Гражданин мира

Кадр из 6 серии "Холивара" - презентация Яндекс

Рунет – место силы

Рунет сегодня – это не просто сегмент сети. Это место силы России, это платформа, на которой формируется российское гражданское общество, где оно консолидируется и учится действовать сообща. Это гетто, куда загнали российскую свободную мысль, и зона сопротивления, откуда свобода рано или поздно вырвется в реал.

На днях вышла заключительная седьмая серия документального фильма российского журналиста Андрея Лошака «Холивар. История Рунета». Фильм был создан RFE/RL при участии «Голоса Америки», премьера состоялась на пражском телеканале «Настоящее время» в начале сентября, и на сегодня он получил в YouTube в общей сложности около 1,7 млн просмотров.

«Холивар» рассказывает о том, как родился, развивался и менялся русский сегмент интернета, что с ним происходит сейчас и что его может ожидать завтра в стране, президент которой интернетом не пользуется и искренне считает его разработкой американских спецслужб. Формально сериал приурочен к 25-летию Рунета (четверть века прошло с того момента, как был зарегистрирован первый домен в зоне ru), но фактически такой фильм не мог не появиться, и если бы его не сделал Лошак, завтра неминуемо кто-нибудь другой пришел бы к этой мысли. Потому что Рунет сегодня – это не просто сегмент сети. Это место силы России, это платформа, на которой формируется российское гражданское общество, где оно консолидируется и учится действовать сообща. Это гетто, куда загнали российскую свободную мысль, и зона сопротивления, откуда свобода рано или поздно вырвется в реал. И именно этого больше всего боится российская власть, потому и борется с интернетом, как с самым опасным своим врагом.

Русский интернет в том виде, в котором мы его сейчас имеем, стал возможен только потому, что, когда он создавался, власти было не до него. Сначала надо было вытаскивать страну из той задницы, в которой она оказалась к началу 90-х, а потом, с наступлением нулевых, перед властью уже встали совсем другие задачи – пустить корни, закрепиться наверху и набивать, набивать, набивать карманы. Те, кто оказался у государственного руля, в силу своего возраста, узости мышления и ограниченности интересов интернетом не интересовались. Главным инструментом регулирования в стране, по их мнению, было телевидение (что на тот момент было правдой). И это дало Рунету ту свободу, в которой смогли вырасти уникальные люди и появиться уникальные проекты, позволило ему стать тем, чем Россия действительно может гордиться. Российский «Яндекс» входит сегодня в четверку поисковых системы в мире, а в России не просто конкурирует с Google, а обходит его по популярности, российские соцсети ВКонтакте и Одноклассники имеют на территории России больше пользователей, чем Facebook. Российский Живой Журнал (ЖЖ) сегодня скорее мертв, чем жив, но в пору своего расцвета он однозначно затмевал своего американского прародителя LiveJournal по активности публикаций и количеству читателей.

В «Холиваре» о Рунете рассказывают те, чьими руками он создавался, и это в определенной степени странно. Потому что представить себе мир без интернета сегодня уже невозможно, кажется, что он был всегда. Ну, по крайней мере, уже лет сто. Так что это, примерно, как если бы в вечерних новостях комментарии по вопросам философии давал Кант, а по физике – Ньютон. В фильме приняли участие даже популярный блогер, журналист и «апостол Рунета» Антон Носик, а также сооснователь «Яндекса» Илья Сегалович, которых к моменту начала съемок уже не было в живых. И это лишний раз свидетельствует о том, какая огромная работа с архивными материалами была проделана съемочной группой «Холивара».

Конечно, технические нюансы зарождения Рунета «из головы Зевса» любопытны, но все же самое интересное началось не тогда, когда ученые, стремясь расширить рамки научного общения, создали первые протоколы, а когда в эту научную среду пришли практики, начали создаваться поисковики, почтовые службы, первые сайты и интернет-СМИ, когда в Рунет пришли инвестиции. И сегодня очень интересно наблюдать за тем, как из сделанного практически на коленке научного проекта русский интернет начал превращаться сначала в место для разнообразных творческих проявлений и самовыражения, где говорили на языке «падонков» и ввели в свободный обиход обсценную лексику, потом в место экономической и политической свободы и неотъемлемый инструмент повседневной жизни. Рунет прошел все стадии развития вместе с российским обществом – начиная с полной свободы 90-х и заканчивая сегодняшним закручиванием гаек и введением цензуры. Поэтому есть в фильме и те, кто представляет сторону Зла – сенатор Андрей Клишас, депутат Андрей Луговой и прочие – персонажи, которые поставили своей жизненной целью борьбу с любыми проявлениями свободы и прогресса, с Google, Facebook, Telegram, YouTube, и отсечение русского интернета от большого мира. Их аргументы стоит послушать и их имена надо запомнить, потому что, рано или поздно, настанет время, когда их призовут к ответу за содеянное.

Постепенно, развиваясь, Рунет забирал на себя все больше функций государства, которое эти функции не выполняло. Это началось со страшных пожаров 2010 года, когда люди в российских регионах остались один на один со стихией. В ЖЖ формировались отряды добровольных пожарных, которые отправлялись в регионы на борьбу с огнем, а потом волонтеров, которые собирали помощь для погорельцев. Каждое новое стихийное бедствие (а недостатка в них в России не бывает) формировало в сети все новые и новые отряды бойцов, которые готовы были быстро организоваться, выйти в реал и броситься на помощь людям. Так, например, появился сайт и был создан Поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт», который занимается поиском пропавших без вести людей, так росло и ширилось общественное движение «Русь Сидящая», которое осуществляет юридическую и гуманитарную помощь тем, кто столкнулся с российской пенитенциарной системой, так появилось огромное количество общественных движений, волонтерских организаций, благотворительных фондов. Так сегодня граждане в сети быстро и организованно откликаются на любую угрозу со стороны государства – будь то попытка организовать в городе новую свалку отходов или арест очередной жертвы российского кривосудия. Но любая горизонтальная организация людей (а именно это происходило в Рунете) чрезвычайно опасна для авторитарного режима, поскольку угрожает его существованию.

Последние лет десять государство целенаправленно старалось максимально атомизировать общество, выделяя одних и подавляя других, отменив социальные лифты, лишив целые социальные группы возможности получить представительство во власти, выдергивая и уничтожая отдельных политических лидеров или лидеров мнений и, казалось, все удалось. Общество превратилось в аморфную массу, покорно жующую жвачку, в изобилии производимую телевидением, но тут вдруг обнаружилось, что в Рунете бьет ключом настоящая жизнь.

Российская власть осознала опасность интернета после протестов 2012 года, когда на улицы вышли десятки тысяч людей, внимательно следивших он-лайн за выборами и возмущенные фальсификацией результатов. Протестующие координировались через соцсети, и это стало первым приговором для Рунета. Свою роль сыграл и пример арабских революций. Власть, наконец, почувствовала, что современные технологии, которые она недооценивала, могут сыграть с ней злую шутку. В это время аудитория «Яндекса» впервые превысила аудиторию 1 канала российского ТВ. Тогда в Кремле поняли: Карфаген должен быть разрушен. Власть еще не осознавала в полной мере силу интернета, но уже спинным мозгом ощущала, что именно оттуда исходит опасность. В 2012 году были приняты первые законы, ограничивающие свободу в интернете, и Рунет стал двигаться в сторону «суверенизации» и постепенно превращаться в поле битвы между властью и гражданским обществом. По сути дела, история русского интернета, начиная с 2012 года, – это история того, как государство пытается взять Рунет под контроль и сломать ему позвоночник, а он сопротивляется, изобретая все новые и новые способы выскальзывания из убийственных государственных объятий.

Государство боролось с интернетом привычными, давно испытанными чекистскими способами: внедряло своих агентов (молодежное проправительственное движение «Наши»), задачей которых было заманить, увлечь молодежь своей повесткой, пыталось формировать общественное мнение с помощью целой армии нанятых и оплачиваемых из госбюджета «троллей» (так называемой «Фабрики троллей»), разжигало ненависть пользователей Рунета друг к другу, уничтожало СМИ, которые могли составить конкуренцию «зомбоящику», блокировало неугодные сайты, издавало законы, максимально усложняющие жизнь и работу в Рунете, вводило поправки в уголовный кодекс, предусматривающие реальные уголовные сроки не только за посты в Интернете, но и за лайки, репосты, мемы и фотографии. Только за 9 месяцев 2018 года количество осужденных по ст.282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды) превысило 500 человек, после чего президент предложил частично ее декриминализировать. На какое-то время наступило затишье, но после московских протестов нынешнего лета 282 статья вновь заработала в полную силу. Блогер Владислав Синица получил по ней 5 лет лишения свободы за твит. Прекрасно себя чувствуют и другие антиинтернетовские статьи: студенту Вышки, блогеру Егору Жукову грозит до 5 лет по обвинению в экстремизме (ч. 2 ст. 280 УК), признаки которого эксперты ФСБ обнаружили в его роликах на YouTube, а журналистке Светлане Прокопьевой – 7 лет по ч.2 ст. 205.2 УК РФ за «публичное оправдание терроризма» в ее статье против терроризма.

При этом власть, как это ни смешно, несмотря на всю свою ненависть к интернету, так до сих пор и не понимает, как он работает. Это наглядно продемонстрировала нелепая попытка заблокировать Telegram – пытаясь уничтожить ненавистный мессенджер, Роскомнадзор, как слон в посудной лавке, крушил все подряд, блокируя миллионы IP-адресов не имеющих никакого отношения к Telegram компаний, но не только не сумел прихлопнуть врага, но и многократно увеличил число его пользователей.

К весне 2018 года, согласно данным Фонда «Общественное мнение», суточная аудитория Рунета старше 18 лет составила 74,7 млн человек. Интернет сегодня напрямую конкурирует с традиционными СМИ, а YouTube, который власть ненавидит больше всего, стал для россиян настоящей альтернативой телевидению, а для некоторых полностью его заменил. Поэтому YouTube сегодня для режима – враг номер один.

Об успехах же государства в интернете можно судить по государственному поисковику «Спутник», на создание которого власть потратила 25 млн долларов и о существовании которого обитатели сети даже не подозревают. То же происходит и с провластным контентом, который отторгается Рунетом. Это лучше всего продемонстрировал клип российских рэперов Тимати и Гуфа о любви к «похорошевшей» Москве и ее мэру Сергею Собянину, который установил рекорд русскоязычного YouTube, собрав за два дня 1,4 млн дизлайков, после чего авторы вынуждены были его удалить. Для инвесторов же ситуацию в русском интернете лучше всего характеризует арест Майкла Калви, основателя фонда Baring Vostok Capital Partners, который помог создать такие флагманы Рунета, как «Яндекс», Ozon.ru, Avito.ru. Так российская власть представляет себе «стабильность», которую она обещает инвесторам.

По данным правозащитной организации «Агора», приведенным в очередном докладе «Свобода интернета 2018: делегирование репрессий», в 2018 году в российском сегменте интернета 662,8 тыс. раз была нарушена свобода пользователей. Ежедневно власти блокировали 1,3 тыс. страниц в интернете, каждые восемь дней суды приговаривали пользователей интернета к реальным срокам лишения свободы. По оценке аналитиков «Агоры», это свидетельствует о фундаментальном повороте государственной политики в сфере интернета: от блокировки интернет-провайдеров и массового уголовного преследования рядовых пользователей к попытке установить контроль над глобальными платформами, имеющими доступ к информации о пользователях и реальную возможность ограничивать распространение информации.

В мае нынешнего года Владимир Путин подписал закон о «суверенном интернете», который позволит при необходимости отрезать российский интернет от мирового и, по мнению власти, должен обезопасить Рунет от иностранных угроз. «Репортеры без границ» и Human Rights Watch в совместной декларации отметили, что закон о суверенном интернете нарушает Европейскую конвенцию по правам человека и пакт ООН о гражданских и политических правах, которые подписывала Россия. Но когда подобная чепуха останавливала российского президента? Закон доложен вступить в силу с 1 ноября.

Одновременно с этим депутаты уже подготовили новую законодательную инициативу – о блокировке отдельных пользователей интернет-мессенджеров и сервисов электронной почты. Власть изо всех сил пытается прикрыть для российских пользователей, имеющих выход в интернет, главное окно в мир – ей оттуда сильно дует. Как сказал в фильме Андрея Лошака журналист «Эха Москвы» Александр Плющев: «Спасти нас могут только непрофессионализм и коррупция».

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x