Гражданин мира

Иллюстрация: flickr.com

Россия на развалинах Конституции

Перед президентом РФ уже давно стояла одна, самая главная, задача – как удовлетворить общественный запрос на перемены и создать видимость перемен, ничего при этом не меняя, чтобы в результате всей этой манипуляции остаться у власти. Задача, как мы видим, не из простых. Но решение, которое было найдено, придворные летописцы уже назвали гениальным и неповторимым.

На минувшей неделе в России произошел конституционный переворот – тихо, буднично, без выстрелов и баррикад, волею одного человека – президента Владимира Путина, никак не желающего расставаться с властью. А начиналось все вполне безоблачно – с традиционного послания Федеральному Собранию, в котором каждый год президент говорит одно и то же, практически не меняя слова местами. Однако в этот раз дремлющее под привычный бубнеж нацлидера население даже не заметило, как в мгновение ока осталось без Конституции.

Нет, формально, конечно, российская Конституция еще существует, но уже лежит распластанная на операционном столе и в вену ей уже вколот анестезирующий раствор. Этим медицинским актом начался так называемый «транзит власти», о неизбежности которого так долго говорили в российских государственных коридорах и кабинетах.

В последнее время российской власти было очень нервно. Население почему-то вдруг на двадцатом году правления Путина и на шестом (со времен похищения Крыма) году вставания России с колен начало проявлять признаки недовольства – недостаточно покорно и восторженно смотрело на власть, начало пописывать там что-то резкое в своих фейсбуках, вконтактах и телеграмах, имело даже наглость выходить на улицы. И вроде бы телебашни-излучатели продолжали работать исправно, окутывая население мороком липкой пропаганды, и Госдума продолжала производить один за другим запретительные законы, и суды покорно штамповали приговоры за развернутый плакат, твит или брошенный в сторону полицейского пластиковый стаканчик. И уже, казалось бы, не осталось ни одной области человеческой деятельности, в которой не было бы расставлено капканов, мин-ловушек и колючей проволоки, а у так называемой «оппозиции» были отняты любые малейшие возможности хоть как-то повлиять на ситуацию, так нет же – они продолжают трепыхаться. Более того, уже невооруженным глазом видно, что градус протеста растет, и эпидемия охватывает даже сильно отдаленные от столицы регионы. А выборы неумолимо приближаются: 2020-й – думские, 2024 – страшно подумать, президентские.

Нет, конечно, придворный ВЦИОМ привычно успокаивал цифрами рейтингов, но уж в администрации-то президента цену этим цифрам хорошо знали. Поэтому перед президентом уже давно стояла одна, самая главная, задача – как удовлетворить общественный запрос на перемены и создать видимость перемен, ничего при этом не меняя, чтобы в результате всей этой манипуляции остаться у власти. Задача, как мы видим, не из простых. Но решение, которое было найдено, придворные летописцы уже назвали гениальным и неповторимым.

Главное препятствие на пути к «транзиту» – Конституция. И именно с преодоления этого препятствия и решено было начать. Путин предложил изменить процедуру назначения правительства – теперь премьера, его замов и министров будет назначать парламент (раньше он их только согласовывал); поднять ценз оседлости для претендентов на пост президента России с 10 до 25 лет (увеличение сроков – вообще главная законодательная тенденция действующей в России власти), и запретить им когда-либо иметь второе гражданство или вид на жительство; запретить иметь второе гражданство или вид на жительство в другой стране чиновникам и судьям; убрать слово «подряд» из статьи, запрещающей избираться президентом «более двух раз подряд»; включить органы местного самоуправления в единую систему государственной власти; наделить Совет Федерации правом освобождать судей от должности; дать Конституционному суду полномочия по запросу президента проверять конституционность законов до их подписания; закрепить приоритет Конституции России над международными договорами. Ну и еще там по мелочам – закрепить минимальный размер оплаты труда и обязательную индексацию пенсий.

Главная цель всего этого набора разрозненных, на первый взгляд, действий – обеспечить стабильность, управляемость и надежность «транзита». Поправки, по логике президента, должны устранить все возможные риски и источники нестабильности. Так, одна из поправок нейтрализует любую возможность в дальнейшем претендовать на власть таким ненавистным Путину и опасным для него людям, как Навальный и Ходорковский – и тот и другой имели либо вид на жительство, либо второе гражданство. Правда, одновременно эта поправка закрывает путь к государственной власти всем, получившим образование в западном вузе или имеющим опыт работы за рубежом, то есть дискриминирует людей способных, высокообразованных и конкурентных, но это пустяки – такие люди путинской России и не нужны, поскольку имеют слишком самостоятельный нрав и не склонны к восторженному образу мыслей. Так видит будущее 67-летний, ортодоксальный, зацикленный на идее величия России, но не умеющий пользоваться интернетом человек.

Еще одна поправка затыкает последнюю щель во власть представителям оппозиции. В стране, закупорившей все социальные лифты и забившей досками путь для чужих в органы государственного управления, оставалась единственная возможность хоть каким-то образом влиять на происходящее хотя бы на местном уровне – это органы местного самоуправления. Теперь их поставят под жесткий контроль «старших товарищей» так, что мышь не проскользнет. Лишат остатков формальной независимости и судей – видимо, власть считает менее 1% оправдательных приговоров слишком большой цифрой, свидетельствующей о недостаточном контроле над судами. Ну а с приоритетом Конституции России над международным правом и так все ясно – ЕСПЧ, принимающий решения в пользу российских граждан, давно у Владимира Путина как кость в горле, а последнее решение по делу ЮКОСа – просто плевок ему лично в лицо. Теперь российская власть намерена сама решать, какие международные договоры исполнять, а на какие плевать с колокольни Ивана Великого.

Парламенту вроде бы дают больше власти (но и одновременно перекладывают на него ответственность за все промахи будущего кабинета) и, казалось бы, акции его резко возрастают, но даже самому безумному эксперту не придет в голову, что  Путин собирается сменить президентское кресло на кресло спикера Госдумы. А это значит, что власть будет сосредоточена в другом месте. Что это за место? Может Госсовет, роль которого Путин также предложил закрепить в Конституции? Но органы госвласти РФ прописаны в 1 главе основного закона, а она защищена создателями от изменений. Может Совет безопасности, куда уже назначен замом Путина освобожденный от должности премьера Дмитрий Медведев (то есть под него создан, по сути дела, новый вице-президентский пост, на котором он будет заниматься вопросами безопасности и обороноспособности)? Именно в этом органе сконцентрированы все силовики – опора путинского режима, и теперь они будут под контролем верного, надежного и проверенного Медведева. Но, сказав так много, Путин не сказал ничего ­– каким образом он собирается удержаться у власти и в какое кресло намерен пересесть, должно остаться загадкой для всех до самого конца – именно это является его главным козырем и гарантией успешного «транзита».

Ну а чтобы «транзит» не казался подопытному населению таким страшным, президент отправил в отставку правительство, поставил на премьерский пост технократа вместо бессмысленного любителя гаджетов и пообещал, что вскоре правительство развяжет мошну и на электорат прольется золотой дождь – женщинам будут платить за первого ребенка, введут ежемесячные выплаты для малообеспеченных семей на детей от трех до семи лет, а школьные обеды для младших школьников сделают бесплатными, чтобы дети не ходили голодными. Так, на двадцатом году своего правления президент, сам того не осознавая, признал, что его страна скатилась в бедность.

Кто же будет заниматься разработкой поправок в Конституцию? Кто эти люди в белых халатах, стоящие над операционным столом? О, это все известные, уважаемые люди – врачи, артисты, писатели, режиссеры, спортсмены и депутаты – люди, близкие к населению и хорошо разбирающиеся в конституционном праве и законотворческой деятельности. Например, режиссер Карен Шахназаров, пианист Денис Мацуев, актер Владимир Машков, спортсменка Елены Исинбаева, генеральный директор «Эрмитажа» Михаил Пиотровский и прочие приятные и доверенные лица. Или, например, такие известные личности: автор закона об изоляции рунета сенатор Андрей Клишас, автор закона об «иностранных агентах» депутат Леонид Левин, атаман Всероссийского казачьего общества Николай Долуда, принивший активное участие в присоединении Крыма, писатель Захар Прилепин, который воевал на Донбассе и был советником главы так называемой Донецкой народной республики. Для них, понятное дело, Конституция – мать родная. Из 75 членов рабочей группы только 13 – юристы (из них лишь пятеро ­– по специальности «конституционное право»), но это такие пустяки, когда речь идет о защите Родины. Ведь, как сказал когда-то один из «допущенных к столу»: «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России».

В том, что озвученное будет реализовано, можно не сомневаться. Ведь у власти в стране – юристы, они знают, как обращаться с законами. Вместо предусмотренного Конституцией для подобных случаев референдума будет проведен «народный опрос», более того, президент уже пообещал, что поправки будут приниматься «пакетом». Видимо интерпретация вопроса по пакету поправок в Конституцию будет как в фильме «Подкидыш»: «Скажи, девочка, что ты хочешь: чтобы тебе оторвали голосу или ехать на дачу?» Пользователи рунета даже предложили власти два варианта ответов: «Да, я согласен» и «Нет, я не возражаю».

И когда операция с Конституцией закончится, Россия с ядерным оружием и оторвавшийся от реальности Путин останутся вместе до конца.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x