальной идентичности напоминает старый анекдот. Преподаватель химии говорит студентам: “Знаете ли вы, что кислород, элемент, без которого невозможна жизнь на земле, был открыт лишь в 17 веке?” “Что вы говорите, профессор, — удивляется один из студентов, — А чем же тогда дышали раньше?”

Гомосексуальность, как концепция идентичности, действительно относительно новое явление, берущее начало в 19 веке. Из этого факта Йоав Сорек заключает, что прежде подобной идентичности не существовало. Это, разумеется, ошибочное представление. Гомосексуальность в тот период не могли определить, как идентификацию, но в этом качестве она существовала всегда. В любой известной нам цивилизации существовали люди, понимавшие, что испытывают влечение исключительно к представителям своего (а не противоположного) пола.  Они умели находить похожих на них людей, формировать социальные связи и создавать соответствующую субкультуру. Часть из них не вступала в брак с представителями противоположного пола. Другие были вынуждены заключать брачные союзы, но продолжали при этом вести активную гомосексуальную жизнь. Ультраортодоксальные евреи, например, и сегодня ведут себя подобным образом. Однако понятно, что их гомосексуальность – неотъемлимая часть их идентичности.

Совместный проект религиозных ЛГБТ-организаций: «Наши лица вместе». На каждом плакате представитель общины сфотографирован с другом или родственником, религиозным гетеросексуалом.

Как пишет  известный исследователь сексуальной ориентации, нейрофизиолог Саймон ЛиВэй,  в своей книге “ Queer Science”, “Биология говорит следующее:  если ты веришь, что у тебя есть философская, моральная или эмоциональная причина поставить гомосексуальность на нижний уровень шкалы по сравнению с гетеросексуальностью, твое право. Но не пытайся обманывать себя, что можно отделить личность гомосексуального человека от его гомосексуальности, что можно изолировать, заточить ее в дальнем углу подсознания или извлечь ее наружу посредством медицинских, юридических или религиозных усилий. Биология подтверждает то, что гомосексуальные люди и без того о себе знают: их гомосексуальность — структурная и определяющая часть их личности, и что ее ущемление наносит удар  не только по их образу жизни, правам и чувству собственного достоинства, но и по их человеческой идентичности, как таковой”.

Так почему же это, всегда существовавшее, явление вышло на свет именно в современную эпоху? Ответ прост: потому, что лишь с относительно  недавнего времени людям стало важно заключать брак по любви и по взаимному влечению, включая нормальные сексуальные отношения в браке. И тогда выяснилось, что некоторые люди не могут существовать в рамках гетеросексуальной системы отношений, и что различные психологические и психиатрические методы “лечения” ничем не могут им помочь. И что колоссальное давление со стороны закона, общественной морали, религии, культуры – не способно изменить фундаментальную основу их идентичности.

Это понимание стало началом ЛГБТ-движения. Это движение началось не из-за утверждения, что существует некая “шкала ориентаций, как полагают некоторые.  Оно началось потому, что существовало меньшинство, отличающееся, с точки зрения своего чувственного мира, от большинства; при этом его эмоциональные потребности были идентичны тем, что присущи большинству:  потребность в признании, потребность в интимном партнерстве, потребность быть родителями. И чем большему числу людей становилось известно о существовании рядом с ними гомосексуальных мужчин и женщин, в их социальном окружении, в их религиозной общине, тем успешнее становилась эта борьба. Она продолжается постоянно, начиная со Стоунволлских бунтов 1969 года и до нынешних событий, происходящих в Израиле в 2017 году.

Следует также обратить внимание на еще одно ошибочное утверждение Йоава Сорека, будто современное общество готово признать любое сексуальное поведение при условии, что речь идет о взаимном согласии, и оно не причиняет никому вреда. Это утверждение не выдерживает проверки фактами. Совсем недавно бригадный генерал Офек Бухрис был осужден и разжалован из-за правонарушения, носящего название “запретные сексуальные отношения по взаимному согласию”. Мы имеем дело с сексуальными действиями по взаимному согласию сторон, которые не только находятся вне морали, но и вне закона. То же самое касается нового закона о криминализации клиентов, пользующихся  сексуальными услугами. Еше один пример. Как специалист, оказывающий помощь людям с различными зависимостями, я помогаю тем, кто страдает от сексуальной аддикции. Подавляющее большинство из них не занимается какой-либо незаконной сексуальной активностью, но эта зависимость приводит к душевным страданиям и разрушает их жизнь. Так что утверждение,  будто в 2017 году разрушены все барьеры сексуальной морали, лишено каких-либо оснований.

Да и сама попытка Йоава сформулировать некую концепцию “терпимого”, с его точки зрения, отношения к теме терпит провал. Он пытается утверждать, будто гомосексуальное влечение не является отклонением, так как большинство из нас якобы чувствует нечто подобное. Но если большая часть людей располагается на середине пресловутой “шкалы”, то люди, испытывающие влечение исключительно к представителям своего пола, по этой теории, неизбежно являются извращенцами. Мы вновь возвращаемся к осуждению,  которого Йоав стремится избежать.

В свете того, что было сказано выше, Йоав пытается выполнять сложные мыслительные кульбиты, чтобы хоть как-то сгладить противоречия. Большая часть людей, утверждает он, испытывает влечение также и к представителям своего пола, а значит это не отклонение от нормы. Однако некоторым почему-то не удается наладить интимную жизнь с представителями противоположного пола.  По его словам, это связано с какой-то проблемой их сексуального функционирования, но ни в коем случае не с их идентичностью. Но, позвольте, ведь в интимных отношениях с представителями своего пола этой проблемы не было? Вам все эти пируэты кажутся надуманными и смешными? Вы правы: так оно и есть.

Совместный проект религиозных ЛГБТ-организаций к Дню Семьи: ЛГБТ семьи выходцев из религиозной общины сфотографировались вместе, чтобы показать новый вариант религиозной семьи

Что же в таком случае заставляет столь серьезного интеллектуала, как Йоав Сорек, нагромождать все эти необоснованные утверждения? На это у меня нет внятного ответа. Но кажется мне, что описанные в начале этой статьи события вызывают у него сильную тревогу. С одной стороны, он видит раввинов, использующих вульгарную гомофобную риторику, и не хочет с ними солидаризироваться. Он действительно не такой, как они. С другой стороны, он не хочет быть и среди тех, кто готов полностью принять гомосексуальных людей, поскольку это не соответствует его пониманию Торы,  его пониманию семейной морали. Он пытается выстроить собственную систему аргументов, обладающую некоей внутренней логикой. Но все эти аргументы рушатся при первом же соприкосновении с реальностью. С реальностью, в которой в правоконсервативной среде (к ней принадлежит сам Йоав) люди совершают coming out. Мы не усвоили гомосексуальную идентичность, потому что “западная постмодернистская вседозволенность промыла нам мозги”. Мы приняли ее потому, что это действительно наша подлинная идентичность, и у нас нет никакого иного способа вести вменяемую, адекватную жизнь в этом мире. Поскольку эпоха сватовства и навязанного брачного выбора ушла в прошлое, а мир случайных связей вызывает у нас неприятие, мы стремимся закрепить наши отношения в рамках известных нам институтов – брака, семьи и родительства. Об этом хорошо написала известный американский историк семьи и брака Стефани Кунц, не принадлежавшая ни к радикальным, ни к консервативным кругам: “На мой взгляд, попытка остановить борьбу ЛГБТ за равенство или брачное равноправие, напоминает попытку запереть конюшню, из которой давно убежали кони”.  Она написала это до того, как в 2015 году Верховный суд США признал равенство брака.

Почему мне так важно вновь и вновь возвращаться к тому, что я неднократно писал в прошлом?Мне ясно, что часть читателей заранее согласна со мной, и нет необходимости их в чем-то убеждать. Мне также ясно, что другие читатели заранее не согласны со мной, и ничто их не убедит в обратном. Но есть и третья группа (вполне возможно, что Йоав принадлежит к ней). Это хорошие люди, которые на самом деле не хотят, чтобы страдали их близкие и друзья. И вообще любые люди. Но они обеспокоены стремительными изменениями в обществе, происходящими у них на глазах. Ценности принятия, понимания ближнего – важны для них, но также им важны и ценности семейной морали. Они опасаются, что второй набор ценностей станет жертвой первого.  Я искренне верю в необходимость диалога с этой группой. Пусть даже мне не удастся до конца убедить их в своей правоте.

Мне важно объяснить им, что представители религиозной ЛГБТ-общины (как и ЛГБТ-сообщества в целом) не хотят разрушать их систему ценностей, а, напротив, хотят сделать ее более гибкой, чтобы она распространялась и на их жизнь. Мы не хотим разрушать здание, а лишь пристроить к нему этаж. Мы хотим принимать участие в общественной дискуссии, призванной укрепить как семьи, так и отдельных людей, призванной сформировать мир, в котором можно расти и жить свободными от разного рода страхов и “чуланов”. Мир, в котором не обязательно плыть в одной лодке, где каждый может плыть сам по себе, получая удовольствие от речного пейзажа. Мне важно сказать Йоаву Сореку и всем моим друзьям, религиозным и консервативным: “Нет “извращенцев”. Нет гомофобов. Нет войны культур. Есть диалог, эмпатия и понимание”.  Я надеюсь, что эта статья внесет вклад в этот постоянный диалог. Буду рад услышать разные мнения.

 

Автор — публицист, автор газеты “Макор Ришон”, активист религиозной ЛГБТ-общины, специалист в сфере социальной работы и криминологии, репатриировался в 1990 году из советской Белоруссии

 

Перевод: Гай Франкович

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x