Конфликт

Протесты против сделки века в Газе. Фото: Abed Rahim Khatib/Flash90

Все жетоны - на сделку века

Подход очень прост -  мы согласимся на программу, выполним лишь только ту часть, которая позволяет Израилю получить реальные достижения, а все уступки с нашей стороны останутся исключительно на бумаге, ведь палестинцы никогда не согласятся на требуемые от них условия, особенно на фоне односторонних израильских шагов. При этом трезвый взгляд на акт аннексии Иорданской долины показывает то, что это решение не несет совершенно никакой реальной пользы по сравнению с нынешней ситуацией, а лишь обостряет отношения с Иорданией

В данный момент чрезвычайно трудно прогнозировать, какое влияние на динамику ближневосточного конфликта окажет так называемая «сделка века», представленная 28 января в Вашингтоне президентом США Дональдом Трампом и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу. На торжественном провозглашении условий сделки, сопровождавшимся публикацией подробного многостраничного документа, описывающего ее в самых мельчайших подробностях, не присутствовали представители одной из сторон. Палестинцы вообще оказались лишними на этом празднике жизни.  Они прервали контакты с американской группой, ведшей разработку условий сделки после того, как США осуществило ряд шагов навстречу Израилю, перенеся американское посольство в Иерусалим, признав его столицей Израиля, и отменив американский финансовый вклад в деятельность UNRWA — организации ООН, осуществляющей помощь палестинским беженцам.

Довольно быстро стала ясна американская тактика разработки условий сделки: загнать в угол одну из сторон, параллельно всячески демонстрируя благосклонность к потребностям другой стороны. Возможно такая, прямо скажем, необычная тактика ведения переговоров была принята после прошлых попыток американцев примирить конфликтующие стороны — тогда в процессе участвовали и израильтяне, и палестинцы, а на столе переговоров сменяли друг друга разные планы (переговоры в Кэмп-Дэвиде Эхуда Барака и Ясера Арафата под эгидой Билла Клинтона, более поздний план Клинтона, Дорожная карта Джорджа Буша), и исходя из опыта соглашений в Осло, или из попытки Ольмерта напрямую договориться с Абу-Мазеном. Иногда в этих попытках разработать путь к миру даже наблюдалось согласие обеих сторон, как это было в случае Дорожной Карты, но никакого практического эффекта эти планы не несли, и не продвинули конфликт к его разрешению.

И если план Клинтона палестины упрекали за то, что в нем не прописаны конечные контуры окончания конфликта, а Дорожная Карта фактически являлась рядом шагов, которые Израиль и палестинцы должны были произвести, чтобы нормализовать обстановку между сторонами, что создало бы плодотворную почву для разработки условий постоянного мира между сторонами, в плане Трампа расписано все, или многое, включая карты границ палестинского государства. Расписано многое, но чего стоит эта детальная проработка, если пожелания одной из сторон вообще никак не повлияли на процесс создания документа? К примеру, из того, что интересует палестинцев  в Иерусалиме, в сделке не осталось практически ничего, кроме возможности создания столицы в тех кварталах города, которые отделены от основной его части Защитной Стеной. Секрет прост — как истинный бизнесмен, Трамп расчитывает на силу денег. Он пытается привлечь к процессу арабские государства, связанные с США тесными экономическими и военными узами, такие как Саудовская Аравия и Бахрейн. Если палестинцы согласятся на принятие участия в исполнении программы, им обещано привлечение 50 миллиардов долларов на развитие экономики, что должно привести к радикальному улучшению уровня жизни граждан палестинского государства.

Довольно неожиданно в текст условий сделки был внесен пункт о возможной передаче палестинскому государству арабских населенных пунктов, находящихся в районе Вади-Ара (так называемый Мешулаш), правда, прописано, что такая смена суверенитета возможна только с согласия всех сторон, включая жителей этих населенных пунктов. Таким образом, президентская администрация США фактически легимитизирует эту идею, которая всегда была уделом радикально правых политических сил, идет вразрез с международными нормами, и с желанием арабских жителей этого района оставаться израильскими гражданами.

Ясно, что сделка века — это лишь платформа для будущих переговоров, а не законченный договор, который стороны будут исполнять по пунктам и под эгидой США. Абсолютно все указывает именно на это. То, когда сделка была представлена — за месяц с небольшим до выборов в Израиле, в то время, когда в стране действует переходное правительство, и Кнессет находится в статусе распущенного. Как это было сделано — без присутствия, даже формального, палестинцев, и с очень скромным присутствием представителей арабских стран, которые должны стать опекунами и спонсорами процесса. 1 февраля Лига арабских государств единогласно проголосовала против условий сделки, указав на то, что она не удовлетворяет минимальным требованиям палестинцев и решениям ООН. При этом ЛАГ еще раз напомнили о саудовской мирной инициативе как платформе для урегулирования конфликта. Россия тоже выступила против сделки, отношение к ней ведущих европейских стран известно. В таких условиях абсолютно невозможно представить успех столь сложного мероприятия, как урегулирование многолетнего кровавого конфликта. Да и сама выстроенная американцами концепция продвижения к миру, при которой от Израиля требуются весьма скромные шаги навстречу палестинцам, а от тех ожидается выполнение очень высоких требований, включая разоружение Хамаса и Исламского Джихада в Газе, не внушает надежды на положительную динамику процесса.

С таймингом представления программы связан и один из тех казусов, которые мы наблюдаем в эти дни. Сразу после церемонии израильское руководство стало посылать активные сигналы по поводу начала процесса аннексии Иорданской долины и распостранения израильского суверенитета на все израильские поселения за «зеленой чертой».  В тактическом аспекте эти шаги должны были добавить Ликуду несколько мандатов на выборах, что могло бы коренным образом сломать ничейную ситуацию между блоками, а в стратегическом — создать дымовую завесу и отвлечь общественное внимание от того, что принимая программу Трампа, Нетаниягу согласился на создание палестинского государства на 70% территории Иудеи и Самарии, со столицей в тех кварталах, которые сейчас относятся к Восточному Иерусалиму и являются частью единой и неделимой столицы Израиля; на передачу палестинцам израильских территорий на границе с Египтом; на некоторое «замораживание» строительства в поселениях; на то, что 15 поселений окажутся анклавами на территории палестинского государства.

В конце концов, Нетаниягу согласился на то, что очень напоминает контуры соглашений Осло, заключенных между правительством Израиля во главе с Ицхаком Рабиным и ООП, во главе которой стоял Ясер Арафат. Соглашений, в которых, в отличие от «сделки века», не было прописано конечной целью создание палестинского государства.  Именно тех самых соглашений, о концептуальной смерти которых так любят рассуждать с правой стороны идеологического спектра.  И самое главное, учитывая описанные мною выше факторы, аннексия и распостранение суверенитета воспринимались как единственные реальные результаты всей программы Трампа. То есть подход очень прост —  мы согласимся на программу, выполним лишь только ту часть, которая позволяет Израилю получить реальные достижения, а все уступки с нашей стороны останутся исключительно на бумаге, ведь палестинцы никогда не согласятся на требуемые от них условия, особенно на фоне односторонних израильских шагов. При этом трезвый взгляд на акт аннексии Иорданской долины показывает то, что это решение не несет совершенно никакой реальной пользы по сравнению с нынешней ситуацией, а лишь обостряет отношения с Иорданией. Это обострение в итоге может превратить очень длинную и ныне спокойную границу с Иорданией в очаг постоянной напряженности и пошатнуть власть правящей в Иордании королевской семьи из династии Хашемитов, что уж точно не является стратегическим израильским интересом. В свое время, сразу после Шестидневной войны,  Израиль полностью аннексировал Восточный Иерусалим, и тем не менее на примере «сделки века» мы видим, что часть из аннексированных тогда кварталов и прилегающих к Иерусалиму сел должны отойти палестинскому государству. И это лишний раз доказывает то, что аннексия не в рамках признанного международным сообществом договора не является необратимым шагом.

Заседание израильского правительства, которое должно было состояться 2 февраля, должно было быть посвященным торжественному решению — аннексии. Казалось, все идет по накатанной колее и пользуется поддержкой американских официальных лиц, включая посла США в Израиле Дэвида Фридмана. И вдруг американцы остановили процесс, при этом, судя по сообщениям в СМИ лично Джерад Кушнер, руководивший группой, разрабатывавшей «сделку века», был очень недоволен поспешностью израильтян. Оказывается, по плану вашингтонской администрации, вначале должна быть создана комиссия, которая рассмотрит, соответствуют ли притязания Израиля на аннексию и распостранению суверенитета условиям сделки, и по результатам работы комиссии Израилю разрешат делать те или иные шаги. Со стороны американцев прозвучала мысль о том, что они против односторонних действий, которые отдалят принятие условий сделки арабскими странами. В данный момент Нетаниягу лихорадочно ищет путь произвести хоть какую-то аннексию до выборов, в ход пошел термин «мини-аннексия», дабы все-таки преобразовать энергию эффекта провозглашения «сделки века» в реальные мандаты на выборах.

Единственным по-настоящему реальным положительным результом «сделки века» скорее всего станет отнюдь не решение конфликта, а укоренение в народном сознании простой мысли: даже если «самая дружественная администрация в США» во главе с самым большим другом Израиля Дональдом Трампом пришла к выводу о том, что урегулирование конфликта возможно лишь посредством модели «два государства для двух народов», и эта самая администрация не предложила превратить Израиль в двунациональное государство, и не предложила устроить тут апартеид а-ля ЮАР, и не предложила организовать трансфер палестинцев за пределы Иудеи, Самарии и сектора Газы, — то модель «два государства для двух народов» все еще жива, хотя ее усердно хоронят все время правления Ликуда. И не просто жива, но и является самым реальным вариантом разрешения конфликта.

С тех пор, как в 2009 году Нетаниягу в Бар-Иланской речи поддержал модель двух государств, эта идея настойчиво дискредитировалась и в идеологическом плане, и теми шагами, которые Израиль предпринимал в своей поселенческой политике. И планируемые еще до мартовских выборов спешные односторонние шаги Израиля, еще более усложняющие обстоятельства конфликта, также призваны отдалить как можно дальше, фактически низвести на нулевой уровень шанс на решение конфликта на базе взаимопонимания и взаимодоверия сторон.

Такой вот парадокс «сделки века»: выполнение Израилем описанных в сделке шагов неизбежно снижает шанс на успех конечной цели сделки — достижения мира между Израилем и палестинцами. В правом лагере далеко не все согласны с идеей принятия программы Израилем в целом только для того, чтобы реально выполнить лишь выгодную, в глазах правых, часть договора. Люди дальновидные, не находящиеся в плену чар Нетаниягу, понимают, что принципиальное согласие Израиля на создание палестинского государства, пусть даже и не слишком дееспособного, находящегося в очень неясных географических границах, может иметь весьма долгоиграющие последствия. Если воспринимать «сделку века» как часть предвыборной кампании Нетаниягу, призванной, в основном, отвлечь внимание общественности от поданных в суд коррупционных обвинительных заключений против него, немало людей в правом лагере задают себе вопрос, стоит ли еще одна каденция его правления  поддержки плана по созданию палестинского государства?

После выборов, и это можно с большой долей увереннности предположить, Трамп всеми силами станет действовать во имя формирования правительства Ликуд-КЛ, во главе с Нетаниягу, при этом декларируемой целью его усилий станет начало претворения в жизнь «сделки века», в концептуальную поддержку которой выступил и Бени Ганц, и если этот план будет иметь успех, мы все станем свидетелями того, как премьер-министр управляет страной одновременно с участием в уголовном судебном процессе. Другого реального шанса на удержание власти в рамках постоянного, а не переходного правительства, у Нетаниягу просто нет. Поэтому на «сделку века» Трамп (у которого и самого приближаются выборы, и поддержка на них евреев и евангелистов ему очень нужна) и Нетаниягу поставили все свои жетоны. А именно эта игра угрожает нарушить зыбкое равновесие в регионе и еще более отдалить перпективу урегулирования конфликта.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x