Женская территория

Админы группы "Русские женщины без чувства юмора и их друзья". Справа налево: Лена Руссовская, Рита Волосин, Эсти Шейндерович, Майя Лахтман, Евгения Глухман.

«Русские женщины без чувства юмора и их друзья»

Большинство из тех, кто делится своими историями в “Русские женщины без чувства юмора” - это молодые женщины, которые приехали в Израиль детьми или подростками. Многие из них в той или иной степени отрицали свою идентичность и русскую культуру на первом этапе жизни в Израиле. "Моей единственной мечтой в детстве было стать “фрехой” . Только бы не “вонючей русской”… Элитой в моем районе были восточные евреи, и я хотела стать одной из них", пишут они.

«Слышал, что русские будут принимать у себя Чемпионат мира. Интересно, где они будут принимать, у себя дома или в отеле». Комментарии и шутки, в которых русскоязычных женщин связывают с проституцией, регулярно слышны в израильских СМИ и в частных разговорах. Многие уже просто не обращают на них внимание. Однако эта расистская и сексистская шутка израильского комика, озвученная во время матчей Чемпионата мира в 2014 году, не была обойдена молчанием в соцсетях. Инициировала обсуждение (и осуждение) этого высказывания  Лена Руссовская  — русскоязычная феминистка и  активистка.

Лена создала группу в фэйсбук “Русские женщины без чувства юмора и их друзья”.  Большинство участниц группы — молодые женщины, которых приехали в Израиль в 1990-х годах, будучи детьми и подростками. Они выросли в Израиле и получили здесь образование, большинство служили в армии. Однако личные истории, которыми они делятся в этой группе, свидетельствуют о том, что не все так просто в их отношениях с израильским обществом.

Быть чужой

В Израиле русскоязычных  евреев обычно относят к категории ашкеназов, самой привилегированной группе израильского общества. То есть предполагается, что поскольку приехавшие из СНГ “белые”, то с расизмом они не сталкиваются. Парадокс состоит в том, что тем не менее  к ним относятся как к “другим”, они подвергаются дискриминации, а русскоязычные женщины гораздо чаще становятся жертвой сексуального насилия. Быть женщиной и быть русской —  постоянно сталкиваться со стереотипами и домогательствами. Русские женщины воспринимаются как аморальные и  доступные.

Донна: В 12 лет, возвращаясь из школы, я проходила улицу Ибн Гвироль, на которой был магазин домашних питомцев. Я любила заходить туда и проводить немного времени  с животными. Владелец магазина воспользовался этим. Он сказал, что я могу приходить помогать ему, когда захочу. Когда я приходила, он при любой подвернувшейся возможности пытался меня потрогать… Еще он говорил, что мы, русские девочки, такие симпатичные, что мы красивее израильских девочек… В один прекрасный день он потрогал меня за попу… Я сбежала и больше никогда не возвращалась.

Инородное тело

То, что к тебе относятся как к чужой, — неизбежная реальность повседневного взаимодействия девочек-иммигранток в израильском обществе. Фамилия, акцент, круг друзей — все это влияет на то, кого считают своей, а кого — нет.

Ася: Учителя всегда перекручивали и неправильно произносили мое имя. И каждый раз, когда они раздавали наши контрольные и вголос произносили мое имя, я съеживалась на стуле. Я чувствовала издевку в их попытках произнести мою длинную фамилию. В один прекрасные день я написала на листке: «Ася Леви». Мое сердце стучало в ожидании момента, когда прочтут мое имя, и я смогу почувствовать ту самую магическую «израильскость».

Алиса: Я переехала в 1990-х в очень юном возрасте. Расизм тогда разрастался буйным цветом. Я делала все возможное, чтобы ассимилироваться: быстро выучила язык, не говорила на русском, смотрела и слушала только СМИ на иврите, дружила с израильтянами, и парни у меня потом тоже были израильтяне.

Со временем, по мере того, как русскоязычные девушки выкраивали для себя место в израильском обществе, они все яснее осознавали, что именно выдает их «инородность», —  язык, внешность, одежда, акцент. Они начинали внимательно и следить за своим внешним видом, опасаясь критики и отторжения . Многие женщины в дискуссиях в фб группе “Русские женщины без чувства юмора” описывают стыд, который они испытывали с раннего возраста из-за презрительного отношения со стороны коренных израильтян. В результате многие пытались изменить свое поведение, подстроиться, чтобы избежать насмешек.

Дарья: Я это отрицала, мне было стыдно, я отказывалась говорить на русском вне дома, я делала вид, что не понимаю [русский], боролась с собой, чтобы скрыть акцент — что, в конечном итоге, все равно не сработало. Много лет я думала, что у меня получилось. Поумнела я только после встречи моей семьи с семьей бывшего мужа. Тогда до меня дошло, что мы не ашкеназы и никогда ими не будем.

«Сойти за израильтянку»

Процесс,  о котором часто рассказывают в своих историях представители полуторного поколения, — это попытки «вписаться» и стать израильтянами, пожертвовав при этом своей русской идентичностью. Подстраивались они под тех, с кем жили рядом.

Яэль: Моей единственной мечтой в детстве было стать “фрехой” . Только бы не “вонючей русской”… Элитой в моем районе были восточные евреи, и я хотела стать одной из них.

Участницы дискуссий в фб группу описывают различные средства, которые они использовали, чтобы ассимилироваться и сойти за израильтянок.

Юлия: У меня проблемы с одеждой из-за стереотипов. Несмотря на то, что я стройная, я ношу футболки, ничего открытого, ничего блестящего (в основном черное, коричневое — редко одеваю что-то, что бросается в глаза), никаких юбок, в основном кроссовки… По-моему, в Израиле при таком сочетании русского имени и одежды люди все таки начинают думать, что ты крутая.

С помощью одежды можно влиться, сойти за свою.  Поэтому не случайно, что одежда — один из лейтмотивов многих историй.

Мория: В средней школе я, как и любая другая религиозная девушка в моем городе, носила юбку в пол и красивую фланелевую блузку в клеточку — и все равно меня называли русской шлюхой… В старшей школе, когда я уже не была религиозной, я в основном носила шаровары и широкие рубашки такого кроя, чтобы выглядело неряшливо… Я вообще не соответствовала образу «русской девушки», но люди смотрели на меня и видели то, что хотели видеть, без всякой связи с объективной реальностью.

Дистанцироваться, скрывать, маскироваться, прятаться, притворяться, отрицать и убегать — такие слова использует младшее поколение русскоязычных израильтян (как мужчин, так и женщин) для описание первых лет своей жизни в  Израиле. И все равно, даже поменяв имя, избавившись от акцента, усвоив местные обычаи и радикально изменив свою внешность и одежду, невозможно избежать стереотипов. Израильское общество по-прежнему воспринимает русских как чужих.

Сиван: Вчера во время обеда на работе одна женщина сказала, что она всегда узнает русскую. Как? Потому что у русских на лице написано. А у меня? Во мне она сразу узнала русскую — и не важно, что меня зовут Сиван Коэн, потому что у меня на лице, как и на лицах всех остальных русских, все сразу видно.

Право быть собой

Большинство из тех, кто делится своими историями в “Русские женщины без чувства юмора” — это молодые женщины, которые приехали в Израиль детьми или подростками. Многие из них в той или иной степени отрицали свою идентичность и русскую культуру на первом этапе жизни в Израиле. Сегодня они говорят и пишут на иврите как на родном. Несмотря на отношение израильтян, они хорошо интегрировались в общество, накопили ресурсы, чувствуют себя уверенно и способны за себя постоять.

Мари: Один мужчина 40-50 лет остановил меня на улице по дороге на площадь Рабина и спросил на английском с ужасным израильским акцентом: «Ты же говоришь на русском, да?». Я ему сказала: «Да, что вам нужно? Говорите на иврите!» Он продолжил: «Отлично, но ты же говоришь на русском, да?» Я ответила: «Да, вам нужно что-то конкретное? Я спешу…» Он: «Да, две вещи. Во-первых, у меня тут рядом цветочный магазин, предлагаю тебе подработку. А во-вторых, хочешь быть управляющей сменой в пивном баре? Вообще, похоже, у тебя есть степень». «Спасибо большое, — ответила я ему, — но у меня есть работа, меня все устраивает, и да, у меня есть степень, до свидания».

Сегодня  русскоязычные молодые женщины воспринимают свои взаимодействия с коренными израильтянами по-другом. Они настаивают на праве быть самими собой. Они на собственном опыте поняли, что отношение израильтян к ним не обязательно зависит от того как они выглядят, от имени, акцента, манеры одеваться, выбора партнеров, образования или достижений. Даже когда они полностью усвоили модели поведения и внешности принятые в израильском обществе, они все равно сталкиваются с унизительными замечаниями. «Инородность» русскоязычных женщин всегда присутствует в сознании израильского общества, которое знает, как выглядит «русская женщина», — даже если та женщина, что стоит перед ними, уже очень давно не соответствует стереотипам.

*перевод на русский — Роксолана Машкова, подготовка к публикации — Ася Истошина

Оригинал статьи на сайте «Лига русскоязычных феминисток»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x