Женская территория

Ротем Села. Фото: Noam Revkin Fenton/Flash90

От "Четырех матерей" до храбрых знаменитостей

Нужно признать, что существует большая разница между высказываниями Ротем Селы и ее подруг и деятельностью организации "Четыре матери". У них разные цели и разные методы их достижения. "Четыре матери" проводили в свое время массовые демонстрации и занимались политическим лоббированием, тогда, как нынешние знаменитости всего лишь пишут  "посты" в социальных сетях. Но общественный резонанс и те, и другие вызывают очень похожий.

Не единожды доказано, что именно протесты женщин, которые не касаются непосредственно женских проблем, оказываются гораздо более успешными, чем аналогичные акции, устраиваемые мужчинами. Станут ли высказывания Ротем Селы, Галь Гадот и Мири Месики против расизма и уничтожения израильской демократии началом такого же эффективного протестного движения, как борьба организации «Четыре матери»?

Роза Фаркас смогла изменить соотношение сил между белыми и чёрными в США, когда она отказалась освободить свое место в автобусе. Забастовка женщин в Либерии в 2003 году привела к прекращению гражданской войны, сотрясавшей эту страну более 14 лет. «Матерям площади Мая»— общественному движению аргентинских матерей, чьи дети исчезли во время проведения политики «Грязной войны», принадлежит важная роль в окончании правления фашистской хунты. В Польше в 2016 году женщины объявили забастовку и добились отмены закона, запрещавшего аборты.

Во все времена и во всех странах были женщины, готовые свернуть горы и добиться перемен к лучшему. Есть такие женщины и в Израиле. Мы имеем в виду не феминистское движение и связанные с ним структуры, важные сами по себе, но женщин, сказавших свое веское слово в сугубо мужском противостоянии на темы, которые не имеют к ним прямого отношения.  Мы говорим о женщинах, имевших мужество громко говорить тогда, когда, по мнению многих, им следовало бы помалкивать. Может быть, в этом причина того, что Ротем Села, Галь Гадот, Яэль Абуксис и присоединившаяся к ним Мири Месика, протестовавшие в последние недели против дискриминации, расизма и экстремизма правительства Нетаниягу, зародили робкую надежду среди многих сторонников нерешительного левоцентристского лагеря?

Нужно признать, что существует большая разница между высказываниями Ротем Селы и ее подруг и деятельностью организации «Четыре матери». У них разные цели и разные методы их достижения. «Четыре матери» проводили в свое время массовые демонстрации и занимались политическим лоббированием, тогда, как нынешние знаменитости всего лишь пишут  «посты» в социальных сетях. Но общественный резонанс и те, и другие вызывают очень похожий.

Если вернуться к израильским женщинам, которые решили совершить поступок и выступить с протестом не только по вопросам, связанным со взаимоотношением полов, но и по общественной и политической повестке дня, то Ротем Села и ее подруги по статусу знаменитостей не были первыми. Первой на память приходит Вики Кнафо, которая в 2003 году совершила пеший поход протеста из Мицпе-Рамон в Иерусалим в знак протеста против планировавшегося правительством сокращения бюджетов, выделяемых на матерей-одиночек. Не менее важную роль сыграла и Дафна Лиф – один из лидеров общественного протеста летом 2011 года. А также женщины из движения «колясочного протеста», которые в том же году вывели на улицу тысячи родителей, недовольных постоянно растущими расходами на  содержание детей. Многие женщины стояли во главе борьбы за социальное жилье, начавшейся в том же 2011 году и продолжающейся до сих пор. Три матери из Холона организовали «протест распорядителей», захлестнувший страну в 2014 году, и сумевший изменить число учащихся в школьных классах.

Поступок нескольких известных женщин, таких, как Ротем Села и Мири Месика, выступивших в последние недели в защиту остатков израильской демократии, в чем-то напоминает движение «Четыре матери», созданное после трагической аварии вертолётов в начале 2000-х годов, и оказавшее значительное влияние на принятие решения о выводе ЦАХАЛа из Южного Ливана. Их действия были четкими и эффективными, недаром их до сих пор без особого успеха пытаются скопировать такие организации, как «Женщины за мир» и «Коалиция женщин в черном». Но есть, конечно, большая разница между случайными записями в соцсетях Ротем Селы и её подруг и движениями, добившимися исторических перемен. Они различаются в таких вещах, как причина борьбы, способы действия (массовые демонстрации и политическое лоббирование – против «постов» и «лайков») и многое другое. Но ответную реакцию в обществе они вызывают очень похожую. Перед нами снова смелые женщины, вступившие в мужскую полемику на тему, которой не имеет к ним прямого отношения. Набор реакций на их поступок можно сконцентрировать в одной короткой фразе: «А вам-то, гражданочка, какое до всего этого дело?»

«Четыре тряпки»

«Ротем Села совершила беспрецедентно смелый и дерзкий поступок, — считает председатель оппозиции, депутат Кнессета от партии «Авода» Шели Яхимович. – Общественный резонанс, вызванный ее словами, оказался особенно широким потому, что она не принадлежит к политической и журналистской «бранже». Наверное, поэтому, ее позиция столь заметна. Нужно помнить и о том, что Ротем Села является «экономической величиной». Невозможно проигнорировать точку зрения генерального директора или владельца процветающей компании, который решился совершить дерзкий поступок, плыть против течения и пойти на (в том числе) экономический риск. Ротем Села – талантливая и популярная, и, когда она говорит такое, ее слова не тонут в общем потоке и создают долгое эхо. Очень важно, кто именно произносит те или иные слова. В поддержку Ротем Селы выступила Галь Гадот, которая долго и последовательно придерживается феминистских позиций и четко выражает свои взгляды, не позволяя своему статусу знаменитости подстроиться под общепринятое мнение».

— Видите ли вы параллели между этими женщинами и такими женскими движениями, как «Четыре матери»?

Прежде всего, хотелось бы отметить, что организация «Четыре матери» впервые получила возможность обратиться к широкой израильской аудитории именно в моей программе на радио. Что касается женских протестов, то могу сказать, что у них есть и слабое и сильное место. Сильное – в том, что женщины позволяют себе выражать позицию по вопросам, по которым от них вообще не ожидали что-либо услышать. Попытки принизить позицию «Четырех матерей» в начале их пути тоже сводились к пренебрежению. На первых порах многим казалось, что будет легко их вообще проигнорировать. Но постепенно они сумели сильно поколебать, а потом и разрушить существовавший в стране консенсус. Я помню, что Шмуэль Закай стоял перед своими солдатами и говорил им: «не обращайте внимания на эти четыре тряпки, на журналисток Шели Тряпникович и Кармелу Менаше, которая «трудно пашет». Он тогда сразу определил, что имеет дело с силой, которая ему, как командиру ЦАХАЛа, может помешать. Мы сейчас находимся в самом разгаре феминистской революции. Она еще не достигла своих целей, и голос женщин, выражение ими четкой и ясной позиции по вопросам, которыми, как правило, занимаются мужчины, нарушает их покой, застает врасплох и поэтому может оказать значительное влияние.

Орна Шимони, одна из активисток организация «Четыре матери», считает, что «многие женщины получили от нашего протеста новые силы и возможности». «Они переняли от нас методы, которые мы впервые привнесли в общественный протест: понимание того, что средства массовой информации донесут наши голоса, сообщат о наших мероприятиях, таких, как марши протеста, тематические велосипедные туры и неформальные театральные представления. Все это мы использовали в первый раз. То же можно сказать и об организации «Женщины за мир», в которой записаны 50 тысяч женщин, в числе которых и я. Мы проводим интересные мероприятия, но они, к сожалению, мало интересуют прессу».

Несмотря на недавние «восстания» известных и преуспевающих женщин в социальных сетях, Орна Шимони полагает, что «мы еще недостаточно полно используем нашу силу». «Не в результате сознательного выбора я родилась женщиной и потеряла на войне своего сына, — говорит она. – Но своё политическое кредо я выбрала самостоятельно, и со своего пути не сойду!»

Журналист Хаим Хар-Захав для своей книги о Ливанской войне проинтервьюировал недавно несколько женщин, игравших центральную рол в протесте организации «Четыре матери». В одной из бесед с Брурией Шарон из кибуца «Ашдод Яаков» он спросил о том, почему создается впечатление, что истеблишмент пытается замалчивать период военного противостояния в «зоне безопасности»  на юге Ливана? Почему он не стал частью израильского эпоса? На этот вопрос она ответила: «Этот период не стал частью эпоса из-за обстоятельств, сопровождавших вывод войск из Ливана. Впервые в израильской истории женщины пришли к самым мужественным мужчинам, какие только бывают на свете – к генералам – и сказали им, что они совершают ошибки и глупости, и потребовали от них немедленно прекратить. И всем тогда стало ясно, что они совершенно правы. Мужчинам до сих пор трудно это переварить, поэтому они замалчивают».

«Ради исторической правды, необходимо отметить, что организация «Четыре матери» появилась в тот период, когда многие, в том числе, в командовании ЦАХАЛа «дозрели» до идеи вывода войск из Южного Ливана, — считает проф. Генриетта Дахан-Калеб, основательница программы по изучению гендерных наук в университете им. Бен-Гуриона. —  Если раньше скорбь считалась в Израиле табу, то «Четыре матери» превратили скорбь в инструмент политического давления. Если бы на их месте оказались четверо мужчин, они не смогли бы добиться успеха в этой борьбе. Женщинам удалось добиться успеха потому, что их аргументы были очень точечными».

«Перемены не происходят до тех пор, пока за дело не берутся женщины, — добавляет проф. Дахан-Калеб. – Вики Кнафо взялась за дело и заплатила высокую цену. Изменилось ли ее личное и экономическое положение в лучшую сторону после похода на Иерусалим? Скорее всего, нет, но она проложила дорогу для борьбы других женщин. Так, что, в определенном смысле, она добилась перемены к лучшему». По ее словам, перемены начнутся снизу, а не будут вызваны женскими организациями и феминистскими движениями. «В лучшем случае, она смогут изменить те или иные законы, но не смогут предотвратить проблемы. Мы сделали выводы и поняли, что не следует связывать надежды на перемены с формальными структурами. Я очень разочарована тем, что происходит сейчас с феминизмом. Мы не видим здесь никакой революции, правящий режим не обрушился из-за того, что 5000 женщин выступили с флешмобом «Меtoo». Но, тем не менее, нельзя сказать, что ничего не происходит. Факт в том, что ещё в конце 20 века женщины не могли сказать во всеуслышание, что они тоже стали жертвами сексуальных домогательств. Нужно, чтобы общество полностью дозрело, и это уже происходит».

«Одно то, что это считается «смелостью» – безумие»

«Но, как выяснилось, на сегодняшний день особая смелость требуется даже для того, чтобы сказать, что арабы тоже являются частью израильского общества. Более того, даже сказать о том, что об этом можно говорить (к этому, собственно, и сводятся «посты» Шломит Малки и Мири Месики) – это тоже считается сейчас проявлением смелости на грани отчаянья. Может быть, сказать, что можно говорить о том, что об этом можно говорить станет скоро в высшей степени храбрым поступком. Не в том дело, что «знаменитые» женщины не оказались героинями. Они героини, и заслужили всяческих похвал за все. Но шумиха, которая вокруг этого всего возникла, вогнала меня в депрессию – и стигмами, и воодушевлением левого лагеря. Добавлю еще кое-что. Мне верится с трудом, что на самом деле несколько предложений, выражавших то, что еще совсем недавно находилось в полном консенсусе, могли вызвать такую бурю. До такой степени, что сам глава правительства ответил на «пост» Ротем Селы, а его любимый сын даже призвал объявить ей зрительский бойкот».

Даниэла Лондон-Декель положительно отзывается о «постах» Ротем Селы, но критически относится к воодушевлению Шели Яхимович и других. С ее точки зрения, речь вовсе не идет об общественном протесте, но всего лишь о грустном свидетельстве того, что в современном Израиле является гражданским мужеством.  «Одно лишь то, что такие банальные и простые слова, написанные этими прекрасными женщинами, вообще могут где-либо считаться «общественной борьбой» – уже безумие. Но, о чем они, собственно говоря, написали на своих страницах в соцсетях? Они написали, что Израиль – это государство всех его граждан, а арабы – такие же люди, как все. И за это уже у нас затыкают рты? Что такого смелого и революционного можно отыскать в их «постах»?

Даниэла Лондон-Декель: «С моей точки зрения, если эти посты считаются у нас сегодня «проявлением мужества» – а они именно так всеми истолковываются – то это само по себе грустно и страшно».

«Десятки тысяч женщин из левых движений требуют равенства всех граждан в гораздо более четких и смелых формулировках. Кроме того, они устраивают демонстрации под лозунгами о равенстве и марши протеста в чёрном или белом, проводят пикеты на перекрестках, борются с юридической системой, потеют, отсутствуют на рабочих местах и теряют заработок – и все это только для того, чтобы сблизить сердца и смыть позор закона о национальном государстве. Они работают на местах, а не пишут «посты» в «Фейсбуке» или «Твиттере».

Если написание таких «постов» проходит у нас по категории «гражданского мужества», и к этим женщинам не присоединились все остальные знаменитости – артисты, шоумены, телеведущие – то это само по себе ужасно. Если в таких формах осуществляется в современном Израиле выражение гражданской позиции – то стыд нам и позор».

 

Оригинал статьи на сайте «Ха-Маком»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x