Интервью

Тивьяев: "Хватит мочить друг друга!"

«Нужно не отталкивать друг друга при дележке электорального пирога, а попытаться этот пирог увеличить — добиться того, чтобы как можно большее количество русскоязычных жителей пришло проголосовать. Повысьте явку. Пусть придет не 30% русскоязычного электората, а хотя бы 50%. И вы все пройдете. А если будете поливать друг друга, то можете опустить явку ещё ниже. И все всё потеряете».

Я знаю Роберта Тивьяева уже много лет. И нет человека в израильской политике, который  был бы мне более симпатичен.

Когда перед написанием этого текста я прослушал запись нашего разговора, то понял, что поместить его расшифровку полностью — это подвергнуть испытанию терпение самых преданных моих читателей. Поэтому это не полное воспроизведение нашей долгой беседы, а тезисный пересказ. Очень частичный, поскольку я думаю продолжить публиковать мнение этого депутата по разным проблемам в других статьях. А поскольку нам предстоят в ближайшее время муниципальные выборы, то я публикую в первую очередь ту часть беседы, которая посвящена голосованию русскоязычного электората.

Роберт Тивьяев

Прежде чем стать депутатом Кнессета, в 2009 году Тивьяев был депутатом городского совета Офакима. Он хорошо знает особенности электорального поведения русскоязычных израильтян и специфику работы местных органов власти.

Мягкая гражданская война

Де Голль говорил, что выборы — это гражданская война в мягкой форме. Один из несомненных плюсов работающей демократии заключается в том, что она позволяет решать скопившиеся проблемы и противоречия общества, не доводя до вооруженных  столкновений. Поэтому фронтальные противостояния и конфликты на выборах неизбежны. У различных групп — разные, а часто и противоположные интересы.

Но Роберт Тивьяев считает, что есть разные виды противостояний: конструктивные и деструктивные.

Конструктивным является противостояние общины, которая отстаивает свои права и интересы. Конструктивным является идеологическое противостояние: между правыми и левыми, между либералами и консерваторами, между социалистами и сторонниками неограниченной рыночной экономики.

Допустим, что все хотят, чтоб было хорошо. Но ответ на вопрос «Что такое хорошо?» — у каждого свой. Поэтому разные варианты, разные планы, альтернативы, опции развития — неизбежно противостоят друг другу. Как и общественные группы с разными интересами.

Это конструктивное противостояние. Ведь «демократия — это сбалансированный шантаж» — как говорил один из основателей американской демократии Томас Джефферсон. Различные группы, имеющие свои интересы и своё видение развития общества, пытаются уравновесить друг друга.

А вот «мочилово» между разными общинными списками — оно деструктивное. Какие идеологические различия есть между двумя, тремя, четырьмя репатриантскими списками, которые делят русскоязычный электорат в том или ином городе? Чаще всего, вообще никакого. Разница — только в формулировках, графике, выбранных лозунгах и фотографиях, которые выставляются на плакаты.

То есть разница не между списками и платформами, а между пиарщиками, которых они могли себе нанять и пропагандистской продукцией, которую они демонстрируют.

Роберт Тивьяев

Зачем мне их войны?!

Тивьяев считает, что русскоязычным спискам нужно не отталкивать друг друга при дележке электорального пирога, а попытаться этот пирог увеличить — добиться того, чтобы как можно большее количество русскоязычных жителей пришло проголосовать.

«Не толкайтесь. Избирателей на всех хватит. Это абсолютно по всем городам то же самое. Повысьте явку. Пусть придет не 30% русскоязычного электората, а хотя бы 50%. И вы все пройдете. А если будете поливать друг друга, то можете опустить явку ещё ниже. И все потеряете».

«Нужно совместно обращаться к избирателю с главным посылом: «Голосуйте за тех, кто вас представляет». Представляет в обоих смыслах этого слова. И будет представлять ваши интересы в городском совете. И представляет себе, какие у вас интересы, проблемы, чаяния».

«Атакуя друг друга, вы заранее делаете так, чтобы люди не пришли на выборы. Вы снижаете явку. И все проигрываете на этом изначально».

— Но ведь нечто подобное происходит и на ивритской улице?

«У нас это не работает. Если один из списков льет грязь на другой — это не прибавляет ему ни одного голоса. В отличие от выборов в Кнессет, русскоязычный электорат плохо относится к войне компроматов на муниципальном уровне. И скорее всего не проголосует ни за тот, ни за другой. Просто решит не мараться, не разбираясь то ли он украл, то ли у него украли. Избиратель скажет себе: зачем мне их войны?!»

Рина Гринберг

Неблагодарная община?

— Ты недавно опубликовал в Фейсбуке хороший пост о Рине Гринберг, которая сейчас баллотируется в мэры Кармиэля, обвинив русскоязычную общину в неблагодарности…

«Скорее, в неготовности отстаивать свои интересы, через своих представителей. Это наша особенность. Именно для нашей общины характерна ситуация, когда, вне зависимости от того, насколько человек выкладывается на благо репатриантов в городе, община его не поддерживает. Более того, люди считают нужным, не разбираясь, не уточняя, огульно, махнуть рукой и сказать, что ничего не сделано».

— Чем это вызвано?

«Во многом это плачевные результаты нашего советского опыта».

— Не совсем преодоленного совка?

«У нас на поколение вмонтирован страх ассоциироваться с другими такими же как ты. Это результат попытки уничтожения еврейских общин на территории бывшего СССР. И так же, как многие евреи в бывшем СССР чурались и стыдились своего еврейства, которое приносило им неудобства, так и тут они боятся ассоциироваться с похожими на себя. Люде не готовы отстаивать свои интересы, боясь попасть под удар из-за своей принадлежности к определенной группе населения — общине выходцев с территории бывшего СССР».

“Котла” давно нет

— Есть желание поскорее перевариться в “плавильном котле” Израиля.

«Желание — есть. А “котла” — уже нет. Уже давно нет. Народ Израиля — это не единая переваренная масса. Народ абсолютно не монолитен. Израиль совсем не однороден. Есть целый спектр цветов, а не единая бесцветная масса. Десятки крупных и мелких общин, групп, общностей, секторов. Подобно тому, как в иудаизме нет Папы Римского, а есть множество синагог, израильский народ — это многоцветная мозаика. Есть члены разных групп, которые существуют внутри общества. Иногда взаимодействуют. Иногда противостоят друг другу. Иногда враждуя, иногда объединяясь во имя своих интересов. Интересов, которые есть у всех и всегда. Которые могут не совпадать. Одни хотят хранить святость субботы, другие хотят в этот день ездить на автобусах, ходить по кафе и магазинам, развлекаться… Одни желают конституцию, другие государства Галахи. Выходцы из Северной Африки считают, что государство является излишне ашкеназским. Выходцы из Эфиопии хотят привезти родственников. Друзы — хотят расширенного представительства на госслужбе и квот…»

— Не население, а концентрированное скопление самовоспламеняющихся противоречий.

«Поэтому различные группы практически регулярно сталкиваются между собой. И это абсолютно нормально, это естественно. Мы все разные! Мы имеем разные желания. И страна у нас маленькая, отнюдь не богатая, так что надо стараться выкроить что-то для себя и тех, кто на тебя похож. Это тем более верно на муниципальном уровне…»

— И только наши люди ведут себя иначе, хотя говорят на одном языке. Не хотят отстаивать свои права. Боятся самоидентификации.

«Хотя сконцентрированы в основном в нескольких больших городах. Хотя община имеет свои общие определенные исключительно присущие ей черты и потребности. Имеет свои проблемы. Кучу разных проблем. Имеет общее прошлое. Резко выделяется на фоне остальных. Но готова отречься от себя в надежде, что это быстро сделает их “израильтянами”. Забывая о том, что они уже израильтяне, но, в отличие от остальных, не относят себя ни к какой общине. И это делает их не больше израильтянами, а недоизраильтянами. Это поведение аутсайдеров. Думают, что все деления на ашкеназов и сефардов, на западных и восточных, на религиозных и светских, на марокканцев, эфиопов и так далее выглядят неактуально. Что это как неактуальные характеристики. Что это имеет отношение, допустим, только к стране исхода или религии, но не имеет социальных последствий… Они ошибаются. Они пытаются перевариться в котле, которого давно нет. И отказавшись от себя, стать никем. Что интересно, никто, кроме русских израильтян, публично не льет гигантские потоки грязи и критики на представителей собственной общины. Никто не думает, что если они не будут голосовать за своих, то будут жить лучше».

— Но вернемся к Рине Гринберг и Кармиэлю?

«Я сейчас не в одной партии с Риной. Но я знаю ее много лет. Я понимаю, сколько сил и времени она вкладывает. Она сделал немало для города. У неё же уже пару десятилетий кличка «няня». Помню, когда она с Мариной Солодкиной (у которой было прозвище «мама») стояла на сцене, то Марина, представляясь, сказала: «мама» (показав рукой на себя) и «няня» (указав на Рину Гринберг). Рина заслуживает поддержки. Она заслуживает признательности своего электората. Поддержите ее, дайте ей крепкий тыл, покажите, что русскоязычные израильтяне готовы отстаивать свои интересы. Продвигать своих представителей. Что своих не бросают. И Рина Гринберг докажет, как много она может сделать для вас и для города. Дайте ей силу работать на вас».

Роберт Тивьяев и Ципи Ливни в школе имени Иоанны Жаботинской

Голосуйте за свои интересы

— То же самое Вы можете сказать жителям других городов?

«Я считаю, что как можно больше русскоязычных должны прийти на выборы и голосовать за свои интересы. Ресурсы, напомню, ограничены. За них идет борьба. На отказывайтесь от своей доли».

— Ведь «пряников сладких всегда не хватает на всех»

«Представители каждой общины заботятся в первую очередь сами о себе. Те, кто этого не делают, получают что-то по остаточному принципу (если получат вообще). Избиратели должны выбрать тех кандидатов, которые наиболее полно представляют их интересы. Во всех вопросах. Начиная от воспитания детей и до подготовки домов к землетрясению. От работы магазинов и малых бизнесов и до загрязнения воздуха. А кандидаты должны прекратить лить грязь друг на друга и сконцентрироваться на том, чтобы как можно больше русскоязычных избирателей дошли до избирательных участков. И тогда будет хотя бы надежда на то, что кандидаты, которые получат достаточную поддержку, будут, соревнуясь друг с другом, действовать на благо своей общины».

Продолжение следует

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x