Конфликт

Операция "Нерушимая скала". Сдерот. Фото: Miriam Alster, Flash-90

Что выбирает Нетаниягу?

Нетаниягу действует, как заворожённый, и на сегодняшний день нет никаких шансов, что он пойдёт на серьёзное урегулирование в секторе Газы. Он намеревается "разделять и властвовать" и "управлять конфликтом" с палестинцами.

Представьте себе, что во время проведения второго тура голосования в Иерусалиме, город подвергся бы ракетному обстрелу. Или случился бы обстрел Ришон ле-Циона во время голосования. Государство не смогло бы перенести такого вторжения в привычную жизнь, не так ли? Разумеется, никому не пришло бы в голову, что политика отмены школьных занятий, рабочих дней, экономического и социального ущерба может получить широкую общественную поддержку.

А теперь вспомните о том, как живут на протяжении последних 17 лет войны город Сдерот и весь, граничащий с сектором Газы район. 1500 пожаров, многие сотни ракет и многие тысячи демонстрантов вдоль «забора безопасности» каждую неделю. Всё это можно выдержать? Правильный ответ на этот вопрос – отрицательный. Суверенное государство обязано обеспечить мирную и спокойную жизнь своим гражданам.

Значит, что – вперёд на войну? Вовсе нет. Те, кто высказываются в пользу проведения широкомасштабной военной операции, полностью оторваны от действительности, сложившейся в последние годы. Сразу после окончания операции «Цук эйтан»  глава правительства Биньямин Нетаниягу объявил об «открывшейся возможности политического урегулирования», которую нельзя упустить. Однако на протяжении прошедших с тех пор 4 лет он настойчиво не делал в этом направлении ничего без давления со стороны ХАМАСа. Так приходится ли удивляться, что мы вернулись на исходную точку? Как можно посылать наших солдат на смерть и убийство, если не было предпринято никаких усилий для политического процесса, который использовал бы колоссальное военное преимущество Израиля и поддержку великих держав для достижения договорённости?

Напомним всем, кто не в курсе, что в последние месяцы рассматривались две модели урегулирования. Первая – «малое урегулирование» с ХАМАСом и Катаром, полностью игнорирующее Палестинскую Администрацию и Египет. Вторая – «большое урегулирование», базирующееся на возвращении ПА в Газу, на привлечении Египта и Лиги арабских государств в качестве посредников и на восстановлении экономики сектора Газы при активной поддержке ЕС, США и ООН. Какой из этих вариантов выбрал глава правительства Нетаниягу? Разумеется, первый, краткосрочный и лишённый перспективы. Так в картину вошли катарская солярка и чемоданы с долларами. Но и это было сделано топорно и неуклюже. В один день разрешали провоз солярки, в другой – снова закрывали КПП «Керем шалом». То, по возможности, прекращали огонь на границе, то уничтожали с воздуха целые здания.

Хочу, чтобы было ясно: в то время, когда у власти находятся правые, я выступаю за заключение любого возможного урегулирования. Можно сказать, что любая договорённость лучше, чем война. Любой процесс, который приведёт к восстановлению экономики, даст надежду голодной и отчаянной Газе, возвращению наших пленных и пропавших без вести – предпочтителен. Но Нетаниягу действует, как заворожённый, как будто всё это интересует его в последнюю очередь. Может быть, причина в том, что он по горло погряз в уголовных расследованиях и не имеет общественной поддержки для осуществления столь судьбоносных для государства изменений. Может быть, он не может сказать своим избирателям правду о том, что невозможно добиться скорой и лёгкой победы над ХАМАСом, и для решения политических проблем требуются политические и дипломатические методы. Так или иначе, но накануне выборов это может оттолкнуть избирателей, которые тут же назовут его «леваком».

Это причина того, что на данный момент нет никаких шансов, что он пойдёт на заключение масштабной договорённости. Такой договорённости, которая вернула бы за игровой стол Палестинскую Администрацию, привела бы к полному уходу из зоны А, снятию блокпостов на дорогах, освобождению заключённых и проведению переговоров, результатом которых были бы прекращение оккупации и подписание всеобъемлющего мирного договора.  Но политика, проводимая правыми, основывается на принципе «разделяй и властвуй» в отношении палестинцев и на аннексии. Договорённость, большая или малая, может привести к укреплению концепции «аннексия де факто» и «управлению конфликтом», основанному на существующем территориальном раскладе – в лучших традициях партии МАПАЙ. И всё это будет сопровождаться притеснениями и ухудшением жизни палестинского населения.

Фактически, мои дети и я находимся в Сдероте, как солдаты на переднем плане войны за программу аннексии. Это причина, из-за которой знаменитые израильские мозги не привлекаются в целях политического процесса. Это причина, из-за которой переговорный процесс не подкрепляется огромной, по ближневосточным меркам, военной мощью Израиля. Но только переговорами можно выполнить просьбу израильских детей и подростков, шагавших на прошлой неделе под лозунгом «Дайте нам расти в мире!»

Огромную роль в этой игре могут сыграть левые и оппозиционные силы, которым не следует разжигать страсти и пытаться обогнать Нетаниягу справа. Израильские левые, стремящиеся к миру и прекращению оккупации, должны выступать за заключение договора, а не за войну. Настоящие левые должны потребовать всеобъемлющего урегулирования конфликта, а не только лишь краткосрочной договорённости. Об этом нужно сейчас говорить, потому, что только это в интересах детей из Сдерота и сектора Газы.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Оригинал статьи на сайте «Гаарец»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x