Общество

Наама Иссахар. Фото: facebook

Российская Фемида решила судьбу израильтянки

Нааме не помогло даже то, что израильский премьер Биньямин Нетаниягу просил Владимира Путина смягчить наказание и условия содержания Наамы. Члены еврейской общины в России готовы были внести за нее залог и предоставить жилье, где она могла бы отбывать домашний арест.  Российские суды не любят отпускать обвиняемых под домашний арест и делают это крайне неохотно. К сожалению, если Путин получил от Израиля отказ на свою просьбу, судьбу Наамы, ставшей разменной картой в политической игре, можно считать решенной.

Российский суд первой инстанции вынес приговор израильтянке Нааме Иссахар, задержанной в апреле в московском аэропорту Шереметьево. За 9 г каннабиса, обнаруженных в багаже девушки, следовавшей транзитом из Дели в Тель-Авив через Москву, суд города Химки, на территории которого находится аэропорт, приговорил ее к 7,5 годам колонии общего режима.

Произошло то, чего следовало ожидать – адвокатам Наамы не удалось отбиться от статьи 229.1 ч.2 пункт «в» – контрабанда, и именно это привело к такому большому сроку. Хотя обвинение в контрабанде здесь, совершенно очевидно, притянуто за уши – наркотик обнаружили в багаже, который был загружен на борт в Дели и мог быть получен только в Тель-Авиве, доступа к багажу девушка не имела, находилась в транзитной зоне аэропорта и не пересекала границу России, то есть контрабанда на территорию России отсутствовала как факт. Но это совершенно не смутило ни следствие, ни суд.

Адвокаты Наамы считают приговор жестким, но он мог быть значительно жестче, поскольку эта статья предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет. Прокурор требовал для нее восьми лет колонии, судья скостил полгода. Обычно российские суды автоматически удовлетворяют требования прокуратуры и следствия. Те, кто следит за происходящим в России, знают, что российское судопроизводство не имеет ничего общего с правосудием. Это производство «приговоров с флешки», когда судья, не рассматривая дело по существу, просто распечатывает приговор с флешки, переданной ему следователем или прокурором. Не случайно статую Фемиды, поставленную у Верховного суда РФ, скульптор избавил от такой лишней детали, как повязка на глазах, символизирующая беспристрастность. Российская Фемида заведомо пристрастна, а российские судьи давно уже не принимают самостоятельных решений, поэтому предъявлять претензии судье Чередниченко, который снизил Нааме срок заключения «всего» на полгода, не имеет смысла. Он всего лишь засчитал ей срок, отсиженный в СИЗО до приговора.

Не помогло даже то, что израильский премьер Биньямин Нетаниягу просил Владимира Путина смягчить наказание и условия содержания Наамы. Члены еврейской общины в России готовы были внести за нее залог и предоставить жилье, где она могла бы отбывать домашний арест.  Российские суды не любят отпускать обвиняемых под домашний арест и делают это крайне неохотно в особых случаях – под сильным давлением общественности или в тех случаях, когда используют обвиняемого в своей игре. И тот факт, что даже несмотря на просьбы Нетаниягу и израильского МИДа девушка с момента ареста находилась в СИЗО, говорил о том, что ничего хорошего от суда ждать не стоит.

Израильские СМИ предполагают, что столь жесткий приговор Нааме Иссахар объясняется тем, что Израиль не согласился освободить российского хакера Алексея Буркова, задержанного в аэропорту им. Бен Гуриона в 2015 году по запросу США и с тех пор находящегося в израильской тюрьме. Россиянина подозревают во взломе американской платежной системы и других преступлениях в компьютерной сфере. Haaretz со ссылкой на свои источники сообщило, что Россия пыталась оказывать давление на Израиль, требуя освобождения Буркова, и дала понять, что исход дела Наамы зависит от решения Тель-Авива. Однако, по сообщению газеты, Нетаниягу, обсуждая этот вопрос с российскими президентом, сказал, что не может приостановить процесс выдачи Буркова в США.

Израильский МИД назвал вынесенный приговор «непропорционально суровым наказанием», а канцелярия премьера Нетаниягу в своем заявлении заявила, что «наказание, требуемое российской прокуратурой, несоразмерно и не соответствует характеру преступления, приписываемого Иссахар». «Израильские судебные власти дали понять, что экстрадиция Буркова не может быть остановлена после принятия Верховным судом Израиля постановления о выдаче», – говорится в заявлении, что подтверждает факт обсуждения обменной сделки.

Адвокат Наамы Александр Тайц уже заявил, что в установленный законом срок обжалует приговор в Московском областном суде, а затем останется последняя инстанция – Верховный суд. Но, к сожалению, если Путин получил от Израиля отказ на свою просьбу, судьбу Наамы, ставшей разменной картой в политической игре, можно считать решенной. Отказов российский президент не терпит.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x