Социальные вопросы

Photo by Yahav Gamliel/Flash90

Господа "шульманы", пожалейте сначала своих работников!

Маша Авербух считает, что протест мелких предпринимателей справедливый и важный, но не может забыть времена, когда она, работая продавщицей в киоске мороженого и магазине одежды, не получала от "мелких шульманов" ни пенсионных отчислений, ни даже оплаты проезда на работу. Мелкий частник – не самое несчастное существо в экономической иерархии.

В быстро набирающем популярность сообществе «Я – Шульман» часто публикуют «посты» о том, что мелких предпринимателей обложили непомерными налогами и вообще государство обходится с ними несправедливо. Такие рассуждения – общее место сетований владельцев мелкого и среднего бизнеса. Но есть ещё кое-что, что их объединяет: это то, что они самым жёстким образом эксплуатируют своих работников.

Я не могу судить о том, насколько распространено это явление, но лично мне немало пришлось вынести за свою жизнь от разных шульманов мужского и женского пола. По данным министерства экономики и промышленности, в 2017 году на предприятиях мелкого и среднего бизнеса было трудоустроено около 1, 75 миллиона человек. Что касается меня, то никто из мелких частников, у которых мне доводилось работать, не предоставлял всех положенных по закону прав. И я не знаю никого, кто мог бы на личном опыте рассказать о подобном феномене.

Ещё подростком я устроилась работать у своего первого «шульмана». Я варила кофе и торговала мороженным в киоске, находившемся в прекрасном месте на улице Дизенгофа в Тель-Авиве. Фактически, я совершенно одна обеспечивала всю текущую работу киоска.  Кондитер, приготавливавший мороженое, полностью полагался на меня, и я сражалась за каждого покупателя, за каждый сорт  и каждую половинку порции, чтобы придать смысл его решению уйти из хай-тека и учиться в Италии на мороженщика.  При этом он был уверен, что 17-летняя работница не станет добиваться денег на проезд, и не сомневался, что оплата 22 шекеля в час (вместо тогдашнего минимума в 17 шекелей) будет достаточным стимулом, чтобы она за свои деньги приезжала из Холона на такси работать по выходным.

В 19 лет я уже работала за барной стойкой университетского кафе. Работала за «чаевые» – мне не полагалось от хозяев никакой «базовой» зарплаты и никаких пенсионных отчислений. По правде говоря, это было не очень успешное место. Моим «рекордом» были 170 шекелей за 7-часовую смену, но в среднем выходило по 40-60 шекелей.

Махинации с ведомостью

Моим следующим рабочим местом во время университетской учёбы была фирма, предоставлявшая выездное ресторанное обслуживание или кейтеринг. Смена там длилась двухзначное число часов, но все мои сокурсники мечтали там работать под песню «All the single ladies» в исполнении Beyoncé, потому, что платили чуть больше минимума. Вообще, ходили слухи, что владельцы этой фирмы предоставляют своим работникам чуть ли не все права. Но никто из работников, конечно, не знал, что одним из их основных прав были отчисления в пенсионный фонд.

После переезда в Тель-Авив я окунулась в бурную ночную жизнь мегаполиса. Но по ту сторону барной стойки. Были места, где мне так и не заплатили за месяцы трудной работы. Были места, где платили частично или даже полностью выплачивали зарплату. Я не помню, как в те годы выглядели зарплатные ведомости, но моему пенсионному фонду о тех работах до сих пор ничего не известно.  Однажды я так рассердилась на одно место, где работала метрдотелем, что утащила из кассы 20 шекелей на такси, при том, что поездка ночью до дома стоила не меньше 50 шекелей.

Воспоминания о тех месяцах, когда приходилось так тяжело работать за частичную оплату или вовсе бесплатно, по сей день вызывают во мне чувство возмущения и досады. И вот, заходя на страницу сообщества «Шульманов», я читаю о том, насколько несправедливо положение предпринимателей, по сравнению с их работниками, якобы обеспеченными правами с головы до пят. Например, они сокрушаются, что работники имеют право на оплачиваемый выходной в случае смерти близких родственников, тогда как у «Шульманов» нет даже времени приехать на кладбище. И о том, что работники имеют право на больничные дни, а они такого права не имеют и трудятся между сеансами химиотерапии.

Но ведь, по правде говоря, очень многие работодатели просто-напросто не предоставляют своим работником тех основных прав, которые гарантирует им закон, порой не выплачивают положенных отчислений (то есть, фактически воруют у них), а есть и такие, что норовят и зарплату «зажать».

Приведу в пример период, когда я на протяжении почти года руководила работой нескольких магазинчиков, принадлежавших одному израильскому дизайнеру. Было это не так давно – несколько налоговых лет тому назад.  Я работала по 245 часов в месяц, но работа была приятной, потому, что бизнес был маленьким. В оставшееся время я находилась в состоянии готовности ответить клиентам, 10 продавщицам и поставщикам товара. При этом я успевала писать по две корреспонденции в неделю и вести страницы на «Фейсбуке» и в «Инстаграме».  Однажды, при изучении зарплатной ведомости, меня посетили смутные подозрения, и повторяющиеся ошибки перестали казаться случайными. Я проверила состояние пенсионного фонда и обнаружила, что на протяжении всего времени работы отчисления были сделаны лишь за три произвольно выбранных месяца! Я потребовала от работодателя разъяснений, и выяснилось, что мне ни разу не платили за работу по праздникам, а также не делали отчислений на оздоровление.

Шульманы платят неохотно

Всё это происходило отнюдь не только со мной. Приятельница, которая уже 10 лет работает бариста в районе Ха-Шарон рассказала, что только в двух местах работодатели платили в её пенсионный фонд. «Шульманы», на которых она работала, в большинстве случаев платили ей 150 процентов за праздничные дни. Но, несмотря на закон, ей не оплачивали те праздничные дни, когда она не работала. Положенные законом деньги на оздоровление («авраа») она тоже не получала.

«Мелкие частники чаще ущемляют права работников при начислении зарплаты, — рассказала другая знакомая, работавшая в модных магазинах Иерусалима. – Приходится с большим трудом добиваться выплат на оздоровление и более высоких тарифов за работу по выходным и праздникам».

Готовя материал о том, как «шульманы» эксплуатируют своих работников, я обратилась к подруге, которая судилась со своей бывшей работодательницей. На протяжении 5 лет она управляла известной студией модной одежды. В один из дней она решилась попросить у работодательницы пенсионные отчисления, которые всё это время не поступали в пенсионный фонд, несмотря на то, что её, работницы, часть выплат регулярно вычиталась из зарплаты. Владелица студии ответила без обиняков, что она не может платить, потому, что бизнес переживает трудности.  После того, как работница подала иск в суд, владелица сказала, что «занимается этим вопросом», а потом объявила себя банкротом.

«Самое популярное среди работодателей нарушение прав работников – это сфера пенсионных отчислений, — говорит Мор Столяр, адвокат по трудовым конфликтам. – Вторая распространённая проблема – уклонение работодателей от оплаты за дни или часы работы по праздникам. Это встречается практически на каждом шагу. Помимо этих главных проблем, мелкие частники часто не хотят выплачивать выходное пособие при увольнении, не регистрируют должным образом часы работы и нарушают законодательство об отпуске».

Столяр отмечет, что оплата проезда и больничных дней осуществляется почти повсеместно, но встречаются и такие случаи, когда работодатели не отчисляют даже положенные по закону выплаты на работников в Институт национального страхования. Но, по словам Мор Столяр, бывают и такие ситуации, когда действительно положение работодателя труднее, чем его работника.

Кого назвали «фраером»?

«Шульманы» утверждают, что у наёмных работников есть хотя бы суд по трудовым конфликтам, который часто занимает их сторону. Но это лицемерие. Большинство работников на предприятиях общепита, в ночных киосках или в бутиках модной одежды – это молодые парни и девушки, которые часто не знают своих прав и почти никогда не имеют «лишних» денег, чтобы нанять адвоката. Как правило, столкнувшись с несправедливостью, они не станут «качать права», а просто перейдут на другое место, к другому «шульману», и взвалят на себя побольше рабочих смен, чтобы расплатиться с хозяином съёмной квартиры до конца месяца.

Потому что если бы они не вели себя так, то и «шульманы» не выжимали бы из них все соки. Так, упоминавшийся дизайнер модной одежды, на которого я работала, платил более искушённым продавщицам более высокую зарплату, чем наивным новичкам, и даже немного доплачивал им за праздники. Позже я узнала, что подобная дифференциация в отношении прав работников практикуется и в одном из моих любимых городских кафе.

Обида, конечно, есть, но ещё сильнее чувство беззащитности от того, что несправедливость творят не олигархи, а простые сограждане, предприниматели, набравшие банковских ссуд в надежде превратиться в богачей или воплотить какую-то заветную мечту. Я испытываю по отношению к ним солидарность – но до определённого предела эксплуатации.

С объективной точки зрения, мелкие предприниматели в Израиле находятся в крайне трудном положении, и их борьба – одна из самых справедливых на израильском рынке труда. Однако, находясь на более низкой ступеньке в социальной иерархии, чем они, я могу лишь пожелать им самим быть более честными и справедливыми.

Наблюдая за борьбой «шульманов», я ищу и не нахожу ни намёка на признание ими ущемления прав работников. Даже тех, кто самоотверженно трудился на их «бизнесах», поверил в их «мечту» и отдавал работе на них гораздо больше своего времени и творческих сил, чем можно ожидать от маленького работника на временном месте без каких-либо перспектив и гарантий.

Конечно, государство должно пересмотреть свои бюрократические инструкции и переориентировать экономику так, чтобы мелкие предприниматели заняли в ней достойное место. Но, даже, если «шульманы» добьются справедливости для себя, вряд ли что-либо изменится в местной культуре использования наёмного труда. Поэтому, глядя, как быстро они объединились, я думаю о том, когда же объединятся работники, хлебнувшие лиха от мелких частников? Нас ведь гораздо больше и протест наш был бы шире и мощнее.

Оригинал на сайте «Ха-маком ахи хам»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x