Социальные вопросы

Рики Коэн-Бен Лулу, источник: личная страница в Фейсбуке

Бороться за право на свет

В честь праздника Песах мы публикуем рассказы о персональном "выходе из рабства" в наши дни. Героиня этой статьи - Рики Коэн Бен-Лулу, многодетная мама и активистка: "…Тогда она стояла перед дверью чужой квартиры с отмычкой в руках, и нисколько не сомневалась в том, что идет на правое дело... Сегодня она выступает в кнессете и на различного рода конференциях, объясняя, каково приходится женщинам, оказавшимся с детьми на руках и без крыши над головой. " 

…Она стояла перед дверью чужой квартиры с отмычкой в руках, и нисколько не сомневалась в том, что идет на правое дело.  У нее не было другого выхода: трем ее маленьким детям нужна была крыша.

Конечно, она не собиралась быть взломщицей, и пока училась в школе, мечтала, как все девочки, о прекрасном будущем с принцем. Но вышло несколько иначе. Судьба соединила ее с уборщиком мусора в том же супермаркете, где она работала кассиром, и у молодых родились вскоре один малыш за другим.

Одна беда: несмотря на то, что оба они с мужем работали, их крохотных зарплат не хватало на съем самой плохонькой квартиры в Иерусалиме — городе, где она родилась и выросла. Обращения в службы, которые могли бы помочь многодетной семье, оставались без ответа – столица знавала и более тяжелые социальные случаи. И однажды знакомые подсказали адресок: в старом районе простаивает амидаровская квартира, в которой уже давно никто не живет. Почему бы, подумала она, не дать, наконец, справедливости свершиться? Она взяла инструмент и ударила по замку. Дверь распахнулась. Перед ней предстала страшная картина: помещение, пустовавшее много лет, трудно было бы признать жилым…

Этот детектив пришелся на самое начало жизненного пути Рики Коэн Бен-Лулу. Сегодня, по прошествии многих лет, она, активистка Форума за социальное жилье, выступает в кнессете и на различного рода конференциях, объясняя, что женщинам, оказавшимся с детьми на руках и без крыши над головой, приходится особенно тяжело, и требуется широкая общественная поддержка, чтобы подвигнуть, наконец, правительство, на принятие действенной социальной программы. А тогда ей, молодой матери с тремя детьми на руках, пришлось защищать свои права в суде. Вскоре после заселения, когда она с мужем потихоньку, собственными силами, привела квартиру в более-менее жилой вид, к ним заявилась полиция. Компания «Амидар» подала на супругов в суд. Процесс длился четыре года. Но они все-таки выиграли дело.  — Для меня это был первый урок социальной справедливости, – рассказывает Рики. — Мы сумели не только отстоять у государства жилье, но и доказать, что хотя взлом — не лучший способ приобретения крыши над головой, но это все-таки лучше, чем скитаться по углам с маленькими детьми.

Я не случайно знакомлю наших читателей с историей, связанной с семьей коренных израильтян. С самого начала Большой алии мы постоянно сетуем на то, что русскоязычным репатриантам во во всем обходят стороной по сравнению с «сабрами» — особенно в плане предоставления социального жилья. И это во многом справедливо. Однако на поверку выясняется, что страна не менее прохладно, мягко говоря, относится и к «стопроцентным» израильтянам. Социальная тема остается острой для всех слоев общества.

Четверть века назад в очереди на государственное жилье стояли, согласно статистике, свыше 50 тысячи человек. Это были, в основном, «русские» репатрианты. Не желая кардинально решать проблему, правительство цинично надеялось, что со временем она «рассосется» сама собой – пожилые потихоньку уйдут в мир иной, и очередь растает, как белый дым. Но… спустя два с лишним десятилетия оказалось, что очередь не только сократилась, но и выросла – сегодня более 60 тысяч израильтян нуждаются в государственном жилье. Среди них – и репатрианты уже 2000-х годов, которые не смогли и не могут приобрести квартиры из-за их дороговизны, и «сабры», которых подкосила дороговизна жизни последних двух десятилетий. Даже работающие семейные пары типа семьи Рики Коэн Бен-Лулу не могут ни снять нормальное жилье, но, тем более, купить его.

Рики Коэн-Бен Лулу, источник: личная страница в Фейсбуке

— Известна поговорка: в жизни важны  три вещи — у кого родиться, на ком жениться и у кого учиться. Сегодня много говорится о том, что принадлежность к социальным случаям — явление наследственное. С вашей точки зрения, оно преодолимо?

— Я родилась в «Амидаре» и живу в нем всю жизнь. Моя мама —  репатриантка из Чили. Приехала в Израиль в 1975 году в надежде на то, что в еврейской стране у нее все сложится благополучно. Ей, действительно, повезло – предоставили социальное жилье в Мевасерет Цион. Через год родилась я. Конечно, были мечты, но реальность нас не спрашивает, чего мы хотим. Чтобы получить хорошую профессию, нужны деньги, а откуда они у таких, как я? А отсюда – и круг знакомств.

Люди, продолжает Рики, тянутся к таким, как они сами: они понимают друг друга, у них одни проблемы. Но убогое жилье, я считаю, корень проблемы. Не только для детей – для всей семьи. Мы привели отвоеванную квартиру в порядок, но жизни в ней уже не получилось. У нас родились еще двое детей, средств не хватало, и муж из-за постоянных проблем сломался, стал буянить, избивать меня. В конце концов, я с пятью детьми оказалась в убежище для женщин, подвегшихся насилию в семье. Через год я попросила социальные службы дать мне какое-нибудь жилье, чтобы я могла жить отдельно от  мужа и продолжать работать в магазине. Мне очень хотелось встать на ноги и поднимать детей. Но только спустя несколько лет благодаря депутату кнессета Рану Коэну мне выделили, наконец, квартирку… без окон. Представляете?! Для пятерых детей! Спустя несколько лет новой борьбы мне предложили жилье в Ашдоде. Вошла в квартиру, там окна настоящие, и я подумала — боже мой, какое счастье: окна, дети будут расти и видеть дневной свет. Дом конечно, очень старый, но в нем есть свет, и это значит, что я не зря боролась. Но тысячи других, я знаю, продолжают бороться за свет в своей жизни, и потому я присоединилась к организации, которая поставила своей целью добиться решения этой проблемы.

— Каким образом?

— Я этим живу, думаю об этом с утра до вечера. Участвую в демонстрациях, в обсуждениях на различных собраниях и в кнессете. И самое главное, объясняю женщинам, что они не должны чувствовать себя униженными и обделенными, а должны добиваться своих прав. Мне приятно, что рядом со мной немало русскоязычных активисток, для которых борьба против социального неравенства тоже стала частью жизни.

— Можно говорить о реальных достижениях этой борьбы?

— Мы заставили министерство строительства изменить критерии для предоставления социального жилья.  Одна из проблем состоит в том, что, с одной стороны, имеются сотни пустующих квартир, а с другой — огромная очередь нуждающихся в жилье. И зачастую те, кто стоят в этой очереди, не подходят по критериям к тем квартирам, которые пустуют, и наоборот. Мы заставили пересмотреть эти критерии в пользу матерей-одиночек с двумя-тремя детьми, которые до последнего времени вообще не имели практически шансов на получение социального жилья. Эта проблема усугубляется еще и тем, что, пытаясь снять жилье на частном рынке, матери-одиночки оказываются нередко жертвами хозяев-насильников: те прямо говорят: «У тебя мало денег, чтобы платить за квартиру, так я натурой возьму».

Наш форум довел до общества данные о том, что, несмотря на широкую распродажу фонда социального жилья, новое практически не строится. За двадцать лет продано квартир на 2,2 миллиарда шекелей, однако, вопреки закону от 1998 года, требующему, чтобы все эти средства были направлены на покупку новых квартир, деньги уходят совсем на другие цели. Количество социальных квартир снизилось за эти годы со 100 тысяч до 40 тысяч…

— Только что в печати появилось сообщение о том, что «Амидар» совместно с министерством строительством намерены закупить 940  квартир в качестве социального жилья. Причем, среди 65 населенных пунктов, где будет осуществлена эта покупка, многие расположены в городах центра страны – Тель-Авиве, Холоне, Петах-Тикве, Бней-Браке, Нетании, Рамле, а также в Иерусалиме и Хайфе. Ситуация меняется?

— Несомненно, почти тысяча дополнительных квартир – это заметная прибавка. Но я уже называла общую цифру очереди в несколько десятков тысяч человек. При том, что только в 2014-2016 годах страна продала 5 тысяч единиц социального жилья, закупает она сегодня всего 940.  Кроме того, заметьте, речь идет не о новых квартирах, закупаемых у подрядчиков, а о квартирах со вторых рук, и неизвестно, какого качества это жилье. Но главное — в другом: количество социального жилья в Израиле составляет 3 процента от общего объема жилья, и это один из самых низких показателей среди развитых стран мира.

Полностью статья была опубликована 29.3.18 в газете «Новости недели»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x