Политика

Photo: Miriam Alster/Flash90

Нетаниягу: кольцо сжимается?

Нетаниягу выглядел вчера вечером, как серийный подозреваемый, который почувствовал, что кольцо вокруг него сжимается. Вопрос сейчас в том, к чему Нетаниягу стремится? Нет сомнения в том, что самой надёжной для себя защитой он видит пост главы правительства. Он уверен в том, что на слушание в прокуратуру лучше всего прийти в качестве действующего премьер-министра, ещё лучше – после выборов, на которых он снова получит доверие и поддержку большинства граждан.

«Мне неизвестно, кто станет следующим генеральным инспектором полиции, — сказал вчера глава правительства Биньямин Нетаниягу активистам партии «Ликуд». – Но тому, кто займёт этот пост, предстоит долгая и трудная работа по восстановлению. Уровень доверия общества полиции весьма далёк от рекордных показателей».

Это верно, но никто также не знает, кто будет следующим главой правительства, которому предстоит не менее трудная работа: по восстановлению демократии, по прекращению охоты на ведьм в правоохранительных органах, по возвращению гласности в систему правления, ликвидации коррупции и изгнания коррупционеров из властных структур, по искоренению культуры лжи и подстрекательства, предотвращению раскола в обществе и разжигания страстей.

Нетаниягу выглядел тревожным и растерянным, он явно был близок к истерике на церемонии зажигания ханукальной свечи в Кфар-Маккабии. Значительную часть своего выступления он посвятил актуальным для него вопросам и обрушился с нападками на полицейских следователей и уходящего в отставку генерального инспектора полиции Рони Альшейха. Подобно утопающему, который хватается за соломинку, Нетаниягу выложил всё, что у него накопилось, а накопилось у него не так уж много, чтобы изобличить следователей, в лучшем случае – в предвзятости, а в худшем – в преступных намерениях. Это, прежде всего, дело Галя Гирша, «документ Ицхаки», работа Лиора Хорева в должности советника генерального инспектора, намёк Альшейха на то, что глава правительства отправил детективов, чтобы они следили за следователями и ещё немного в том же духе.  Всё это относится к жанру народного творчества: хороший заголовок, не имеющий никакого юридического значения.

После этого, глава правительства перешёл к изложению фактов по его версии: он не совершил абсолютно ничего предосудительного, когда, в качестве министра связи принимал решения по делу Безека и Шауля Аловича, своего доброго друга и компаньона по рекомендуемому обвинительному заключению. Эти трактовки давно всем известны. Он уже много раз всё это утверждал, в том числе, и на допросах в кабинетах полицейских следователей. Но это не произвело на них никакого впечатления.

Главное здесь – это формулировка «коррупционная система взаимоотношений», подкреплённая огромным множеством доказательств всех видов. Обсессия Нетаниягу и его супруги, тема «вечного преследования», стремление получить позитивное отношение в не очень влиятельных средств массовой информации привела его к уголовно наказуемым деяниям, изложенным в выводах полицейского расследования. Согласно подозрению, его дела привели к пополнению банковского счёта Аловича на сотни миллионов шекелей – за счёт налогоплательщиков, израильских граждан.

В будущем станут известны свидетельские показания двух государственных свидетелей – бывшего генерального директора министерства связи Шломо Фильбера, который изображает из себя невинную овечку и образец честности и принципиальности, и Нира Хефеца, советника семьи Нетаниягу по связям с прессой, который превращал в руины всё, к чему когда-либо прикасался. По крайней мере, на этот раз, имеются записи сотен часов устных показаний. Без них, по всей видимости, не имелось бы доказательной базы для  серьёзных обвинений против Биньямина Нетаниягу, Сары, Шауля и Ирис.

«Необоснованные обвинения», «явное столкновение интересов», «тенденциозные расследования», «направленные утечки информации», «не Биби – не расследуем» и «ничего не будет, потому, что ничего не было» – так Нетаниягу стрелял во все стороны. Публика горячо поддерживала, присутствовавшие депутаты Кнессета сочувственно кивали, но мяч уже в руках прокуратуры, и в скором времени он ляжет на стол юридического советника правительства. Хочется надеяться, что решения будут приняты им на основании собранных улик, а не нытья. Документы, деньги, записанные высказывания – они будут играть главную роль, а не странные и дикие речи «серийного подозреваемого», который чувствует, что кольцо вокруг него сужается.

Главный вопрос сейчас в том, чего хочет Нетаниягу, к чему он стремится? Нет сомнения в том, что самой надёжной для себя защитой он видит пост главы правительства. Он уверен в том, что на слушание в прокуратуру лучше всего прийти в качестве действующего премьер-министра, лучше всего – после выборов, на которых он снова получит доверие и поддержку большинства граждан. Это главное, что ему нужно. Но будет ли он вновь избран и отделается лёгкой судебной сделкой, или же лучше пойти на суд?

Пока же он укрепляет своё положение в своей преданной партии и в правящей коалиции. Вчера БАГАЦ предоставил правительству ещё одну отсрочку, скорее всего, последнюю, (хотя, кто знает?), для того, чтобы принять новый закон о мобилизации в армию. Отсрочка в полтора месяца, до середины января 2019 года. К этому времени либо Кнессет будет распущен и объявлены досрочные выборы в середине мая, либо коалиция продержится ещё два месяца до весенних парламентских каникул. В последнем случае, выборы состоятся в срок – в сентябре. Решение будет принимать один человек, и руководствоваться он при этом будет исключительно соображениями своей личной юридической выгоды. Захочет – распустит Кнессет, захочет – продолжит каденцию.

Депутаты Кнессета и министры от «Ликуда», часть которых пребывает в волнении из-за задержки ряда назначений, соревновались друг с другом в выражении своей поддержки подозреваемому. Большинство из них в точности выполняло указания с улицы Бальфура; вновь и вновь звучали сетования на «селективное правосудие». Разумеется, обвиняли полицию, которая «заранее определила для себя цель». Даже те из министров, которые пытались сохранить государственность, опозорили себя глупыми и подлыми высказываниями, вроде «Я уверен, что рекомендации полиции не имеют под собой реальных оснований». Это было сказано министром науки Офиром Акунисом. Вы уверены в отсутствии оснований? На каком, спрашивается, основании? «Я уверен, что юридический советник не примет рекомендации полиции», — заявила министр по социальному равенству Гила Гамлиэль. Дайте им заработать, они же выступают за закон о лояльности государству!

Рони Альшейх. Фото: Flash-90

Другой повторяющийся мотив – это нападки на генерального инспектора Рони Альшейха, который предпочёл завершить свою каденцию  рекомендациями по делу Нетаниягу. К огромному сожалению, подобные настроения распространились и в средствах массовой информации. Комментаторы, критиковавшие генерального инспектора в студии, возмущались тем, что он не опубликовал свои рекомендации неделей или двумя ранее. Скандал! Наивные телезрители у себя дома могут подумать, что время публикации объясняется изначальной враждебностью к главе правительства и его супруге.

Момент, выбранный для публикации, возможно, действительно проблематичный. Генеральный инспектор полиции руководствовался соображениями мести? И это вполне может быть. Но все эти доводы блекнут рядом с подозрениями против главы правительства по трём уголовным делам, и «Дело 4000» – самое серьёзное из них.

*Мнения  авторов могут не совпадать с позицией редакции

Оригинал на сайте «Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x