Конфликт

Вместе, в парке. Фото: Flash-90

Сегрегация по-афульски

Общественное пространство более не принадлежит всем гражданам государства Израиля, точно так же, как и общественные ресурсы не принадлежат всем. Ведь изначально, арабские семьи потянулись в Афулу за квартирами именно потому, что новые арабские города не строятся, а в существующих непросто получить разрешение на строительство. В арабских деревнях и городах практически нет парков – и причиной тому является недостаток площади, которая не увеличивается даже тогда, когда растет население, а вовсе не низкий сбор муниципальных налогов.

Сначала это были афульские квартиры, теперь дело дошло до парков. Мэр города Ави Алькабец твердо намерен «держать и не пущать» — держать ситуацию «под контролем» и «не пущать» чужих.  Каких именно  чужих?  Официально в мэрии Афулы утверждают, что «чужие» — это все те, кто не живет в Афуле. Однако, господин Алькабец не раз успел высказаться более откровенно на этот счет. В своих постах в социальной сети Фейсбук, а также в ходе выступлений по радио и неформальных беседах с жителями города он многократно успел подчеркнуть, что чужие – это не просто все те, кто не живет в славном городе Афула. Это – израильские арабы, которые живут в деревнях, расположенных неподалеку от города. Алькабец даже обвинил их в попытке «оккупации Афулы». Впервые эта фраза прозвучала из его уст два года  назад, когда жители Афулы устроили демонстрации протеста после того, как конкурс на приобретение 43 квартир в городе выиграли только арабы. Результаты конкурса были аннулированы окружным судом в Нацерете, поскольку, согласно решению, они были подтасованы. Однако Верховный суд отменил решение окружного и признал выигрыш большинства арабских семей законным. Именно тогда Алькабец заявил, что сделает все возможное, чтобы Афула продолжала быть еврейской, и чтобы оставить «оккупантов» за ее чертой.

Позволил бы себе Алькабец подобные заявления, если бы тендер на новые квартиры выиграли, к примеру, ультраортодоксальные семьи?  Весьма сомнительно, хотя всем известно, что как только в том или ином районе квартиру приобретают несколько религиозных семей, вполне вероятно, что через некоторое время демография и характеристика этого района разительно меняются. Похожая ситуация с парками сложилась несколько лет назад в Модиине. В период «бейн ха-змоним», когда в йешивах начинаются каникулы, в парке Анаба, который является гордостью и красой Модиина, начали приезжать в большом количестве ультраортодоксальные семейства из соседнего Модиин-Элит. Жалобы текли в мэрию рекой – «они» криво смотрят на «наших» жен и дочерей, почему мы должны чувствовать себя вторым сортом в своем же доме и почему «мы» должны «их» терпеть. Мэрия намеревалась было запретить вход в парк всем немодиинцам, да так и не рискнула. Вот если бы пришельцы говорили по-арабски, а не на идиш…

Теперь вездесущий Алькабец, который лишь недавно переизбрался во второй раз и твердо намерен оставаться в кресле мэра и далее, решил объявить святую борьбу за освобождение городских парков от арабского населения. В городе у него немало сторонников. Многие из них прокомментировали в Фейсбуке решение мэра о закрытии парков для «чужих» так – «почему я должен в субботу слушать арабскую речь» или «пусть ходят в свои парки. Мы не должны их здесь терпеть».

Парк в Афуле. Фото: Afula Municipality

Можно посетовать на ничем неприкрытый расизм мэра Афулы и прочих сторонников изгнания арабов из общественных парков, которые старательно подчеркивают свое право жить в «еврейском городе», и вспомнить, как в США  до недавних пор евреям в некоторых городах отказывались сдавать квартиры или принимать в те или иные клубы. Хозяева тех фешенебельных заведений (некоторые существуют еще со времен Гражданской Войны и гордятся тем, что правила вступления в клуб не менялись с тех пор), тоже утверждают, что у них есть полное право отдыхать исключительно в компании чистопородных англосаксов, без евреев, чернокожих или других «цветных». И там точно также считают, что речь идет о персональном или общественном праве на выбор, а не о каком-то расизме. Слово уж больно нехорошее, как и сегрегация, и мало кто хочет признаваться в том, что он расист. Разве что Бецалель Смотрич, депутат от партии «Объединение правых сил» и свежеиспеченный министр траспорта готов расставить все точки над i. Четыре года назад он порадовал  всех тех, кто мечтает герметично отделить арабов от евреев в Израиле, заявив, что не хотел бы, чтобы его жена рожала в одной палате с арабками.

Тогда Смотрич был начинающим депутатом, многие считали его экстремистом и провокатором. Однако, по мере того, как шло время, взгляды Смотрича  на сегрегацию начали получать все более широкое признание и распространение.

Так в 2018 году был проведен «Закон о Национальности», который гласит о том, что  «реализация права на национальное самоопределение в Израиле уникальна только для еврейского народа», а арабскому языку, который ранее был равнозначен ивриту, присваивается особый статус. В другом положении закона говорится, что «государство рассматривает развитие еврейских поселений как национальную ценность и будет действовать, чтобы поощрять его создание и консолидацию». Этот закон, против которого выступили не только представители оппозиции, но и члены правящей коалиции, такие как депутат от партии «Ликуд» Бени Бегин, а также некоторые члены партии «Кулану», витиевато говорит как раз то, что пытаются нынче сказать мэр Афулы и его единомышленники: еврейские города и парки – в приоритете, арабские города (а также несуществующие парки), и конечно же, сам язык и его носители  -нет.

Все просто и ясно. На самом деле это закон прекрасно отражает царящие в израильском обществе настроения. Ведь до Афулы был Нацерет-Илит, где тоже вдруг решили не пускать в парке «чужих» (можно подумать, что туда рвутся тысячи туристов из Франции, Германии или Бразилии), Иерусалим, где избили парня-друза за то, что он говорил на арабском языке, сотрудница эйлатской гостиницы «Мэджик Палас», которая обзванивала клиентов-евреев и предупреждала о том, что из-за праздника «Ид аль-Фитр» в гостинице очень много арабов. Этот закон придает таким настроениям флер добропорядочности и законности. Общественное пространство более не принадлежит всем гражданам государства Израиля, точно так же, как и общественные ресурсы не принадлежат всем. Ведь изначально, арабские семьи потянулись в Афулу за квартирами именно потому, что новые арабские города не строятся, а в существующих непросто получить разрешение на строительство. В арабских деревнях и городах практически нет парков – и причиной тому является недостаток площади, которая не увеличивается даже тогда, когда растет население, а вовсе не низкий сбор муниципальных налогов.

Но, разумеется, даже если в каждом арабском городе вдруг чудесным образом появятся парки, детские площадки и спортивные центры для молодежи, это не означает, что призывы к сегрегации Алькабеца, Смотрича или автора закона о Национальности, Ави Дихтера пахнут лучше, чем на самом деле. Точно так же в свое время в Америке пятидесятых власти ограничивали право чернокожих американцев на посещение парков, тонко играя с определениями границ районов. У некоторых получалось проводить красную черту прямо на входе в районы с преимущественно чернокожим населением, даже если практически примыкали к паркам. Кому-то там, в далекой Америке, мешает и сегодня испанский язык (а кому-то в Израиле точно так же мешают арабский, русский или амхарский). И неприглядную подноготную «закона о Национальности», который является зеркальным отражений расистских и сегрегационных настроений в израильском обществе никак не спрятать за красивым фасадом о «консолидации еврейского общества». Получается прямо как в анекдоте «а слово есть». Пока это слово открыто и гордо произносят лишь самые честные расисты, такие как рэппер Ха-Цель. А те, кто сейчас гневно сводят брови и бьют себя кулаком в грудь с криком «я не расист, я просто не люблю арабов» пусть сделают маленькое упражнение, и каждый раз вместо слова «араб» используют слово «еврей». Евреям не позволили купить квартиру, евреев не пустили в парк, еврея избили из-за того, что он говорил на иврите (или идиш). И все станет на свои места.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x