Политика

Граница с Сирией. Фото: Hadas Parush, Flash-90

Кто "охладит" стороны конфликта?

Хотя армия продемонстрировала лишь малую часть своих разведывательных и оперативных возможностей в субботу, было бы лучше, если бы ей не пришлось этого делать. Особенно, однако, тревожит то, что в международном сообществе, похоже, вовсе нет «ответственного взрослого», который мог  бы вмешаться и охладить стороны. Россия, гостеприимно принимающая Нетаниягу каждые несколько месяцев, очевидно, осуществляет сотрудничество с Ираном и Сирией, даже в их шагах против Израиля.

Сегодня Израиль и Иран в первый раз находятся в состоянии фронтального противостояния на территории Сирии. В этом – главное значение субботних боевых действий на севере.

Если даже этот раунд противостояния закончится быстро, в долгосрочной перспективе стратегическая ситуация изменилась. Израилю придется принимать во внимание неприятную комбинацию обстоятельств: стремление Ирана действовать против него, растущую уверенность в себе режима Ассада и, что тревожит больше всего, частичную поддержку Россией агрессивной политики, проводимой двумя другими членами этой оси.

Семь лет гражданской войны в Сирии предоставили Израилю свободу действия в сирийских небесах. Когда Израиль обнаруживал угрозу интересам его безопасности, его воздушные силы действовали почти без помех. Правительства, которые возглавлял Биньямин Нетаниягу, удерживали проведенные ими «красные линии» (прежде всего – предотвращение переброски усовершенствованных вооружений Хезболле) и в целом вели разумную и ответственную политику в Сирии, не позволяя Израилю слишком глубоко втянуться в эту войну.

Но в прошлом году обстоятельства изменились. По мере того, как все более ясно вырисовывалась победа режима Ассада в гражданской войне, Сирия возобновила свои попытки сбивать атакующие израильские самолеты. В то же время Иран начал продвигать свои собственные интересы, размещая шиитские милиции в южной Сирии и требуя от Дамаска разрешения на создание морских и авиабаз. Тем не менее, «модус операнди» Израиля на севере не менялся, пока в минувшую субботу Израиль не попал в стратегическую ловушку, которая, возможно, была преднамеренной.

Короткое резюме событий. Иран послал в Израиль беспилотник, вертолет израильских ВВС сбил его. После этого Израиль уничтожил управляющее устройство этого беспилотника, расположенное на сирийской базе вблизи Пальмиры, в южной Сирии. Похоже, что во время этой атаки были впервые убиты иранские солдаты или «советники».

Сирийская армия ответила, выпустив более 20 противовоздушных ракет, одна из которых, очевидно, поразила израильский «F-16I» и вынудила его экипаж катапультироваться над Галилеей. Израиль отреагировал нападением на 12 сирийских и иранских объектов в Сирии, причем это нападение описывается как крупнейшее с 1982 г. (именно в том году в последний раз израильский военный самолет был сбит зенитным огнем).

В эту субботу Израиль добился нескольких оперативных успехов. Он сбил иранский дрон, несмотря на очень низкий радарный профиль беспилотника, и сделал это в выгодном  местоположении, которое позволило израильтянам подобрать части беспилотника; это, возможно, поможет доказать ответственность Ирана. Израиль также уничтожил управляющее средство в ходе сложной дистанционной атаки, а также поразил несколько других объектов.

Но в нынешнюю эру «войн образов» все это останется в тени факта падения израильского самолета и ранения членов его экипажа. Арабы зафиксировали это как большую победу, что раздражило израильтян.

Армии обороны Израиля нужно будет расследовать, каким образом сравнительно устарелая ракета преодолела израильскую воздушную оборону. Нужно будет проверить и поведение экипажа: может быть, самолет летел слишком высоко, пытаясь выяснить, поразила ли ракета сирийскую цель, в то время как другие самолеты соединения совершали маневр уклонения?

Иран уже использовал этот инцидент, чтобы получить заявление, что Израиль не может больше действовать в Сирии. Это тревожащее заявление сделала Россия, которая всего месяц назад принимала Нетаниягу: Москва потребовала от Израиля уважать суверенитет Сирии, полностью проигнорировав проникновение иранского беспилотника в воздушное пространство Израиля.

Стороны могут  продолжить в течение некоторого времени обмениваться ударами из соображений национальной гордости и воздействия на общественное мнение.

В январе 2015 г. в сходных обстоятельствах Нетаниягу проявил необходимую мудрость и прекратил оперативные действия. Израиль тогда обвиняли в покушении на иранского генерала и деятеля Хезболлы (Джихада Мугинье) на сирийских Голанах. Примерно через 10 дней два израильских солдата погибли в результате засады, устроенной Хезболлой вблизи Хар Дов. Израиль, однако, воздержался от мер возмездия, и опасность войны миновала. Сегодня, как и тогда, можно предпринять определенные дипломатические шаги, такие как передача предостережений через посредство Вашингтона и Москвы, прежде чем продолжить опасное скольжение к войне.

Внутри Израиля, как обычно, возникают вопросы о связи между военной эскалацией и полицейским расследованием против Нетаниягу. На следующей неделе полиция, как ожидается, даст рекомендации относительно предъявления обвинений, и в субботу социальные сети и СМИ гудели от высказываний журналистов, политических активистов и других, утверждавших, что эскалация была спланирована главой правительства, чтобы отвлечь внимание от по-настоящему важных тем. Всякий, кто не «покупал» это объяснение, немедленно нарекался сообщником Нетаниягу, хотя все эти достойные аналитики не могли в точности разъяснить, были ли иранцы, запустившие дрон, тоже в сговоре.

Личные и внутриполитические соображения играли свою роль во многих решениях премьер-министра в сферах дипломатии и безопасности. Но для того, чтобы обвинять Нетаниягу, который обычно бежит войны как чумы, в сознательном «разогреве» северной границы, нужно что-то большее, чем безосновательные догадки. Более того, мысль о том, что начальник Генштаба генерал-лейтенант Гади Айзенкот, один из самых прямых и в то же время осторожных государственных чинов, согласился бы участвовать в этом «грязном трюке», смехотворна. Фактически, именно армия заняла «ястребиную» позицию в ходе субботних событий, рекомендовав жесткий удар по иранцам.

Армия еще не сообщила, что, по ее мнению, иранский дрон делал в небе Израиля. Очевидно, он должен был выполнить определенную задачу и исчезнуть, не будучи обнаруженным. Но независимо от цели беспилотника инцидент доказал, что Тегеран не довольствуется оказанием помощи Ассаду или получением порта на Средиземном море; победа режима нужна ему для того, чтобы вступить в соприкосновение с Израилем вдоль его границы.

Нетаниягу и Путин 29 января 2-18 г. Фото: Kobi Gideon ,GPO\Flash-90

Хотя армия продемонстрировала лишь малую часть своих разведывательных и оперативных возможностей в субботу, было бы лучше, если бы ей не пришлось этого делать. Особенно, однако, тревожит то, что в международном сообществе, похоже, вовсе нет «ответственного взрослого», который мог  бы вмешаться и охладить стороны.

Россия, гостеприимно принимающая Нетаниягу каждые несколько месяцев, очевидно, осуществляет сотрудничество с Ираном и Сирией, даже в их шагах против Израиля. А администрация Трампа, возможно, рассматривает эскалацию на севере как средство «взыскать» с Ирана, и, соответственно, побуждает Израиль к продолжению атак. Таким образом, мы можем оказаться на пороге серьезного кризиса, если даже он и не перерастет в ближайшее время в настоящую войну.

Оригинал статьи на сайте «Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x