Общество

Константин: "После интервью, которое я дал на 9 Канале, большая часть моей семьи со мной не общается - они не знали всего… "

Право на любовь

Россиянина Антона, которому после 7 лет жизни в Израиле должны были дать временный вид на жительство с правом на работу и медицинское обслуживание, выслали, заподозрив, что его связь с израильтянином Костей - фиктивная.

В начале февраля напротив МВД Израиля в Тель-Авиве прошла демонстрация, участники которой протестовали против разлучения гей-пары. Россиянина Антона, которому после 7 лет жизни в Израиле должны были дать временный вид на жительство с правом на работу и медицинское обслуживание, выслали, заподозрив, что его связь с израильтянином Костей — фиктивная. Антон, подчиняясь решению МВД, уехал, а Костя (фамилия есть в редакции) решил бороться за свою семью. 

Демонстрацию мало кто заметил — народу было немного, тема не такая горячая, как высылка, скажем, нелегалов. Ведь нелегалам на родине грозит смерть, а гею, которого отправили в Россию после 7 лет жизни в Израиле всего-навсего разрушенная семья. Полное неприятие родных. Ну, может, побьют немного, подумаешь. А Косте, который приехал в Израиль ребенком, отслужил тут в армии, открыл небольшой бизнес и думал, что может жить с тем, кого любит…  совсем ничего не грозит. Во всяком случае —  физически, ведь он все же живет в Тель-Авиве, самом свободном городе в мире. 

— Когда вы начали процесс натурализации?

— Мы с Антоном познакомились в 2009 году, а в 2010 начали жить вместе в Тель-Авиве и подали документы в МИД. Потом каждый год ходили на собеседования, собирали документы и фотографии, доказывая то, что мы — пара. Через 4 года подали прошение на оранжевое удостоверение личности для Антона. Но нам отказали…

— Почему?

— В МВД нам сказали, что мы не навещали вместе родителей. Но моя семья не очень меня поддерживает. А теперь, после интервью, которое я дал на 9 Канале, большая часть моей семьи со мной не общается — они не знали всего… 

— А семья Антона?

— Живут они в России и даже не в курсе того, что Антон — гей. Они до сих пор думают, что Антон живет в Израиле с девушкой. 

Пикет в поддержку Антона и Константина. «МВД, верните Антона в Израиль!»

С 2010 года Антону продлевали визу сначала раз в год, потом — раз в три месяца. Собеседования длились по 2.5 часа с каждым по отдельности и чрезвычайно  изматывали. Каждый раз в МВД с парнями разговаривали грубо и пристрастно, как с преступниками. Придирки были такого порядка: не смогли вспомнить, что ели на ужин, перепутали имя папы и брата… Одним из требований МВД были так же письма от  родителей и членов семьи, но к сожалению парни таких писем предоставить не смогли:  родители не знают, либо резко негативно относятся к этой части жизни своих детей и поддержки и помощи от них ждать не приходится.  В конечном итоге,  не смотря на свидетельства  близких Антону и Косте людей, решающими для МВД оказались показания соседа, который ребят гей-парой не признал. И это факт вызывает некоторое недоумение: с одной стороны в русскоязычной общине, да и не только в ней, довольно сильны проявления агрессии и неприятия по отношению к гомосексуалам- последние стараются не афишировать свои отношения, избегая даже таких проявлений близости как прогулки за руку, не говоря уже об объятьях и поцелуях в общественных местах, стараясь не провоцировать конфликт с окружающими, а с другой стороны чиновник Министерства выносит свое решение, опираясь на слова совершенно постороннего человека… 

Ребятам пытались помочь все: коллеги по бизнесу, друзья, Костя нанял адвоката… но ничего не действовало. МВД постановил, что Антону следует покинуть страну, и потом, уже из России, собирать документы и сделать еще одну попытку переехать к Косте. С лета 2017 года, когда Антон уехал, ребята с двух сторон собирали документы и готовились к решающему интервью.

— В сентябре 2017 я получил письмо от директора Тель-Авивского отделения МВД Натали Ор-Хен, и смысл там был такой: мы вам не особенно верим, но дадим второй шанс, готовьтесь к встрече в декабре 2017… а 3 января 2018 пришло письмо о том, что во въезде Антону отказано. Я пришел в отделение МВД в Тель-Авиве, и не уходил до тех пор, пока не добился встречи с директором. Она сказала… что просто не знала, что с момента высылки Антона должен пройти как минимум год. Как такое может быть? 

— Задавала дополнительные вопросы?

— Спрашивала, поддерживаем ли мы с Антоном связь… мы 7 лет жили вместе, Антон — моя семья, у нас общий бизнес, как я могу не поддерживать с ним связь? Только потому, что МВД кажется, что мы их обманываем.

— И что ты думаешь делать?

— Бороться. Вот провели пикет, на который пришло не так уж много народу, но спасибо тем, кто нашел силы и время нас поддержать. Также я начал в интернете сбор подписей в нашу поддержку. 

— Думаешь, это поможет?

— Я надеюсь,  что мой партнер вернется в Израиль, потому что это человек, с которым я хочу прожить всю жизнь, и за которого я буду бороться до последнего. И мне очень хочется, чтобы нас не выживали из страны, и не пришлось переезжать куда-то… 

Подписать петицию в помощь Антону и Косте можно здесь

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x