Общество

Фото: David Cohen/Flash90

Верующий? Направо!

Почему в Израиле так много правых? Если вы думаете, что из-за пост-ословского террора, Второй интифады и выхода из Газы, то смею вас уверить: вы ошибаетесь. Главным маркером правизны в Израиле является религиозность. Все вышеописанные события должны были в равной степени повлиять на светских и на религиозных, однако гигантский разрыв во взглядах между ними как существовал до Осло, так сохраняется и сейчас – он обусловлен именно религией.

Ты старый, если тебе кажется, что выборы, прошедшие четыре года назад, были буквально вчера, и ты питал точно такие же скромные надежды, умом понимая, что шансов нет, а потом писал статью, объяснявшую результаты. А за теми выборами маячат в туманной дали еще одни и еще одни, и сколько таких еще будет?

Биби кажется непотопляемым, да он такой и есть, поскольку знает простую истину: правых в Израиле больше, чем левых. У Биби есть только два способа потерять власть: заметно проиграть другой партии или пойти под суд. Поэтому каждый раз перед выборами, когда его конкуренты собирают очередную рать, он все же немного нервничает: разрыв в четыре-пять и более мандатов уже опасен, кто-нибудь может переметнуться на сторону победителя. А вот в равенстве по мандатам или даже в небольшом проигрыше нет ничего страшного: все обычные союзники тут же, под рукой, никуда не денутся.

Прежде чем в очередной раз посыпать голову пеплом и думать, что же мы сделали не так, давайте попробуем сделать шаг назад и охватить взглядом нашу картину маслом целиком. Почему в Израиле так много правых? Если вы думаете, что из-за пост-ословского террора, Второй интифады и выхода из Газы, то смею вас уверить: вы ошибаетесь. Главным маркером правизны в Израиле является религиозность. Все вышеописанные события должны были в равной степени повлиять на светских и на религиозных, однако гигантский разрыв во взглядах между ними как существовал до Осло, так сохраняется и сейчас – следовательно, он обусловлен именно религией. Рискну предположить, что некоторые второстепенные маркеры – уровень образования, экономическое положение – во многом тоже связаны с религиозностью.

Также рискну предположить, что светские, на взгляды которых повлияли неудачи и трагедии мирного процесса, сдвинулись не дальше, чем центр, максимум — правый центр. То есть потенциально они все еще готовы к переговорам и к поиску компромисса, тогда как религиозным свойственна лютая непримиримость: 81.5% «датиим» (среди «масортиим» и «харедим» этот показатель чуть ниже, хотя, в целом, картина такая же) относят себя к правому лагерю, 6 – к правому центру, 11 – просто к центру, а доля левого и левоцентристского крыла – НОЛЬ процентов.

В одном из прошлых текстов я разбирал тему повального расизма в рядах израильских верующих, отличающего их, например, от большинства верующих евреев диаспоры. То есть проблема не в самой иудейской вере, которая вполне может сочетаться с левыми взглядами, а в ее израильской редакции. Именно в Израиле, не будучи стесненным нормами внешнего общества и политкорректностью, питаясь общим духом милитаризма и национализма, иудаизм может беспрепятственно развивать такие отвратительные концепции как еврейское превосходство и религиозное «право на землю».

В израильском электоральном ландшафте все еще существует одна аномалия, одно исключение из правил: это – русскоязычные избиратели, в массе своей неверующие и даже ярые антиклерикалы, образованные, принадлежащие к среднем классу и, тем не менее, до сих пор сильно кренящиеся вправо относительно коренных израильтян с тем же социоэкономическим профилем. Учитывая, что русскоязычные составляют не менее четверти от всех светских израильтян, они заметно влияют на статистику в этой группе. Сейчас взгляды в ней распределяются таким образом: правые – 25%, правый центр – 20%, центр – 26%, левый центр – 10%, левые – 13%. Если бы русскоязычные не выделялись своей правизной, соотношение, скорее всего, изменилось бы до полного равенства между левым и правым блоками или даже до небольшого перевеса левого. Кроме того, я считаю, что «чистые» центристы, хотя идеологически и не вполне готовы к достаточным для достижения мира уступкам, могли бы поддержать мирный договор, если бы он был разработан и предложен. Блокируют подобное развитие событий только правые и частично правый центр, но этого вполне достаточно, учитывая, что правых среди евреев 44% (спасибо религиозным).

Если бы не «русская электоральная аномалия», блок «левые + центр» перевесил бы правый блок, вменяемая центристская партия смогла бы создать левоцентристскую коалицию с минимальным присутствием религиозных партий и покончить с многолетним застоем на всех фронтах.

Естественно, я понимаю, чем вызвана правизна русскоязычных израильтян. Я знаю, что в русскоязычной среде сильны презрение к правам человека, племенная ментальность, светский еврейский шовинизм, расизм, имперский милитаризм. Отнюдь не последнее место в ряду причин занимает шовинизм интеллектуальный: убежденность в том, что благодаря «советскому образованию» они умнее и рациональнее гнилой израильской интеллигенции. Особенно смешно это выглядит в сочетании с невежеством – подчас вопиющим – в вопросе арабо-израильского конфликта (это не значит, что все правые невежественны, но, по моим наблюдениям, по мере приобретения знаний в этой области люди обычно сдвигаются влево, а не вправо).

Вот почему так и подмывает спросить: дорогие русскоязычные израильтяне, если вы такие рациональные, почему ваши взгляды настолько коррелируют со взглядами людей, обращающихся за советом к сборнику древних ближневосточных сказок и к воображаемому другу? Вас это не смущает? Нигде не жмет? Не подталкивает к перепроверке ваших позиций? Возможно, вы где-то что-то упускаете? Скажи мне, кто твой друг…

Правизна «русских» — залог не только продолжения оккупации, но также сохранения и укрепления влияния религиозных партий. Проще говоря, «русские» дружат с религиозными против арабов, считая первых меньшим из зол. Я не буду говорить о справедливости такой оценки, но факт остается фактом: устойчивая электоральная поддержка «русскими» правого фланга дает возможность раз за разом создавать узкие коалиции с огромной долей религиозных депутатов. Именно это несоразмерное влияние на государственную политику помогает израильским религиозным не только поглощать неимоверное количество бюджетных денег, но и эффективно противостоять всемирному тренду секуляризации. Субсидии харедим минимизируют их соприкосновение с внешним миром, клерикализация школьного образования гарантирует достойную смену. Бесчисленные религиозные НГО, борющиеся с отходом от религии, получают деньги из бюджета, а редкие организации, ставящие перед собой противоположную задачу – нет. Вот почему отход от веры, ставший массовым явлением в западном мире, в Израиле не может справиться с демографическим напором религиозных. Их доля в обществе медленно, но верно растет.

65% «датиим» и 89% «харедим» считают, что Галаха должна превалировать над принципами демократии. Пока что они в меньшинстве, поскольку «хилоним» и «масортиим» придерживаются иных взглядов. Однако религиозные, как мы уже сказали, обладают несоразмерным влиянием на израильскую политику, которое позволяет им проводить ползучую клерикализацию и блокировать инициативы, пользующиеся широкой поддержкой в обществе (гражданские браки, общественный транспорт по субботам и т.д.), постепенно наращивая свою долю в населении. Это уже – динамика снежного кома, причем русскоязычный электорат активно помогает катить его по склону.

Если вы хотите знать, чем вы можете заняться в промежутке между выборами, чтобы как-то повлиять на курс нашего «Титаника», то вот вам ответ: говорите на родном языке с другими его носителями, объясняйте, убеждайте, задавайте неудобные вопросы. Как неисправимый оптимист я считаю, что шанс есть. За работу, товар

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции
Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x