Общество

Любимый анекдот Саши Клайна

Репатрианты – они такие разные: у них в доме есть и условные "кошки", и безусловные "собаки". И даже если ты очень большой начальник, то не следует заблуждаться, что ты лучше их знаешь, что им нужно.

Умер Саша Клайн. Журналист, режиссёр, продюсер. Один из создателей 9-го канала. Политтехнолог. Один из ветеранов израильского русскоязычного пиара. О разных сторонах деятельности Саши Клайна в последние дни писали очень много.

Напишу о своём…

Саша Клайн

В 1999 году….

Саша Клайн – это человек, который 20 лет назад за уши втянул меня в израильские предвыборные технологии. Дело было так. Весна 1999 года. Приближается грандиозное сражение Эхуда Барака и Биньямина Нетаниягу. Утром 16 марта мне позвонила Берта Гройсман и сказала, что назначен руководитель русскоязычного штаба Эхуда Барака – Саша Клайн. «У Вас были интересные идеи, Вам стоит с ним встретиться». У меня был тяжёлый период «интеллигентных работ» в Ассоциации учителей-репатриантов и в Институте массовой миграции. И еще я устроился подрабатывать в отделении «сиуди» (уход) больницы «Ланиадо» в городе Натания.

«Сиуди» — это больничное отделение «оставь надежду всяк сюда входящий». Большинство больных, которые туда ложатся, уже не выздоровеет. Они нуждаются только в уходе. Чудеса, конечно, случаются, но крайне редко. Работа весьма депрессивная.

В тот день, когда я должен был встретиться с Сашей Клайном, у меня должна была быть ночная смена. Я не понимал, зачем я еду встречаться с каким-то начштабом, и главное, зачем я ему нужен. Тем более, в эту ночь у меня должна была быть смена, и я элементарно хотел выспаться.

Моя жена в это время была беременна. Через две недели она родит дочку – Ринату. Но я поехал. Мы посидели, поговорили. Я пересказал идеи, которые Берте Гройсман показались интересными, встал и поехал спать в Натанию.

Саша нашёл меня в 2 часа ночи. Сначала, разбудив беременную жену, узнал у неё номер больницы, узнал в больнице номер отделения. Где и подозвали меня к телефону. Без предисловий он спросил, могу ли я завтра с 8 утра начать работу в штабе Барака. Самое странное, что я на автомате ответил: «С 8 не могу – у меня смена заканчивается в 7. Могу с половины девятого».

Вот так я и оказался на неблагодарном поприще израильского русскоязычного пиара.

Из 14% — к 58%

В день, когда я пришёл на работу, 17 марта нам презентовали какой-то глобальный социологический опрос, который был сделан под руководством американского профессора (одного из лучших в мире специалистов по предвыборной социологии) – Стенли Гринберга.

Согласно этому опросу, Эхуд Барак не мог получить от русскоязычных избирателей больше 14% голосов.

14%?!

Выводы Стенли Гринберга были просты: работать с русскоязычными избирателями – бесполезно. Это деньги, выброшенные на ветер. Поэтому, если и агитировать за что-то «русских», то за то, чтобы они не пришли на выборы.

В теории Стенли Гринберга есть лесенка. Первый этаж её – «минус»: это избиратели, которые негативно относятся к твоему кандидату, списку, партии и пр. Их нельзя переубедить, что твой кандидат – самый лучший или надо голосовать за твою партию. Их можно вывести «в ноль».

Второй — это ноль – равнодушные и не очень определившиеся.
Третий — это плюс – твои сторонники, которые собираются за тебя голосовать.
Четвертый – это плюс-плюс. Те, кто не только сами за тебя будут голосовать, но и постараются сагитировать других. Те, кто готовы быть активистами и пр.

Но основной тезис Стенли Гринберга — никто не может сразу перепрыгнуть через две ступени. То есть, минус – нельзя перевести в плюс, а ноль – в плюс-плюс. Поэтому Стенли Гринберг и решил, что русскоязычную улицу не стоит агитировать за Барака. Деньги, брошенные на агитацию «русских» — это деньги, выброшенные на ветер, а их стоит агитировать, чтобы они не пришли на выборы. Но, поскольку русскоязычный штаб, в котором тогда работали Игорь Губерман, Александр Окунь, Лев Авенайс, Марк Бибичков, Татьяна Бабушкина-Вайнтрауб, Макс Рейдер излучал очень сильную энергию, то на «русских» были брошены, наоборот, дополнительные силы.

Был создан телемаркетинг. 500 телефонистов каждый день с пяти до десяти вечера обзванивали русскоязычных избирателей.

Кроме убеждения и переубеждения, телемаркетинг — это еще и идеальный механизм обратной связи, позволяющий проверить силу или слабость месседжей — ключевых сообщений.

Опять таки, чисто социологически телемаркетинг в первый день работы опроверг возможности Барака на русской улице и поставил под сомнения выбранную стратегию — сосредоточиться на теме «религия и государство». «Русские» в самом начале «не покупали» ни Барака, ни тему…

Первым обзванивали «русскоязычную автономию» — Ашдод. Русскоязычные жители Ашдода ставили «религиозный вопрос» на четвертое место в порядке приоритетов.

Но решено было не отступать и отчаянно с удвоенной силой давить на выбранные точки.

И продавили.

Тема «религия и государство» — стала темой выборов. Её подхватили другие партии. Ну а результаты Барака на русской улице в день голосования были 58%.

И Сашу Клайна стали считать настоящим волшебником пиара.

«Но вы лучше меня знаете, что мне нужно»

У Саши Клайна был любимый анекдот разъяснительного характера. Разъяснение это было не для избирателей, а для различного рода начальников: руководителей израильских партий, ведомств, министерств.

Новый репатриант приходит в магазин. Просит продать «Вискас». Ему говорят: «Нет, не «Вискас», виски!» Он говорит: «Нет, Вискас». Ему говорят: «Нет, ты новый репатриант, ты ничего не понимаешь. Вы, которые прибыли из России – вам нужны виски, водка». «Нет, у меня есть дома кошка. Она хочет кушать. Ей нужен «Вискас». Поэтому мне нужен «Вискас», — парирует новый репатриант.

В следующий раз приходит этот же репатриант в этот же магазин и говорит: «Я хочу купить «Догли». Ему отвечают: «Нет, не «Догли», «Вискас». Еда для собаки – это одна еда. Еда для кошки – это другая еда. У тебя кошка – тебе нужен «Вискас». Репатриант вдыхает воздух и, пытаясь говорить максимально спокойно, но иногда переходя на стон, приближённый к крику, говорит: «У меня есть и собака, и кошка. Вот сегодня мне нужен корм для собаки. Мне нужен «Догли».

В третий раз приходит он в тот же магазинчик и ставит на стол пустой пакет из-под «Вискаса». Продавец заглядывает и говорит, отшатнувшись: «Но это же дерьмо!» Репатриант радостно кивает головой и заявляет: «Правильно! Мне нужна туалетная бумага, но Вам так тяжело объяснить. Вы же всегда лучше меня знаете, что мне нужно».

Саша Клайн рассказывал эту байку к тому, что эти репатрианты – они такие разные: у них есть и условные кошки, и безусловные собаки. И даже если ты очень большой начальник, то не следует заблуждаться, что ты лучше их знаешь, сто им нужно.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x